Удивительные приключения белорусских русофилов в Беларуси, или «дело разжигателей»

Первая особенность «дела разжигателей» в том, что это дело полностью идентично «делу Шеремета» двадцатилетней давности (я потом объясню, почему).

Вторая же особенность белорусского «дела разжигателей» в том, что обвиняемые – либо действующие сотрудники белорусского идеологического аппарата, либо продукт жизнедеятельности белорусской системы идеологического образования и воспитания.

Арест пропагандиста – сюжет, подробно разработанный ещё Ильёй Ефимовичем Репиным. Если вы готовите пиар-акцию «Арест пропагандиста» и вам нужна картинка, то Репин вам в помощь, как говорится.

112261662_vasiliy_kolotev_arest_propagandista_medvuytrezvitel

Кстати, о картинках. Лет десять тому в Беларуси уже был процесс разжигателей. Тогда по 130-й статье пошёл борисовский журналист Сдвижков, который опубликовал карикатуры на пророка Мухаммеда и получил за это «пятёрку». Но это вам так, для освежения памяти.

«Где же связь разжигателей с белорусским идеологическим аппаратом?» — спросите вы. Да вот же она. Смотрите сами.

Доцент Юрий Сергеевич Павловец — преподаватель-обществовед одного из самых продвинутых белорусских университетов. Вот тут у меня список литературы, которую Юрий Сергеевич рекомендует своим студентам.

image-6

Сергей Алексеевич Шиптенко – тот и вовсе главный редактор белорусского научно-теоретического, научно-практического и научно-методического издания — журнала «Новая экономика», редакция которого, я цитирую, «занимает определенную идеологическую ориентацию и политическую позицию, поддерживая усилия Главы белорусского государства, направленные на интенсификацию социально-экономического развития Республики Беларусь». Совсем недавно при поддержке Белинвестбанка Сергей Алексеевич выступал в Белорусском Доме прессы вместе с другими такими же белорусскими учёными.image-7

Журнал “Новая экономка”, кстати, имеет статус научного рецензируемого издания, то есть публикации в нём считаются научными текстами и учитываются при соискании учёной степени кандидатов и докторов наук.image-5a

Димитрий Алимкин – выпускник Академии управления при Президенте Республики Беларусь, юрист с многолетним стажем. И редкий вид белорусского дауншифтера, по всем признакам, коль скоро оставил хлебную службу юриста в страховом обществе и подался в школьные сторожа.

Юридически они, разумеется, никакие не журналисты «Регнума». Они «авторы», именно так их называет руководитель «Регнума» Юлия Крижанская.
Объясняю, почему так, а не иначе.
В соответствии с п.6 ст.1 Закона «О средствах массовой информации» журналистом иностранного СМИ признается лицо, занимающееся сбором, редактированием и созданием (подготовкой) информационных сообщений и (или) материалов для юридического лица, на которое возложены функции редакции средства массовой информации, зарегистрированного за пределами Республики Беларусь, связанное с этим юридическим лицом трудовыми отношениями.
Проще говоря, участники “банды разжигателей” a.k.a. члены суполки белорусских авторов «Регнума», не числятся в штате редакции «Регнума», а сотрудничают с ней на других правовых условиях (договор подряда, авторский гонорар и т.п. ) Ergo, они не могут считаться журналистами иностранного СМИ.
Поэтому на них, к примеру, не распространяются ни требования получения обязательной аккредитации МИД, ни ответственность за её отсутствие. Что же побудило их взяться за перо? Мне хочется верить, что за перо они взялись по зову сердца. А какие у меня причины в этом сомневаться, собственно?
Но есть и другая версия, не хуже прочих. В циничных коллективах редакций серьёзных профессиональных СМИ авторов-инициативников негласно числят по разряду городских сумасшедших. Потому что любой профессиональный журналист знает – нормальный человек слать свои тексты/письма/размышлизмы/стихи в газету не станет ни в каком случае. При этом журналисты не звери, а редакционное начальство требует «голос глубинки» и «вести с мест». Поэтому более-менее вменяемых внештатных авторов опытные журналисты предусмотрительно держат про запас, время от времени публикуя присланные ими тексты, а взамен осчастливливают скромными гонорарами.
И, разумеется, тексты внештатных авторов подвергаются безжалостной редакторской правке. Просто чтобы автор вдруг о себе не возомнил.
Помимо этого существуют требования формата. Как редакция задаёт авторам формат — видно из переписки. «Попопсовей мотив, и стихи... И всю жизнь получать гонорар...» Классика!pawlawec-ganarar2
Теперь немножко о «Регнуме» в Беларуси. «Регнум» в Беларуси – «одиозный», «пресловутый», «маргинальный», и, натурально, «пропагандистский» ресурс. Без этих прилагательных «Регнум» в Беларуси не упоминается никогда.
Я решил посмотреть, насколько он для Беларуси маргинальный. Потому что маргинальность, в отличие от одиозности, например, поддаётся статистическому учёту.
Вот здесь количество посетителей, зашедших из Беларуси на сайт «Регнума» 8 декабря, в день первого ареста членов «банды разжигателей». 14 тысяч 435 белорусов побывали тогда на этом сайте.image-3a

