Динамика протестной активности — 2013

1. Численность протестующих снизилась

Массовые акции недовольства, начавшиеся сразу же после выборов в Государственную Думу, поразили наблюдателей своей численностью, которая далеко превосходила антиправительственные выступления прошлых лет. Первый многочисленный митинг против выборов в Государственную думу состоявлся 5 декабря 2011 года. По данным интернет ресурса Lenta.ru, 10 декабря 2011 акции протеста прошли в 99 городах России и 42 городах за рубежом. Только в Москве он собрал 150 тысяч человек (по мнению оппозиции) или 85000 чел. (по подсчетам МВД).

Ровно год назад (в июле 2012 года) социологи из «Левада-центра» прогнозировали рост протестной активности. По данным исследования, поддержка митингующих в России составляла 42% опрошенных, готовность лично участвовать в акциях протеста выразили около 20% [1]. Однако, эти прогнозы не оправдались.

Митингов становилось больше, они проходили чаще и по различным поводам, но численность участников неуклонно сокращалась. Сравним официальные данные правоохранительных органов и данные организаторов митингов. Максимальные данные обычно приводили лидеры оппозиции и комитет «За честные выборы». Минимальные данные — у МВД. Расхождение составляло в среднем 7,5 раз [2].

Собрав все данные о количестве людей, посещавших митинги протеста с декабря 2011 г. по лето 2013 г., мы построили график, верхнюю кривую которого составляют данные организаторов акций протеста (максимальные значения), а нижнюю — данные МВД (минимальные значения). Красная линия на графике показывает экспоненциальный тренд.

protest01

2. Протест постарел. Студенты уходят, интеллигенция остается

Исследования год назад показали, что субъектом протеста является, главным образом, студенчество и интеллигенция крупных городов России. Летом 2012 году мы замеряли «Индекс интеллигентности» респондентов по экспертным оценкам интервьюеров. Социологи оценивали уровень интеллигентности респондента по 5-балльной шкале, исходя из следующих критериев: 1) вежливость, 2) грамотность и литературность речи, 3) свобода в изложении своей позиции. Средний показатель «индекса интеллигентности» в 2012 году составил 4,7 балла. Протестные акции 2013 года подтверждают, что интеллигенция остается костяком протеста.

protest02

Среди протестующих 69,7% имеют высшее образование, что почти в три раза превышает средний показатель по стране (28% по данным Росстата).

Исследование мая-июня 2013 г. показали, что за год произошло некоторое повышение среднего возраста оппозиционеров, и сейчас он равняется 40,4 года. Старение произошло, главным образом, за счет оттока наиболее молодых участников протеста, главным образом студентов (с 17,2% в 2012 г. до 14,9% в 2013 г.). В 2012 г. модальная возрастная группа находилась в интервале от 30 до 35 лет. В 2013 г. — это уже люди от 40 до 45 лет.

Если в прошлом году, характеризуя субъект протеста, мы говорили, что это «студенчество и молодая интеллигенция», то теперь точнее сказать — это 40-летние специалисты с высшим образованием.

На уход части молодежи с улиц могли повлиять следующие факторы:

1) Страх уголовного преследования и неприятностей с правоохранительными органами. Пример «узников 6 мая», безусловно, сыграл свою роль. Многие молодые люди предпочитают не рисковать, выходя на митинги. Гораздо безопаснее быть виртуальным участником оппозиции, поддерживая лидеров в социальных сетях.

2) Смена политической деятельности на общественное волонтерство, что может быть вызвано небывалым финансированием НКО и возможностью получать президентские гранты на благотворительную и социальную деятельность. Для молодых людей социальный активизм может восприниматься как достойная замена политике.

protest03

Доля лиц старших возрастов на митингах 2013 года несколько возросла, число пенсионеров изменилось с 12% до 14%. В целом толпа митингующих стала выглядеть взрослее и мрачнее.

protest04

Совокупный портрет оппозиционера на сегодняшний день выглядит так: мужчина старше 40 лет, с высшим образованием, занимающийся умственным трудом.

Динамика протестной активности — 2013

В 2016-м президентом США станет Хиллари Клинтон

Американский профессор Лихтман и его советский напарник, геофизик Кейлис-Борок ещё в 1980 году вывели универсальную формулу, позволяющую почти со 100-процентной точностью прогнозировать итог выборов президента США. За 32 года она не давала сбоя. Прогноз этой машины: в 2016-м президентом США станет Хиллари Клинтон.

