То, что вы не хотели знать об Англии

Я никогда не думал, что окажусь в такой ситуации. Я часто слышал о том, что многие уезжают, и знал многих, кто уехал. Но я никогда не думал, что поеду сам.

Большую часть моей жизни, у меня был свой, вполне успешный бизнес, я много работал, и много чем занимался, и всегда находил выход из самых тяжелых ситуаций. Но жизнь распорядилась иначе. Как ни старался, я не смог противостоять той обстановке, которая сложилась в моей стране. Сложилась... Или сложили... За полтора года, проведенных в Англии, я пришел к выводу, что она сложилась отнюдь не сама по себе. И об этом я пишу сейчас. А на тот момент я отправлялся в удивительную страну, о которой написано огромное количество книг и снято огромное количество фильмов. Где живут удивительные люди, про которых слагают легенды, и пишут гимны. Где все хорошо, и где все счастливы. Где производят самые лучшие товары, и где толерантность и демократия стоят во главе угла. Понятное дело, что создать свой бизнес там, с первого дня, без начального капитала — это утопия. Поэтому придется стартовать простым рабочим на каком-нибудь заводе. А потом разберемся. Говорят, что у них там все проще, чем у нас. Итак, вперед!!!

1. Стартовать пришлось с самого низа. С рыбного завода, на далёком шотландском острове, в Северном море. По сведениям из интернета, и количеству призов на их вэбсайте, это один из лучших лососёвых заводов в Европе. Интересно, что же тогда происходит на других?

2. Мне повезло, что в цеху был литовец, который дорабатывал последние две недели. Он мне всё рассказал, и ввёл в курс дела. Как правило, никто никого ничему не учит. Сам смотришь и въезжаешь. Первое время, даже если в результате твоего незнания, происходят аварии и остановки, все молча всё исправляют, но никто не говорит ни слова. Так же происходит и с местными. Их тоже никто не учит, но мы, сами по себе, учимся быстрее. И поэтому мы — более ценные работники. Плюс, среди нас есть много тех, кто по-настоящему вкалывает. Хотя некоторые из наших, если есть возможность, быстро перестраиваются, и начинают работать по принципу местных. То есть старательно избегать работы под любым предлогом. Сидеть в туалетах с IPhone, прятаться на улице, короче, находиться там, где нет камер, и невозможно доказать, что ты ничего не делаешь. В случае поимки бездельника, head supervisor (главный управляющий) читает ему лекцию а тот отвечает „sorry” (извините). Это всё.
3. Есть на заводе категория местных людей, которые там просто находятся. Это либо чьи-то дети, которых некуда пристроить, потому, что они только что закончили школу и ничего не умеют, чьи-то братья, сёстры или родственники, которые не хотят идти на тяжёлую работу, и вместо этого просиживают штаны здесь, либо люди предпенсионного возраста. Последних додерживают до пенсии. Они, обычно, весь день ходят кругами по заводу, сложив руки за спиной, или носят туда-сюда какой-нибудь предмет, например моток веревки. У них должности типа дневного клинера (уборщика), и на тридцатиминутных брейках (перерывах), они со шланга, моют, и без того, чистые стены. Сложное оборудование, которое все в жиру и кишках, моют наши. Наши же клинеры, в основном, работали и в ночную смену, когда нужно было вымыть весь завод. Местный там был супервайзером, хотя надо отдать должное, он тоже мыл цеха вместе со всеми ночниками. Четыре человека, плюс супервайзер за ночь отмывали все линии и все цеха. Когда мы приходили утром, на этих людей было страшно смотреть. Днём, во время работы, местная молодёжь брала лёд из бинов (большие пластиковые ёмкости), лепила снежки и играла в них. Помощница супервайзера, женщина в годах, абсолютно не способная что- либо организовать, и очень строгая к нам, всего лишь смотрела на них, и улыбалась. Иногда они прятались за ней, во время «сражения», а иногда даже попадали по ней снежком. Все это было видно на камерах в кабинете супервайзера, но он не говорил им ни слова. Реальная ситуация на заводе — это на одного работающего один неработающий. Но получают деньги все одинаково.

