Средневековые белорусы XIV века: Те же и Гедимин

Вы как, мезанфанчики? Надоело ковыряться в навозе средневековых белорусов-простолюдинов? Раз так, айда в великокняжеские палаты!

Для начала я вам немного напомню о былом. После убийства Миндовга произошло то, что всегда происходит в начале фазы пассионарного (по Гумилёву) подъема: литовские князья весь остаток XIII века сражались в междоусобной войне. За 30 лет (1263—1295 гг.) великими князьями литовскими успело перебывать человек 8-9. Я даже не стану на них задерживаться. Считайте сами, вот вам польская версия великокняжеской литовской чехарды.

Держава Миндовга развалилась на отдельные наместничества и обломки бывших белорусских княжеств. Долгое время после первого короля Литвы Литва эта существовала лишь номинально. Однако явился Гедимин, и всё изменилось.

Гедимин стал великим князем Литовским в 1316 году. Годом ранее в Великое княжество Литовское влилась Берестейщина. Гедимин поставил процесс инкорпорации средневековых белорусов в Литву на промышленные рельсы. Судите сами:

1320 год — присоединены Витебск, Пинск и Усвят;
1326 год — присоединены Минск, Борисов, Друцк, Свислочь, Слуцк, Клецк;
1336 год — присоединен Туров;
1340 год — присоединены Дубровица, Владимир-Волынский, Луцк, Кременец (эти приращения шли уже в счёт Галицко-Волынских земель, но за ВКЛ всё равно приятно).

Ранняя биография Гедимина туманна, мы её касаться не будем. То ли он был конюхом у предшественника, великого князя Витеня, то ли его сыном и законным наследником. Письменных источников этого периода не существует. Для того, чтобы разобраться в фантазиях позднейших летописцев и хронистов, нужен Джордж наш Мартин, как максимум. А у меня другая специальность.

Итак, Гедимин управлял средневековыми белорусами 25 лет (1316—1341). Был он, судя по всему, ярым литовским националистом. Перенёс столицу в Вильно, а Новогрудок понизил в статусе до наместничества. Гедимин также крепко стоял за древние обычаи литвы: родился язычником, и язычником умер.

Одно из главных достижений Гедимина — принятие западной военной тактики и организации боевых единиц Великого княжества литовского. Именно при Гедимине литовцы научились вести правильную осаду замков и укреплённых городов.

Гедимин относился к себе с большим уважением, и подписывался не иначе, как «Король литовцев и русских» (rex Litvinorum Rutnenorumque). Впрочем, он действительно был влиятельной фигурой в восточно-европейских военно-политических играх. Гедимин патронировал новгородские и псковские дела, дочку свою Альдону выдал замуж за польского короля Владислава Локетека. А ещё Гедимин состоял в активной переписке с Папой римским Иоанном XXII.

Римские папы тогда сидели в Авиньоне; кто читал «Проклятых королей» Дрюона, тот в курсе.

Следует заметить, что язычник Гедимин вёл сложную дипломатическую партию со Святым Престолом. Вот фрагмент из его письма Папе:

«Высочайшему отцу, господину Іоанну, первосвященнику римскаго престола, Гедиминъ, король литовцевъ и многихъ русскихъ и проч.
Издавна мы слыхали, что ​всѣ​ ​исповѣдующіе​ христіанскую ​вѣру​ должны подчиняться вашей волѣ и отцовской власти и что Сама католическая ​вѣра​ направляется попеченіемъ римской церкви.
Поэтому настоящимъ посланіемъ мы сообщаемъ вашей милости, что нашъ предшественникъ король ​Миндовгъ​ со ​всёмъ​ своимъ королевствомъ былъ обращенъ въ христіанскую ​вѣру​, но изъ-за возмутительныхъ несправедливостей и безчисленныхъ предательствъ магистра братьевъ Тевтонскаго ордена ​всѣ​ отъ ​вѣры​ отпали, такъ же какъ,— увы,— и мы, обидъ, до нынѣшняго дня пребывали въ заблужденіи нашихъ предковъ.
Вѣдь наши предшественники неоднократно направляли для заключенія ​мира​ къ господамъ рижскимъ архіепископамъ своихъ пословъ, которыхъ ​они​ безжалостно убивали, какъ это явствуетъ изъ случая во времена господина ​Исарна​, который отъ лица господина ​Бонифація​ содѣйствовалъ установленію ​мира​ между нами и братьями Тевтонскаго ордена и отправилъ намъ свое посланіе; но когда послы отъ господина ​Исарна возвращались, то по дорогѣ однихъ убили, другихъ повѣсили и принудили утопиться.
Также предшественникъ нашъ, король ​Витень​ направилъ посланіе господину легату ​Франциску​ и господину архіепископу Фредерику съ просьбой прислать ему двухъ братьевъ Ордена ​миноритовъ​, предоставляя имъ мѣсто и уже воздвигнутую церковь. Провѣдавъ объ этомъ, братья ​прусскіе​ Тевтонскаго ордена послали окольными путями отрядъ и предали эту церковь огню.
Также ​они​ захватываютъ господъ архіепископовъ и епископовъ и клириковъ, какъ явствуетъ изъ случая съ господиномъ Іоанномъ, котораго умертвили въ ​куріи​ во времена господина ​Бонифація​, и съ архіепископомъ господиномъ ​Фредерикомъ​, котораго ​они​ обманомъ изгнали изъ церкви; и съ однимъ клирикомъ господиномъ ​Бертольдомъ​, котораго ​они​ въ городѣ Ригѣ безжалостно убили въ собственномъ домѣ.
Также ​они​ опустошаютъ земли, какъ явствуетъ изъ примѣра ​Земгаліи​ и многихъ другихъ. Но говорятъ ​они​, что дѣлаютъ для того, чтобы защитить христіанъ.
Святой и досточтимый ​отецъ​, мы съ христіанами вели борьбу не для того, чтобы уничтожить католическую ​вѣру​, но чтобы противостоять несправедливостямъ, какъ поступаютъ короли и Князья ​христіанскіе​; это очевидно, поскольку у насъ братья Ордена ​миноритовъ​ и Ордена проповѣдниковъ, которымъ мы дали полную свободу крещенія, проповѣди и отправленія прочихъ священныхъ обрядовъ.
Вѣдь мы, досточтимый ​отецъ​, написали вамъ это затѣмъ, чтобы вы знали, почему наши предки впали въ грѣхъ невѣрности и невѣрія. Но теперь, святой и досточтимый ​отецъ​, мы усердно молимъ, чтобы вы обратили вниманіе на наше бѣдственное положеніе, поскольку мы готовы, какъ и другіе ​христіанскія​ короли, вамъ во ​всёмъ​ слѣдовать и принять католическую ​вѣру​, лишь бы только насъ ни въ ​чёмъ​ не притѣсняли ​вышеупомянутые​ мучители, а именно ​вышеупомянутые​ магистръ и братья».

В общем, это была старая песня. Гедимин желал избавиться от давления крестоносцев. А Орден (Тевтонский, или, в бумагах того времени, «Прусский») упирая на то, что литовцы язычники, наращивал усилия. Kreuzzug wird alles abschreiben (крестовый поход всё спишет), как говаривали в те поры в рыцарских кругах.

Гедимин сдвинул на лоб корону, почесал в затылке, достал пожелтевшие конспекты покойного Миндовга и «запустил дурочку». Хочу, дескать, креститься и отдаться в лоно матери-Церкви. Заодно Гедимин просил прислать проповедников, знающих по-литовски и подписался возводить католические храмы по образцу уже имевшихся в Вильно и Новогрудке. Ещё Гедимин обещал построить в удобных для торговли местах технопарк и дать широкие льготы иностранным инвесторам.

Папа, натурально, повёлся, и прислал в Ригу пару своих легатов, Варфоломея, епископа Алетского, и Бернарда, игумена пюйского. Легаты утвердили договор между Гедимином и Ливонией. А Прусскому ордену было приказано придерживаться положений договора. В противном случае Папа грозил рыцарям интердиктом.

Отступая от основной линии повествования скажу, что Папа Иоанн XXII был человек серьёзный. Что ему какой-то Прусский орден? Папа этот и германского короля тогда же отлучил от Церкви одним мановением. Так что рыцари слегка наложили в доспехи, и от Гедимина на некоторое время отстали.