А вот посещаемость белорусских сайтов в этот же день, 8 декабря. Я выбрал сайты-антагонисты «Регнума»: «Нашу Нiву», «Еўрарадыё» и «Радыё Рацыя».image-4a

Как видим, число белорусских посетителей сайта «Регнума» (14435) примерно равно числу белорусских посетителей сайта «Еўрарадыё» (13268). То есть маргинальность – понятие очень и очень относительное.

Интуитивно я уверен чуть более чем полностью – белорусские посетители «Регнума» и упомянутых белорусских сайтов – это одни и те же посетители. Почему так выходит – это пусть вам белорусские социологи объясняют. А вы же ждёте про Шеремета.

Идентичность «дела Шеремета» и «дела разжигателей» в том, что в каждом из этих случаев обвиняемые занимались деконструкцией светлого образа Республики Беларусь.

В первом случае покойный Шеремет развенчивал светлый образ Беларуси, как внешнего щита России и защитницы русских интересов. Для этого он рассказывал о якобы имеющихся дырах и окнах в белорусской границе, через которые в Россию белорусы якобы гнали эшелоны контрабанды.

В случае «дела разжигателей» обвиняемые в своих публикациях развенчивали светлый образ Беларуси, которая в сияющих доспехах держит щит (не не shit, как вы подумали), прикрывающий Россию от Киева до Риги, и в которой счастливо благоденствуют русские со знаком качества. Для этого они рассказывали что в Беларуси якобы существуют некие серьёзные проблемы с государственным и нациестроительством (есть такое слово, не смейтесь), и, якобы по указке сверху (но без ведома президента, это важно), якобы лютует теперь «шалёная беларусiзацыя».

Сходство ещё и в том, что в обоих случаях труды по развенчанию светлого образа оплачивались из карманов неких неназванных «олигархов». И занимались развенчанием, прошу заметить, именно сами белорусские граждане. По глупости ли, по жадности ли, по преступному ли умыслу или не от большого ума, но от чистого сердца – это решать вам и следствию, уважаемые друзья. Но тождественность этих уголовных процессов настолько очевидна, что не замечать его просто смешно. Если вы не лох педальный, конечно.

Отсюда третья особенность «дела разжигателей». Им навесят приличные срока, но, натурально, сидеть они не будут. Потому что в Беларуси предусмотрены законодательные пути отхода для обвинителей в случаях, когда дело разваливается прямо в суде. Так что будет срок, но будет и отсрочка. А значит, и выход на свободу возможен прямо в зале суда, с вероятностью в 98%.

Ибо Pereat mundus et fiat justicia.