В начале 1980-х годов американский историк профессор Алан Лихтман и российский геофизик Владимир Кейлис-Борок разработали прогностическую технологию, получившую название «13 ключей к Белому дому». Речь идёт о построении набора 13 дихотомических шкал, предназначенных для прогнозирования результатов общенационального голосования, в ходе которого выбирается президент США. Начиная с 1984 года в восьми президентских избирательных кампаниях все прогнозы, выполненные по этой процедуре, оказались правильными и достаточно точными.

О «13 ключах…» знают в основном специалисты, исследователи президентских избирательных кампаний, политические историки. Этот метод остаётся элементом академической науки.  Конечно, прогнозы Лихтмана размещаются в интернете, но они не стали предметом широкого обсуждения.

Принципиально иначе происходит освещение в прессе результатов опросов, проводимых ведущими полстерами, и электоральных прогнозов, делаемых на этой основе представителями разных групп специалистов. Практика публикации данных опросов избирателей в США начала складываться в первой половине XIX века, и сегодня в стране сложилась мощнейшая информационная индустрия, подробнейшим образом освещающая все аспекты избирательных кампаний разных уровней, и в первую очередь – президентских.

Возражая Сильверу (автору ещё одной прогностической схемы), Лихтман отметил, теоретической основой метода является допущение, согласно которому президентские выборы в основном определяются качеством деятельности партии власти. Это главный и первый сигнал в методологии прогнозирования. Предполагается, что американский электорат именно на этой основе выносит мотивированные, прагматичные электоральные решения, а не в результате манипулирования мнениями избирателей со стороны полстеров, журналистов и аналитиков. По мнению Лихтмана, исход президентских выборов определяет политика Белого дома, а не избирательная кампания.

Одним из главных героев избирательной кампании 2012 года стал молодой, но уже несколько лет называемый «гуру» аналитик и прогнозист электоральной динамики Нэйт Сильвер. Однако сейчас некоторые журналисты высказывают мнение, что Сильвер своими прогнозами во многом повлиял на ход выборов и определил победу Обамы. В феврале текущего года он заявил, что прекратит свою практику прогнозирования и не будет анализировать президентскую избирательную кампанию 2016 года, если поймет, что его прогнозы влияют на решение избирателей. Он не хотел бы воздействовать на течение процесса демократических выборов.

Но тут мы сталкиваемся со старой, насчитывающей много десятилетий проблемой, которая касается меры воздействия на общественное мнение результатов опросов, так называемого эффекта «бэнд вагон» («the bandwagon effect»). Речь идёт об особенностях массового сознания и массового поведения: люди с определённой вероятностью поступают так, как действует (стремится действовать) их референтная группа, часто – большинство. Некоторые журналисты полагают, что избиратели в последний момент присоединяются к лидирующему кандидату или к лидирующей партии.

Несмотря на то, что до очередных президентских выборов в США ещё больше трёх лет, прогнозисты уже строят их схемы.

Согласно серии недавних опросов полстерской компании Public Policy Polling, 59% потенциального демократического электората США готово в 2016 году отдать свои голоса Хиллари Клинтон, 26% – Джо Байдену. Есть и другие возможные кандидаты на пост президента от Демократической партии, но они пока не очень известны и популярны.

Среди республиканцев нет столь яркой и «раскрученной» политической фигуры, как Хиллари Клинтон. Пока списки основных обсуждаемых республиканских кандидатов возглавляют Марко Рубио (24%), Крис Кристи и Пол Райан (по 14-15%)

Возможно, что кандидатом на пост президента от Демократической партии станет именно Хиллари Клинтон. Учитывая то обстоятельство, что она 17 раз признавалась американцами самой влиятельной женщиной в мире (статистика ведётся с 1948 года; второе и третье места занимают Элеонора Рузвельт и Маргарет Тэтчер – 13 и 6 раз соответственно), возможно, Клинтон будет признана высокохаризматичным лидером.

Числовая машина»: исход выборов в США можно просчитать на 97,9%

Мэрская избушка: к Собянину передом – к Навальному задом

Простые белорусские люди просят текст о московских выборах. Нате вам текст, хуле. Может, чему поучитесь. По сабжу инфа для общего развития здесь. А теперь кратко о текущем раскладе. Инджой.

Кремль продолжает игру в «кошки-мышки» с  Навальным. Состоявшаяся сегодня регистрация демонстрирует, что желание проявить приверженность букве избирательного закона, повысить явку и укрепить веру в легитимность выборов, нисколько не мешает намерению уже завтра вырубить назойливого киберактивиста одним взмахом судебного топора – приговором по делу «Кировлеса».

Между тем, сверхзадачу выборов для Собянина никто не отменял – он должен сыграть партию в один тур. Именно в этом случае ему не придётся ни с кем делиться кусками московского пирога. В ином случае Собянину (и Кремлю) предстоит долгий и нудный торг с двумя-тремя претендентами, проскочившими на старт гипотетического повторного забега.