То, что вы не хотели знать об Англии

Ментальность молодежи: политические ориентиры и кумиры

Смерть советской парадигмы социальной структуры

Каждый ребенок в СССР знал, что общество, в котором он живет, состоит из рабочего класса, крестьянства и интеллигенции. Эти группы были не равны по значимости: наиболее уважаемой группой был гегемон — рабочий класс, опора государства. За ним следовало крестьянство, имеющее репутацию несколько подозрительную, связанную с частной собственностью и мелкособственническими инстинктами. Только под руководством рабочего класса крестьянство обретало силу и становилось полноправным участником процесса строительства социализма. Третья группа — интеллигенция — как известно, была даже не удостоена титула «класс», унизительно именуясь «прослойкой» (то есть чем-то необязательным, вторичным, ненадежным).

Идеологема социальной структуры внедрялась в сознание советских людей с детства. Каждый знал, к какой социальной ячейки он относится. Школьник и студент имели лейбл «учащийся». После завершения учебы все расходились по «социальным квартирам» и становились «рабочими», «крестьянами» или «служащими». В течение жизни множество раз приходилось заполнять кадровые анкеты, так что каждый знал свое место в обществе точно.

Разрушение советского общества привело и к смерти трехчленной конструкции общества. Современная молодежь больше не использует сталинскую идеологему. Употребление старых клише теперь если и происходит, то с другим наполнением.

Рабочий стал неотличим от работника, работающего человека. Словосочетание «рабочий класс» вовсе не используется современными молодыми людьми.

Крестьянин заместился фермером, о жизни которого городская молодежь почти ничего не знает, или бизнесменом, который занимается агробизнесом.

Интеллигент из базовой группы превратился в категорию скорее нравственную, нежели структурную. Интеллигент в понимание нынешнего молодого человека — существо высокоморальное и невероятно вежливое. В этой трактовке категорию «интеллигенция» молодые люди к себе не применяют вовсе.

Современное социо-структурное пространство

«Средний класс». Новое российское государство не предпринимало заметных усилий по формированию новой картины мира взамен утерянной. Исключение составляет концепция «среднего класса», которая была выхвачена российскими политологами из контекста западной социологии и внедрена на российской почве. Если на Западе теория среднего класса возникла на базе социального континуума, в котором был четко обозначен «верх» (социальная элита) и «низ» (неквалифицированные рабочие), то у нас эту теорию использовали сепаратно, несистемно. Таким образом, понятие «среднего класса» возникло в России как бы в социальном вакууме. Молодежь имеет слабое представление о том, что такое «средний класс», из кого он состоит, какой у него образ жизни и размер доходов. По мнению молодежи, «средний класс» не связан ни с определенным уровнем образования, ни с уровнем заработка. Но зато респонденты проявляли твердую уверенность в том, что «у нас его нет». Лексический анализ фокус-групп показал, что в целом понятие «среднего класса» соседствует с понятиями «богатства» и «состоятельности». «Средний класс» для них совсем не «средний» в буквальном смысле слова. Скорее то, что российская молодежь понимает под «средним классом», соответствует западному «высшему среднему классу» (upper middle class).

Молодые люди считают, что в стране будет лучше жить, когда в ней появится «средний класс», а сейчас плохо потому, что «среднего класса» нет. А если кто-то и выдает себя за «средний класс», то это средний класс ненастоящий. Никто из участников опроса не отнес себя к среднему классу. В любом случае, импортированное понятие «среднего класса» пока не стало для молодежи привычным и понятным. Это скорее загадочное облако, парящее над просторами России, которое волшебным образом способно изменить жизнь страны когда-нибудь в далеком будущем.