Но тут и сам Гедимин облажался. Он заявил, что ничего про крещение знать не знает, и вообще такого Папе не обещал, от слова «совсем». А все проблемы с взаимным непониманием объяснил трудностями перевода:

«Этого я не приказывалъ писать; если же братъ ​Бертольдъ​ написалъ, то пусть самъ отвѣчаетъ. Если когда-либо я имѣлъ намѣреніе креститься, то пусть меня самъ дьяволъ креститъ. Я говорилъ, что буду почитать папу какъ отца, но сказалъ это потому, что папа старше меня; всѣхъ стариковъ — и папу, и рижскаго архіепископа, и другихъ — я почитаю, какъ отцовъ, ровесниковъ люблю, какъ братьевъ, а кто моложе меня — готовъ любить, какъ сыновей. Говорилъ я еще, что позволю христіанамъ молиться по обычаю ихъ ​вѣры​, русскимъ — по ихъ обычаямъ и полякамъ по-своему, а сами мы будемъ молиться по нашимъ обычаямъ».

Было назначено следствие и выяснили, что да, действительно, лично креститься Гедимин не обещал. Формально он был прав, да вот только не с немецкой бюрократией было Гедимину тягаться. Крючкотворы из Ордена мигом объявили Литовско-Ливонский договор юридически ничтожным и ударили по Литве со всей дури.

В 1328 году произошли три похода крестоносцев на Гедиминовы владения, два из них — на Гродно. В 1329 году рыцари вторглась в Жемайтию и заняли там почти все ключевые замки. В 1329 году, после осады и неудачной попытки Гедимина помочь союзникам, внезапно оживший Ливонский орден захватил Ригу.

Затем Ливонский орден, который до 1330-х годов сидел на жопе ровно и в Литву не лез, тоже ударил по Великому княжеству Литовскому. В 1334 году был рейд на Вильно; в 13301332 и 1333 годах рыцари атаковали Жемайтию; походы на Полоцк состоялись в 1333 и 1334 годах; впрочем, самого города рыцари не взяли.

Однако основной напор крестоносцев шёл всё-таки с прусского балтийского побережья. Тактика у них была проверенная веками: захват территории-строительство опорного пункта-гарнизон-колонизация-следующий захват. Орден давил, Гедимин старел, и хотя к войне был привычен, усталость давала себя знать.

В 1336 году, как раз когда Гедимин присоединил Туров, рыцари захватили кусок Литвы в районе нынешней Раудоне (145 км северо-западнее Вильно). Там они поставили дерево-земляное укрепление Байербург, которое после евроремонта стало каменным замком.

По планам Ордена, Байербург должны были провозгласить столицей захваченной части Литвы. Ну, тут Гедимин не стерпел.

Байербург литовцы пытались снести неоднократно, сразу с момента сдачи объекта в эксплуатацию. Получалось не очень чтобы очень, и в 1341 году Гедимин перевёл осаду Байербурга на ручное управление.

Великий князь Литовский (а было ему уже 66 лет) прибыл под стены Байербурга. Он несколько раз успел выехать на рекогносцировку. Рыцари засекли необычную активность на стороне литовцев и решили применить тогдашнее Wunderwaffe — ствольную артиллерию. Удачливый тевтонский канонир поймал Гедимина в прицел; великий князь получил пушечное ядро прямо в корпус. Доспех не выручил. Гедимин стал первым европейским королём, убитым из пушки.

В честь Байербурга и Гедимина потомки средневековых белорусов в наше время делают неплохую сыровяленую колбасу. Будете закусывать — вспомните мой рассказ.

Хоронили Гедимина в Вильне. После него осталось семеро сыновей. От первой жены Монтвид, князь карачевский и слонимский, скоро умерший после гибели отца; Наримунт-Глеб, князь туровский и пинский, убит в стычке на реке Страве; от второй жены Ольги, русской княжны, Гедимин оставил Ольгерда, который, женившись на дочери князя витебского, получил Витебск и княжество Витебское в приданное за женою, и Кейстута, князя трокского. От третьей жены, Еввы, также княжны русской, Гедимин оставил Любарта-Владимира, князя волынского, Кориата-Михаила, князя новогрудского и, наконец, Евнутия, князя виленского. Впрочем, со смертью Гедимина тоже есть вопросы, как и с его рождением. Сказывали, что тихо он умер за два года до того, как убило его ядром под Байербургом. В общем, как я и говорил выше, без Джорджа нашего Мартина не обойтись.

Кстати, известно, что на детях гения природа отдыхает. Пятеро из семерых Гедиминовичей это правило подтвердили. За честь фамилии пришлось постоять Ольгерду и Кейстуту. Вскоре мы до них доберёмся.

(последует)