Всё зависит от того, сумеют ли соперники Собянина найти точку кооперативного равновесия, которое возникает, когда несколько сторон совместными усилиями находят такую линию поведения, которая увеличивает их совокупный профит (в нашем случае профит – это предстоящий электоральный выигрыш).

Конечно, на практике такая задача представляется сложной – любой альянс против Собянина может быть только сиюминутным. Слишком много у прочих кандидатов стимулов к нарушению скоординированной политики и выходу из договоренностей. А это означает, что антисобянинским кандидатам никуда не деться от максимы, высказанной известным практиком: «Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться».

Предположим, что это препятствие устранено. Если Кремль не преуспеет в работе по пресечению альянсов между кандидатами-соперниками Собянина, я бы не стал отвергать саму возможность сформулированного соперниками консенсусного решения. В результате альтернативные Собянину кандидаты успеют выработать скоординированную политику, устранив при этом элементы неопределённости в ожиданиях их собственного ядерного электората.

При этом можно говорить, что ядерным электоратом обладают лишь три кандидата – Собянин, Мельников и Навальный. Первые двое могут представить свой ядерный электорат офлайн, ядерный же электорат Навального существует, en masse, лишь в киберпространстве. Скажем, из 6,6 миллиона москвичей, имеющих аккаунты «ВКонтакте», в сообщество Навального входят несколько более 200 тысяч. Цифра немалая, но это немногим более 3% пользователей отдельной социальной сети. Или ничто — в электоральном смысле, натурально.

Однако тезис об исключительно кибернетической природе Навального и его электората серьёзно поколеблен навязчивым стремлением Собянина и его штаба (Кремля?) к fair play. Практически всучив Навальному в нагрузку голоса муниципальных депутатов, то есть тех самых «жуликов и воров», на уничтожающей критике которых Навальный строил свою online-популярность, «ЕР» признала его равноправной стороной в политическом торге. И тут же допустила за игорный стол для взрослых. Но не в качестве начинающего мелкого шулера, каковым его вчера позиционировали федеральные СМИ и другие провластные медиаресурсы, а в качестве участника, обладающего, как минимум, необходимым для политика национального  масштаба избирательным цензом. Не удивительно, что многие простые и не очень простые единороссы, и их экспертная клака выглядят на публике как люди с порванным шаблоном.

Ликвидировать этот внезапно возникший когнитивный диссонанс реально можно лишь двумя способами. Первый – это, как уже говорилось вначале, «выпилить» Навального «Кировлесом». Второй – насадить Навального на простейший крюк, который он давно сам заготовил для оппонентов. Для чего предельно конкретно донести до неопределившихся избирателей, что Навальный — это бывший средней руки чиновник, проворовавшийся на должности помощника губернатора, чудом не севший в тюрьму, и не понявший свалившегося на него счастья в виде мягкого и/или оправдательного приговора. И вот он снова рвётся к корыту, чтобы продолжить тешить свою коррупционную похоть.

Перевод избирательной кампании в плоскость именно такой полемики технологически оправдан ещё и тем, что до сих пор штаб Собянина (Кремль) смотрел на Навального как на афериста-парвеню, то есть на переквалифицировавшегося не в управдомы, а в блогеры О.Бендера, пытающегося поиметь свой миллион на шантаже с распубликованием истории откатов всероссийского «Геркулеса».

А вот как только основному оппоненту Собянина приклеют ярлык воришки, да ещё голубого, до электората вмиг дойдёт, «кот тут власть». Хотя бы потому что про сайт Госзакупки.Ру и РОСПИЛ знают очень немногие (даже в Москве), а вот Ильфа и Петрова у нас читала вся страна.

Разумеется, ядерный электорат Навального во всё это не поверит. В этом контексте штаб Собянина выборы в интернете проиграл ещё до их начала. Не поведутся на такой заброс и СМИ, ангажированные (не важно, осознанно или нет) Навальным.

Однако остаются СМИ, подконтрольные прочим кандидатам. И шорт-лист СМИ, которые в основу своей редакционной политики ставят объективность, пусть даже эта объективность so-so. Как развернуть их к Собянину передом — к Навальному задом, позволив, одновременно, сохранить остатки кодекса профессиональной чести? Подобная задача для политического штаба и.о. мэра Собянина представляется мне чрезвычайно увлекательной.

Исторический ликбез. Что такое государство победившего фашизма?