«Обычный человек». Гораздо привычнее и понятнее для молодых респондентов было оперировать понятием «обычный человек». Вопрос «к какой социальной группе общества Вы себя относите?» вызвал немалое затруднение у молодых людей. Подумав, многие отвечали: «Я обычный человек», или «Я типичный житель России», или «Я простой работник». Понятие «обычный человек» стало заменяющим для западного концепта «среднего класса» и вызывает гораздо больше приятия в молодежной среде.

Молодые люди перестали отличать понятия рабочий и работник. Слово трудящийся повсеместно вышло из употребления. Только половина учащихся вузов смогла идентифицировать себя как студентов.

Ментальность российской молодежи: политические ориентиры и кумиры

Мэрская избушка: к Собянину передом – к Навальному задом

Простые белорусские люди просят текст о московских выборах. Нате вам текст, хуле. Может, чему поучитесь. По сабжу инфа для общего развития здесь. А теперь кратко о текущем раскладе. Инджой.

Кремль продолжает игру в «кошки-мышки» с  Навальным. Состоявшаяся сегодня регистрация демонстрирует, что желание проявить приверженность букве избирательного закона, повысить явку и укрепить веру в легитимность выборов, нисколько не мешает намерению уже завтра вырубить назойливого киберактивиста одним взмахом судебного топора – приговором по делу «Кировлеса».

Между тем, сверхзадачу выборов для Собянина никто не отменял – он должен сыграть партию в один тур. Именно в этом случае ему не придётся ни с кем делиться кусками московского пирога. В ином случае Собянину (и Кремлю) предстоит долгий и нудный торг с двумя-тремя претендентами, проскочившими на старт гипотетического повторного забега.

Всё зависит от того, сумеют ли соперники Собянина найти точку кооперативного равновесия, которое возникает, когда несколько сторон совместными усилиями находят такую линию поведения, которая увеличивает их совокупный профит (в нашем случае профит – это предстоящий электоральный выигрыш).

Конечно, на практике такая задача представляется сложной – любой альянс против Собянина может быть только сиюминутным. Слишком много у прочих кандидатов стимулов к нарушению скоординированной политики и выходу из договоренностей. А это означает, что антисобянинским кандидатам никуда не деться от максимы, высказанной известным практиком: «Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться».

Предположим, что это препятствие устранено. Если Кремль не преуспеет в работе по пресечению альянсов между кандидатами-соперниками Собянина, я бы не стал отвергать саму возможность сформулированного соперниками консенсусного решения. В результате альтернативные Собянину кандидаты успеют выработать скоординированную политику, устранив при этом элементы неопределённости в ожиданиях их собственного ядерного электората.

При этом можно говорить, что ядерным электоратом обладают лишь три кандидата – Собянин, Мельников и Навальный. Первые двое могут представить свой ядерный электорат офлайн, ядерный же электорат Навального существует, en masse, лишь в киберпространстве. Скажем, из 6,6 миллиона москвичей, имеющих аккаунты «ВКонтакте», в сообщество Навального входят несколько более 200 тысяч. Цифра немалая, но это немногим более 3% пользователей отдельной социальной сети. Или ничто — в электоральном смысле, натурально.

Однако тезис об исключительно кибернетической природе Навального и его электората серьёзно поколеблен навязчивым стремлением Собянина и его штаба (Кремля?) к fair play. Практически всучив Навальному в нагрузку голоса муниципальных депутатов, то есть тех самых «жуликов и воров», на уничтожающей критике которых Навальный строил свою online-популярность, «ЕР» признала его равноправной стороной в политическом торге. И тут же допустила за игорный стол для взрослых. Но не в качестве начинающего мелкого шулера, каковым его вчера позиционировали федеральные СМИ и другие провластные медиаресурсы, а в качестве участника, обладающего, как минимум, необходимым для политика национального  масштаба избирательным цензом. Не удивительно, что многие простые и не очень простые единороссы, и их экспертная клака выглядят на публике как люди с порванным шаблоном.

Ликвидировать этот внезапно возникший когнитивный диссонанс реально можно лишь двумя способами. Первый – это, как уже говорилось вначале, «выпилить» Навального «Кировлесом». Второй – насадить Навального на простейший крюк, который он давно сам заготовил для оппонентов. Для чего предельно конкретно донести до неопределившихся избирателей, что Навальный — это бывший средней руки чиновник, проворовавшийся на должности помощника губернатора, чудом не севший в тюрьму, и не понявший свалившегося на него счастья в виде мягкого и/или оправдательного приговора. И вот он снова рвётся к корыту, чтобы продолжить тешить свою коррупционную похоть.

Перевод избирательной кампании в плоскость именно такой полемики технологически оправдан ещё и тем, что до сих пор штаб Собянина (Кремль) смотрел на Навального как на афериста-парвеню, то есть на переквалифицировавшегося не в управдомы, а в блогеры О.Бендера, пытающегося поиметь свой миллион на шантаже с распубликованием истории откатов всероссийского «Геркулеса».

А вот как только основному оппоненту Собянина приклеют ярлык воришки, да ещё голубого, до электората вмиг дойдёт, «кот тут власть». Хотя бы потому что про сайт Госзакупки.Ру и РОСПИЛ знают очень немногие (даже в Москве), а вот Ильфа и Петрова у нас читала вся страна.

Разумеется, ядерный электорат Навального во всё это не поверит. В этом контексте штаб Собянина выборы в интернете проиграл ещё до их начала. Не поведутся на такой заброс и СМИ, ангажированные (не важно, осознанно или нет) Навальным.

Однако остаются СМИ, подконтрольные прочим кандидатам. И шорт-лист СМИ, которые в основу своей редакционной политики ставят объективность, пусть даже эта объективность so-so. Как развернуть их к Собянину передом — к Навальному задом, позволив, одновременно, сохранить остатки кодекса профессиональной чести? Подобная задача для политического штаба и.о. мэра Собянина представляется мне чрезвычайно увлекательной.

Стратегия долгового кризиса еврозоны близка к коллапсу

Стратегия долгового кризиса еврозоны близка к коллапсу. Так долго ожидаемое восстановление не смогло набрать разгон. Коэффициенты задолженности по всей южной Европе растут более быстрыми темпами. Политическое согласие относительно крайнего денежно-кредитного ужесточения рушится почти в каждой кризисной стране Единого валютного союза (ЕВС).

Ни один из ключевых участников еврозоны, похоже, не готов признать, что нынешняя стратегия несостоятельна. Они надеются заштукатурить намечающиеся трещины до сентябрьских выборов в Германии, как будто те смогут что-то изменить.

Ставший достоянием общественности доклад Еврокомиссии подтверждает, что Греция очень существенно не дотягивает до поставленных в рамках экономического ужесточения задач. В нём утверждается, что у Греции «отсутствует желание и возможности» собирать налоги. На самом же деле, Афины не могут соответствовать поставленным задачам из-за того, что экономика до сих пор находится в свободном падении, и всё из-за перегибов экономических ужесточений. Стабилизация Греции оказалась миражом.

Заново разгорелся медленный кризис Италии. Долговая траектория страны за последние пару лет пробила опасные границы. Долг страны в €2,1 триллиона (129 процентов ВВП) может быть уже за точкой невозврата для страны без собственной валюты.

Standard & Poor’s не сказал этого, когда во вторник понизил рейтинг страны до почти бросового BBB уровня. Однако всем, кто умеет читать между строк ясно, что в S&P близки к тому, чтобы объявить, что для Италии игра окончена.

Международный валютный фонд только что сократил свой прогноз роста по Италии до -1.8pc. Общее падение промпроизводства Италии с 2007 года достигло 10 процентов. Это депрессия. Тем не менее, как страна собирается выбираться из этой ловушки, когда её валюта в рамках ЕВС переоценена на 20-30 процентов?

Испанский кризис демонстрирует новый виток. Правящая партия Partido Popular оказалась пойманной в ловушку «предназначенных для взяток фондов» столь вопиющую, что испанская El Mundo говорит о «предреволюционных» настроениях, охватывающих народ.