После победы фашизма в государстве возникает структура, которую называют «тоталитарным» и «корпоративным» государством, и о нём стоит поговорить поподробнее. С фашизмом связано множество мифов. Самый стойкий — что фашизм, в обмен на свободу, даёт порядок и процветание. Обычно любят апеллировать к нацистской Германии и реже к Чили времён Пиночета (что не совсем верно) или Испании времён Франко.

Понятие «тоталитарного» государства ввёл Бенито Муссолини. И в чём его суть — вполне ясно из названия. «Тоталитарное» государство — это государство всеобъемлющее, вмешивающееся во все аспекты жизни человека и общества и контролирующее их.

Но, несмотря на очевидность термина, понимают его не все. Думаю, что для многих будет неожиданностью, что борьба с гомофобией на уровне законодательства — это тот самый «тоталитаризм», прямое вмешательство государства во внутрисемейные и личностные отношения и взятие их под государственный контроль.

Но гораздо интереснее термин «корпоративное государство». Что декларируется сторонниками «корпоративного государства»? Вот речь Бенито Муссолини:

«Мы учредили корпоративное и фашистское государство, государство национального общества, государство, охраняющее и контролирующее, гармонизирующее и регулирующее интересы всех социальных классов, получающих равную защиту. Между тем как прежде, во времена демолиберального строя, рабочие массы смотрели с неодобрением на государство, были вне и против государства, считали его своим врагом во всякий день и всякий час, ныне нет работающего итальянца, который не искал бы своего места в корпорации, в федерации, который не стремился бы стать живой молекулой великого, огромного живого организма, каковым является национальное корпоративное фашистское государство».

Вот какая красота. В «корпоративном государстве» представлены интересы всех граждан. Они — одна команда, к какому бы классу, какому бы слою общества они ни относились. И совместными усилиями эта команда добьётся невиданных успехов. Мы все равны, потому что мы — итальянцы/немцы/... Мы равноправные партнёры, и государство равно думает о каждом из нас. В «корпоративном государстве» и волки сыты, и овцы целы.

Исторический ликбез. Что такое государство победившего фашизма?

Гиперинфляционный режим запускается… до конца следующего года

На момент перевода данной статьи, ее прочитало порядка 22 тыс. человек, преимущественно американцев, оставлено 450 комментариев. Статья вышла 5 июля 2013 года. Автор ее Джон Уильямс также по мнению официального большинства пополняет дивизион «маргиналов» в США, как и Ларуш (http://www.zerohedge.com/). В статье приводятся цитаты непосредственно с блога Дожна Уильямса. Следует помнить о том, что статья написана исключительно для американской аудитории.

То, что американская экономика находится в бардаке и мировая резервная валюта доллар находится под беспрецедентной угрозой, уже является данностью. Что не понятно, так это не к чему приведут махинации правительства и банковских картелей, а когда это случится. Однако мы знаем, что финал уже близок.

Согласно альтернативному агентству статистики "Shadow Stats", основатель которого Джон Уильямс (John Williams) предпринял уникальный подход к анализу экономических данных, выходящий далеко за рамки государственной статистики, скоро и мы сможем увидеть плоды валютно-финансовых игр, которые происходят за кулисами. К сожалению, конечный результат не будет восстановлением (прим. – нашей экономики). Это далеко не так.

Как отмечает Уильямс в своем последнем докладе, нам следует ожидать упадка на протяжении всего этого года и в 2014 году, с конечным результатом – гиперинфляцией.

Вот что писал Уильямс:

"Мы приближаемся к концу игры. Ничего хорошего: ни в экономике, ни в финансовой и политической системах, ни на финансовых рынках. Финансовая система все еще остается с 2008 года в спазме и послешоковом состоянии из-за паники и приближающегося краха, а также от того, что и ФРС и федеральное правительство никак не реагируют. Более того, паника и гиперинфляция просто неизбежны.

Типичные признаки этого: ожидания внутренних и глобальных рынков на важных разворотных точках тренда, наглядно проявляющиеся «приступы» волатильности и нестабильности, усиливающиеся на финансовых рынках, включая и акции, и валюты, и вклады денежного эквивалента драгоценных металлов.

Выбранная рыночная стратегия в экономике и политике ФРС состояла в изъятии избыточных средств (прим. – долларовый пылесос). FOMC (Federal Open Market Committee) и председатель ФРС Бен Бернанке выдвинули план сокращения и окончательного завершения регулирования QE3 (прим. – выкуп обесцененных облигаций с рынка ФРС, за счёт работы долларового печатного станка). Ограничение или удаление QE3 представляется возможным после того, как американская экономика преодолеет некую планку с очень оптимистическими экономическими показателями, спрогнозированными ФРС.