Португалия продолжает соскальзывать. Книга профессора Жоао Феррейра «Почему мы должны выйти из евро» месяцами продолжает оставаться бестселлером.

Как и Греция, до неё, Португалия гонится за своим хвостом по нисходящей спирали. Экономический спад в 3 процента в год размывает налоговую базу, что приводит к тому, что Лиссабон не дотягивает до поставленных в рамках дефицита бюджета целевых цифр.

Все это происходит на фоне разговоров Федрезерва о выходе из политики финансового стимулирования, что отозвалось ударной волной по всем кредитным рынкам, приведя по всей Европе к росту стоимости кредитования на 70 базисных пунктов.

Не делая ничего для компенсирования этого ЕЦБ позволяет «пассивное ужесточение». ЕЦБ нужно открыть монетарные краны на всю катушку (как в случае с Банком Японии), чтобы предотвратить скатывание в дефляционную ловушку и отвратить катастрофу в следующем году. Но этого не произойдёт.

Der Spiegel сообщает, что возглавляемый Германией блок на последнем заседании ЕЦБ яростно сражается против снижения ставок, при том, что сама Германия замедлилась до скорости улитки, в то время как Китай и страны БРИКС сошли с рельсов.

Рынки пока что беззаботно реагировали на все эти кризисы. Они остаются в восторге от «пути Драги» — обещания «посодействовать» итальянскому и испанскому долгам, забывая, что ЕЦБ может действовать лишь в рамках жёстких условий, для начала действия которых необходимо голосование в Бундестаге.

Эти условия больше не могут выполняться. Политические меры повсюду прокисают.

Рано или поздно за этот блеф неминуемо придётся ответить.

Источник 

перевод для MixedNews - 

Макрена Мечиславская

Героиня одной из величайших мистификаций, которая известна истории XIX века, появилась в 1845 году в Париже, в польской эмигрантской среде, связанной с кн.Адамом Чарторыйским и была прислана туда (с рекомендательными письмами) от генерала Хлаповского, Яна Козьмяна и архиепископа Пшилуского. Она представляла себя жертвой религиозных преследований в России. Она рассказывала, как после так называемого объединительного синода в Бресте, в 1839 году, начались репрессии по отношению к униатам, не желавшим перейти в православие. Как настоятельница базилианского монастыря в Минске, она естественно, подвергалась особенным надругательствам со стороны Российских властей и демону подобного епископа-отступника Юзефа Семашко, который (согласно её обвинениям) лично участвовал в истязаниях над монашками, бил их по лицу, выбивал зубы и т.п. 

В среде, по антироссийски настроенной польской эмиграции, она была принята как святая мученица. Чтобы быть справедливым, следует сказать, что состоянию истерии, предались также и французы. О Макрене писали не только польско-язычные газеты, такие как „Trzeci Maj”, „Dziennik Narodowy”, „Demokrata Polski” и другие, но также и французские журналы, как например „L Univers”, „L ami de la Religion”, бельгийский „Journall de Bruxelles”, но даже и английские газеты.

Прибывшей, занялись ксёндзы конгрегации «воскресенцев». Своего рода «импресарио», для Макрены, стал к-дз А. Еловецкий, который поселил её у сестёр  Sacre Coeur в Trinita dei Monti и предпринял старания по организации аудиенции у Папы. Речь шла о том, что эмиграция старалась найти поддержку в высших европейских кругах и голос Папы мог много здесь значить. Имея в своих руках такой «козырь», как Мечиславская, поляки надеялись перетянуть на свою сторону Св. Отца, чего ему до сих пор удавалось успешно избежать.

Тем временем, было опубликовано второе (первое в Познани) официальное свидетельство Макрены. Полно в нём было (что интересно — решительно больше, чем в Познани) ужасных подробностей в описании преступлений епископа Семашки. Она описывала, как не желавшим перейти в православие монашкам, подавалась для еды только солёная сельдь, без воды для утоления жажды, как их били, насильничали, топили а реке, закованными в кандалы на морозе — гнали по нескольку десятков километров и т.п. Сама Макрена, имела на своём теле (что подтвердило официальное медицинское обследование) «следы дикого обхождения над ней».

Очевидно, что весь этот шум не мог уйти от внимания чиновников царя Николая I.
Read More

Бразильская шизофрения

В крупных городах Бразилии уже месяц проходят демонстрации протеста. Началось всё с того, что в Сан-Паулу подняли цену за проезд на городском автобусе с 3 до 3,2 реала (в российских деньгах — с 44 до 47 рублей). Смехотворный повод для миллионных манифестаций по всей стране. Ситуация во многом напоминает недавние события в Турции, где поводом для массовых протестов послужило решение о вырубке крохотного парка Гези в центре Стамбула. Да и действующие лица те же — знакомые нам по «болотным» выступлениям «рассерженные горожане».

Как минимум две трети бразильцев, вышедших на улицы, имеют высшее образование и принадлежат к среднему классу (пятая часть участников акций протеста — студенты). Именно они в первую очередь пожинали плоды «бразильского экономического чуда», которое стало возможно благодаря эффективным действиям левого правительства бывшего металлурга Лулы да Сильвы и его преемницы Дилмы Руссефф. Властям не только удалось совершить экономический рывок, но и вывести из нищеты более 30 млн человек и обеспечить в стране практически нулевой уровень безработицы. Даже в нищих фавелах люди стали жить намного лучше, и никто не мог себе представить, что Бразилию охватят массовые протесты. Как отметил недавно обозреватель El Pais, «эта крупнейшая латиноамериканская держава, которой до последнего времени завидовали во всём мире, переживает сейчас вспышку шизофрении».

Бразильская шизофрения

Персональный договор с Богом

Представления об особом пути народа становятся популярны в период провала реформ, иностранных оккупаций, гражданских войн и революций, а также резкого обострения нищеты при экономических кризисах. Рассмотрим несколько интересных примеров того, как разные западные государства, которые в нашем представлении часто выглядят представителями некоего единого европейского пути развития, на самом деле, проходя через крутые повороты истории, декларировали наличие своего особого пути.

Первый пример такого рода — Португалия. Для нее сложной эпохой стали XVI—XVII века, когда эта маленькая страна должна была сосуществовать на Пиренейском полуострове с самым сильным европейским государством — Испанской державой Габсбургов.

С одной стороны, Португалия гордилась прошлым — формированием империи, великими географическими открытиями, завоеванием заморских территорий. Ведь все эти достижения были обеспечены чрезвычайно малыми силами, что свидетельствовало, как говорила мифология (созданная в том числе и великим португальским поэтом Камоэнсом в его «Лузиадах»), о героизме и могуществе лузитан (португальцев). С другой же стороны, по объему военных и финансовых ресурсов Португалия была не сопоставима с Испанией, а потому могла запросто потерять свою независимость, как потеряли ее все прочие государства, расположенные на Пиренейском полуострове.

Утрата независимости действительно произошла при Филиппе II Испанском. В результате несколько десятилетий Португалия находилась под властью короны Габсбургов. Фактически встал вопрос о том, имеет ли Португалия право на существование или же это часть Испании, наряду с Кастилией, Арагоном, Леоном, Эстремадурой, Андалусией, Галисией.

И вот когда этот вопрос стал всерьез беспокоить общество, появилась своеобразная португальская теория особого пути. Она была сформулирована в многотомном труде «Лузитанская монархия», публиковавшемся на протяжении более 130 лет. Монах Бернарду ди Бриту в первых частях повествования начал рассказ с тех времен, когда мир был еще лишь задумкой Создателя. «Как выяснилось», само существование Португалии входило изначально в замысел Бога. А из этого, естественно, следовало, что существование независимой страны является не исторической случайностью, но составной ча­стью Божественного плана по сотворению мира. Господь, согласно «Лузитанской монархии», лично спустился на землю, чтобы создать новое государство и Сам беседовал об этом с военным лидером Афонсу Энрикишем, который стал первым португальским королем.