Естественно, что реакция рынка состояла в обесценивании акций, облигаций и золота. Понятно, что в реальности экономика гораздо слабее, чем прогнозы ФРС. Чтобы в реальных экономических условиях заручиться поддержкой и настроениями рынка, нужно всего лишь не отказываться от QE3 и далее увеличить его объем. И рынок и ФРС не поспевают за реальной экономикой, но и они вскоре будут вынуждены признать тоже самое.

Бизнес по прежнему находится в упадке, а ФРС, несмотря на противоположные реакции валютного рынка, увязла в системных проблемах с QE и уже не управляет ситуацией.

Гиперинфляционный режим запускается… до конца следующего года

Формируя будущее России

Россия продолжает оставаться одним из привлекательных для инвестиций направлений. Так, в 2012 году Россия заняла шестое место в мире и первое в СНГ по уровню инвестиционной привлекательности.

Растущий потребительский рынок, увеличивающиеся доходы населения, численность среднего класса и недорогая, но при этом хорошо образованная рабочая сила — все это продолжает привлекать инвесторов в Россию со всего мира. Кроме того, интерес международных инвесторов к России поддерживается богатыми природными ресурсами страны.

Неудивительно, что основой роста российской экономики по-прежнему является нефтегазовая отрасль. 61% респондентов считают природные ресурсы главным конкурентным преимуществом России.

Россия в цифрах

yang

В качестве драйверов будущего роста инвесторы также отмечают тяжелую промышленность, автомобилестроение, производство потребительских товаров и инфраструктуру.

В 2012 году Россия привлекла 128 проектов, финансируемых за счет ПИИ, — такое же количество, как и в 2011 году. При этом количество рабочих мест, созданных за счет ПИИ, увеличилось на 60%, что говорит об укрупнении проектов. Это обеспечило России выход на второе место в Европе  по числу рабочих мест, появившихся благодаря ПИИ (по сравнению с шестой позицией в 2011 году).

Также, благодаря тому что почти половина населения России пользуется Интернетом, российский рынок интернет-услуг стал крупнейшим в Европе. Основной объем инвестиций в развитие технологий привлекают Москва и Санкт-Петербург.

Рост инвестиционной привлекательности России

Большинство опрошенных инвесторов считают, что вступление России во Всемирную торговую организацию, образование Единого экономического пространства с Республикой Беларусь и Республикой Казахстан, а также планируемое создание к 2015 году Евразийского экономического союза окажут благоприятное влияние на инвестиционную привлекательность России.

Ускорение приватизации и улучшение демографической ситуации, по мнению респондентов, также повысят инвестиционную привлекательность страны.

Действующие и потенциальные инвесторы: разница восприятия

68% инвесторов, уже работающих на рынке, планируют наращивать свое присутствие в России. Однако те, кто еще не инвестировал в российскую экономику, проявляют осторожность.

Почему? Инвесторы, еще не начавшие свою деятельность в стране, имеют ограниченное представление о существующих в ней инвестиционных возможностях. Отсутствие такой информации особенно заметно на региональном уровне: иностранные инвесторы знают только о крупных российских городах.

Как сократить эти различия? России необходимо продолжать реформы и упрощать экономику в целях привлечения новых инвесторов. Также важно определить факторы, сдерживающие рост компаний на региональном уровне, и принять меры по устранению таких препятствий. Развитие инвестиционной культуры на основе организации встреч и конференций помогло бы зарубежным компаниям получать информацию об инвестиционных возможностях в России.

Ключевые факторы, сдерживающие рост инвестиций в России

По мнению 55% респондентов, ведение бизнеса в России все еще осложняется целым рядом нерешенных политических, законодательных и административных вопросов. Высокий уровень коррупции и недостатки законодательства продолжают ограничивать российский потенциал в области привлечения ПИИ.

Кроме того, излишняя зависимость от экспорта нефти еще раз подчеркивает, что перед Россией стоит задача формирования более сбалансированной экономики, способной обеспечить устойчивый рост в долгосрочной перспективе.

Четыре шага к устойчивому развитию в будущем

  1. Уменьшение административных барьеров за счет снижения уровня бюрократии и повышения эффективности законодательства и прозрачности системы регулирования предпринимательской деятельности.
  2. Сотрудничество в инновационной сфере за счет развития проектов в области НИОКР между зарубежными и российскими компаниями и укрепления партнерства между университетами и производственными предприятиями.
  3. Повышение инвестиционной привлекательности регионов за счет обеспечения более сбалансированного развития западной и восточной частей России, реализации государственных программ по развитию регионов и разработке программ, учитывающих региональные особенности, для более активного привлечения инвесторов.
  4. Совершенствование бизнес-образования за счет проведения инновационных программ совместно с зарубежными университетами и расширения списка специальностей, по которым ведется обучение на российских факультетах бизнеса.

Источник

Перекинутся ли молодёжные протесты на коррумпированные демократии Азии?

Последние несколько лет стали свидетелями волны молодёжного протеста в развивающихся странах, которая дошла даже до стран первого мира. Основным её мишенями стали демократии, или режимы, которые, по крайней мере, на словах, декларируют себя демократическими. Неясно, имеет ли место «перекрёстное опыление» этих движений между собой, но сходство набора признаков, характеризующих участников протестов и поводов для их недовольства, наводит на определённые мысли. До настоящего времени демократии Азии выпали из этой волны, но стоит отметить, что профиль протестов мог бы легко быть применён и там.

Молодёжные бунты в Бразилии, Чили, Европейском Союзе, арабском Ближнем Востоке, Турции и даже движение «Occupy» на Западе – все отражают то, что в политологии носит общее название «кризиса легитимности» современной демократии. Согласно этому представлению, участие в демократической политике мало способствует изменению существующего процесса государственного управления, окопавшиеся элиты не уступают свои привилегии, кумовство носит повальный характер и т.д. В частности, молодые избиратели становятся циничными из-за формального характера избирательного процесса – либо игнорируя его из презрения, либо выражая своё недовольство «внепарламентским путём», т.е. на улице. Конечно, арабские псевдодемократии Ближнего Востока представляют собой некоторое исключение. Протесты в них предполагали гораздо более фундаментальные или революционные поводы для недовольства. Но в той мере, в какой процессом были поражены «республики», а не монархии данного региона, это говорит также о надеждах, которые демократические формы правления взращивают в умах молодых граждан, а затем разбивают их коррупцией и непотизмом.

Read More

Демократия, солидарность и европейский кризис

Европейский союз обязан своим существованием политическим элитам, которые могут рассчитывать на политическое согласие более или менее индифферентного населения, по крайней мере, пока население считает, что Евросоюз отвечает его интересам, принимая во внимание все обстоятельства. Евросоюз получает легитимацию в глазах граждан благодаря результатам своей деятельности, а не благодаря тому, что он исполняет их политическую волю. Подобное состояние дел объясняется не только историей происхождения Союза, но и особенностями правового устройства этого уникального образования. Европейский центральный банк, Европейская комиссия, Суд Европейского союза прочно вошли в повседневную жизнь европейцев за последние десятилетия, несмотря на то что эти институты меньше всего поддаются демократическому контролю. Более того, Европейский совет, который взял на себя инициативу во время текущего кризиса, сформирован из глав правительств, роль которых, по мнению граждан, состоит в том, чтобы представлять национальные интересы каждой страны в далеком Брюсселе. И, наконец, предполагалось, что по крайней мере Европейский парламент будет способствовать взаимодействию между политической жизнью отдельных стран и происходящим там противоборством политических взглядов и теми, кто принимает важные решения в Брюсселе; но и этого взаимодействия, как правило, не происходит.

Таким образом, в данный момент на общеевропейском уровне все еще существует пропасть между мнением и волеизъявлением граждан, с одной стороны, и политическими мерами, предпринимаемыми для решения проблем — с другой. Это также объясняет и то, почему обычные граждане не имеют ясного представления о концепции Европейского союза и о его будущем. В основном, только профессиональные политики, экономические элиты и ученые, занимающиеся соответствующими вопросами, достаточно хорошо информированы и имеют четкую позицию по этим вопросам; даже для участвующих в общественной жизни и в обсуждении острых проблем интеллектуалов эти вопросы не имеют большого значения [1]. Образ мыслей, выражающий скептическое отношение к Евросоюзу, — вот что объединяет европейцев сегодня; этот образ мыслей получил широкое распространение во всех странах — членах Евросоюза во время кризиса, хотя в каждой стране есть на то свои, различные и, зачастую, противоположные причины. Эта тенденция важна, и политическим элитам, возможно, следует принять ее во внимание, но растущее неприятие идеи Евросоюза в действительности не играет решающей роли для текущего курса европейской политики, который довольно сильно дистанцирован от политической ситуации в отдельных странах. Текущий курс антикризисного управления продвигается и осуществляется прежде всего многочисленным крылом прагматичных политиков, которые придерживаются принципа постепенности осуществления реформ, но которым не достает ясности в отношении перспектив. Они ориентируются на принцип «Больше Европы» (More Europe), стремясь избежать гораздо более драматичного и, вероятно, более дорогостоящего развития событий — отказа от евро.