В произведениях различных национальных авторов можно обнаружить, что португальские герои превосходят всех прочих в мировой истории, включая Александра Македонского, Траяна и т. д. «Нет на известной нам земле народа, которому все люди были бы обязаны больше, чем португальцам», — отмечал Амадор Аррайш. А в одной книге 1631 года встречается следующее «логическое» умозаключение: испанцы побеждают все другие народы. История показывает, что португальцы побеждали и испанцев. Значит, португальцы — самый храбрый народ на земле.

Read More

Суббота – главный день для выпивки

Drink to cope

Залить алкоголем стресс – вот самый «популярный» мотив употребления спиртного в России у мужчин, подчеркивает заведующий кафедрой педагогики, философии и права Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова Святослав Плавинский.

В вине россияне чаще всего топят переживания из-за проблем на работе и физические проблемы – такие, например, как головная боль, отмечает он в исследовании «Изучение опасного и вредного потребления алкоголя в России: результаты, проблемы и перспективы». Работа была представлена на научной конференции «Профилактика вреда от употребления алкоголя – от индивидуального вмешательства к организационным мероприятиям», проведенной Лабораторией экономических исследований общественного сектора ЦФИ ВШЭ. Плавинский обобщил множество исследований, в том числе собственных, и клиническую практику.

Чем выше уровень депрессии, тем больше количество выпитого, указывает профессор Плавинский. Так, максимуму потребления соответствует тяжелая форма депрессии (рис. 1).

Рисунок 1. Алкоголь и депрессия

 

Источник: Презентация С. Плавинского

Эксперт провел сравнение между российским и финским вариантами потребления алкоголя. Ряд специалистов отмечают, что в Финляндии сейчас пьют значительно больше пива, чем крепкого спиртного (см. Процент смертности дружит с процентом алкоголя, рис. 6). В России же по-прежнему любят крепкий алкоголь. Это так называемая «северная модель потребления», в отличие от «южной», когда предпочтение отдается вину и пиву. Однако Плавинский подчеркнул еще одно существенное отличие. По словам эксперта, финны «пьют не от проблем на работе, а для того, чтобы ощутить радость».

Социология пьянства

Read More

Перекинутся ли молодёжные протесты на коррумпированные демократии Азии?

Последние несколько лет стали свидетелями волны молодёжного протеста в развивающихся странах, которая дошла даже до стран первого мира. Основным её мишенями стали демократии, или режимы, которые, по крайней мере, на словах, декларируют себя демократическими. Неясно, имеет ли место «перекрёстное опыление» этих движений между собой, но сходство набора признаков, характеризующих участников протестов и поводов для их недовольства, наводит на определённые мысли. До настоящего времени демократии Азии выпали из этой волны, но стоит отметить, что профиль протестов мог бы легко быть применён и там.

Молодёжные бунты в Бразилии, Чили, Европейском Союзе, арабском Ближнем Востоке, Турции и даже движение «Occupy» на Западе – все отражают то, что в политологии носит общее название «кризиса легитимности» современной демократии. Согласно этому представлению, участие в демократической политике мало способствует изменению существующего процесса государственного управления, окопавшиеся элиты не уступают свои привилегии, кумовство носит повальный характер и т.д. В частности, молодые избиратели становятся циничными из-за формального характера избирательного процесса – либо игнорируя его из презрения, либо выражая своё недовольство «внепарламентским путём», т.е. на улице. Конечно, арабские псевдодемократии Ближнего Востока представляют собой некоторое исключение. Протесты в них предполагали гораздо более фундаментальные или революционные поводы для недовольства. Но в той мере, в какой процессом были поражены «республики», а не монархии данного региона, это говорит также о надеждах, которые демократические формы правления взращивают в умах молодых граждан, а затем разбивают их коррупцией и непотизмом.

Read More

1 2 3 4 5 67