Прежде всего, сосредоточившись на десятилетнем плане экономических реформ, который разработали в Евросоюзе («На пути к более эффективному экономическому и монетарному союзу» — “Towards Genuine Economic and Monetary Union”), я попытаюсь объяснить суть технократической дилеммы, которая осложнила реализацию этого проекта (1). Во второй части я представлю альтернативную модель установления наднациональной демократии в Европе и те препятствия, которые нам предстоит преодолеть на этом пути (2). Основное препятствие — это недостаток солидарности; прояснению этого сложного, несомненно, политического понятия посвящена третья, философская часть (3).

Read More

Америка: время импотенции

В то время когда я пишу эту статью, Эдвард Сноуден, беглый контрактор Агентства национальной безопасности, обвиненный в шпионаже, находится в Москве, а представитель Владимира Путина настаивает на том, что правительство бессильно задержать его. «Мы не имеем никакого отношения к этой истории» сказал Дмитрий Песков. «Я не согласовываю авиабилеты».

Забавно видеть, как г-н Путин всегда, когда появляется возможность оскорбить Соединенные Штаты, кажется, открывает своего внутреннего либертарианца — борца за гражданские права. Когда российское правительство хочет чтобы кого-то не было на российской земле, оно или изгоняет человека с неё или загоняет в неё. Спросите об этом инвестора Билла Браудера, который был объявлен персоной нон грата, когда он попытался приземлиться в Москве в ноябре 2005-го. Или вспомните об адвокате г-на Браудера, Сергее Магницком, убитом российскими тюремными служащими четыре года спустя.

Г-н Сноуден прибыл в Москву из Гонконга, где местные чиновники отказались выполнять американский запрос на арест, якобы на основании того, что он «не полностью соответствовал требованиям законов Гонконга». Это ещё одна смехотворная отговорка, так как г-н Сноуден оставался на китайской государственной правительственной конспиративной квартире до тех пор, пока Пекин не дал приказ проигнорировать американский запрос и позволить г-н Сноудену уйти.

«У правительства Гонконга здесь была маленькая роль» сказал агентству Рейтер законодатель из Гонкога, Альберт Хо. «Она сводилась к тому чтобы получить инструкцию не останавливать его в аэропорту».

Теперь г-н Сноуден может быть находится на пути в Гавану, или Каракас или Кито. Уже достаточно часто говорилось о том, что этот так называемый «крестоносец прозрачности» остается на свободе только благодаря наглости и снисходительности диктатур и авторитарных лидеров. Также уже было сказано о том, что его случай иллюстрирует, как мало было достигнуто «перезагрузкой» президента Обамы с Москвой, или его калифорнийским «флиртом» с Си Цзиньпином в начале месяца.

Но, как бы то ни было, история со Сноуденом оказывается (и не удивляйтесь, если русские всё-таки передадут его в обмен на неуказанную американскую услугу), главным образом, наглядной иллюстрацией того, что мы живем во времена американской импотенции. Когда-то администрация Обамы решила, что не хочет участвовать во всех этих раздражающих иностранных сложностях и хитросплетениях, а теперь удивляется что она теряет влияние за рубежом.

Это придаёт особый смысл афганскому дипломатическому поражению на прошлой неделе, когда Талибан открыл в Дохе представительство «Исламского Эмирата Афганистан» — высокопарное название, которое мулла Омар дал своему режиму в Кабуле перед его падением в 2001 году. Афганский президент Хамид Карзай ответил на это прекращением переговоров с США по сотрудничеству в сфере безопасности после 2014-го года.

Теперь США оказываются в потрясающей позиции. Просто, чтобы заполучить Талибан на переговоры о липовом мирном процессе, администрация согласилась на предложение Пакистана позволить мулле Омару сесть за стол на его собственных условиях: не принимать никакой конституции, никакого перемирия с интернациональными силами, никакого, даже формального обещания никогда снова не позволять Афганистану становиться убежищем для международного терроризма. Согласно пакистанским источникам, США также согласились позволить занять место за столом переговоров террористической сети Haqqani — чьи деяния включают в себя осаду американского посольства в Кабуле в 2011 году.

Сейчас, легитимизировав Haqqani и дав Талибану все, что тот хотел в обмен на ничто, США обнаруживают, что его собственный клиент — правительство в Кабуле, кинул их и может повернуться к Ирану как к новому покровителю. Потрясающе: ни мира, ни мирного процесса, ни союзника, никаких рычагов, никакого морального авторитета , и всё — в одном-единственном ударе. Джон Керри взял неплохой старт.

То, что происходит в Афганистане, — это только часть большого полотна американской дипломатии. Ирак? Администрация сделала полный вывод наших войск краеугольным камнем своей внешней политики первого [президентского]срока, а теперь удивляется что премьер-министр Нури аль-Малики, не пошевелит и пальцем, чтобы воспрепятствовать иранским самолётам пересекать иракское воздушное пространство и снабжать вооруженные силы Башара Асада. Сирия? Президент Обама потратил два года раздувая пожар гражданской войны, создавая вакуум власти, в котором Иран, Хезболла и Россия могут скоро достигнуть своих стратегических целей.

И, наконец, Иран: в 2003-м Тегеран на короткое время остановил свои секретные работы по созданию ядерного оружия и согласился приостановить обогащение урана на, по крайней мере, несколько месяцев. С тех пор, все американские усилия убедить Иран изменить свой ядерный курс потерпели неудачу. Это произошло потому что администрация Обамы не была достаточно настойчивой и терпеливой, или недостаточно стремилась к соглашению? Или потому, что Тегеран полагает, что пренебрежительное отношение к этой администрации не будет стоить ему ничего?

«Америка ни хрена не может сделать против нас» — это был лозунг иранской революции в ее первые годы, когда слово «Америка» означало — Джимми Картер. При президенте Обаме новым лозунгом могло быть — "Америка ни хрена не будет делать [против нас]".

Этот лозунг возвращает нас к истории со Сноуденом. Выступая в Индии, г-н Керри предложил видение того, как будет воспринято решение России позволить ему бежать. «Вызывающим разочарование» , сказал наш 68-й госсекретарь. И добавил — «без всяких сомнений это окажет определённый эффект и воздействие на отношения и [будет иметь] последствия».

Москва должно быть трепещет.

Источник

Обама бросает вызов бесконечной войне

Долгожданная речь Обамы, посвященная изменениям в контртеррористической политики США, показала, сколь резок контраст между самодовольной риторикой Буша и мучительным беспокойством Обамы по поводу тех нелегких компромиссов, к которым нескончаемая война принуждает свободное общество. Озабоченность эта более чем серьезная. Если Буш производил впечатление человека, принимающего решения бездумно, Обама, напротив, колеблется, до конца не зная, как ему действовать дальше. Это неплохо: по крайней мере, он задает себе верные вопросы. Говоря о том, что спустя десять лет прежней войны с терроризмом, итогом которой стали бесчисленные человеческие жертвы (из которых семь тысяч — американцы) и триллион долларов расходов, возможно, настало время умерить пыл «войны с терроризмом». Обама фактически выводит национальную полемику за ту границу, которую большинство демократов не осмеливались переступать.

Судя по всему, Буш и Обама исходят из фундаментально различных представлений о масштабах того, чего США может достичь путем применения силы. Буш, судя по всему, полагал, что Америка способна искоренить зло на всем земном шаре — объявляя войну так называемой «оси зла», сразу после 11 сентября 2001 года, он провозгласил, что «наша война с терроризмом начинается с “Аль-Каиды”, но не заканчивается на ней». Обама, напротив, признает, что ликвидация зла вообще и терроризма в частности — за пределами возможностей какой-либо отдельной страны или нации. По его словам, стремление противостоять злу заложено в человеческой природе, но применения оружия для этого недостаточно.

«Никто — ни я, ни какой-либо другой президент — не может обещать полную победу над терроризмом, — говорит Обама. — Мы никогда не сможем искоренить зло, присущее сердцам некоторых людей, и нейтрализовать все опасности, угрожающие нашему открытому обществу». «Мы должны быть скромнее в наших ожиданиях», — резюмировал президент.

В своей речи Обама также высказал отчаянное беспокойство по поводу вопроса об ограничениях власти. Юристы Буша пропагандировали весьма радикальную теорию, согласно которой никакие действия президента как верховного главнокомандующего не могут быть ограничены ни национальными, ни международными законами. Они прописали эту теорию в «Новой парадигме», рассудив, что, если существует угроза национальной безопасности, никакие правовые ограничения не должны мешать президенту выполнять свой долг. Женевская конвенция стала необязательной и была отвергнута как «неуместная». Обама же принципиально настаивал на необходимости конституционных и правовых международных ограничений, в то же время пытаясь установить границы их применения на практике. Фактически, его речь стала гимном теории «справедливой войны», требующей равновесия средств и целей, взывающей к сдержанности всякий раз, когда государство прибегает к применению силы. Это сложная моральная теория с множеством нюансов, на которую опирается коллизионное право. Обама решительно взялся за разрешение самых нелегких вопросов, которыми задавались многие серьезные мыслители в этой области.

Read More

1 2 3 4 38