Александр Зимовский: «Беларусские медиа не способны формировать общественное мнение, отличное от российского»

«Белорусский журнал»: В последнее время беларусская пропагандистская машина существенно изменила акценты. Со второй половины 1990-х в головы беларусов регулярно вбивалась мысль, что под национальными бело-красно-белыми флагами ходят только «полицайские недобитки». Сейчас в прямом эфире футбольного матча запросто показывают баннеры фанатов, где именно бело-красно-белый является основным элементом. А вышиванки в государственных СМИ вообще стали общим местом.

Почему так произошло? Об этом «Журнал» поговорил с бывшим руководителем Белтелерадиокомпании Александром Зимовским. Именно он в своей программе «Резонанс» «промывал мозги» населению и считался главным рупором власти, а сегодня работает медиаконсультантом в Санкт-Петербурге. Вот, что он нам рассказал.

— Изменения в пропаганде всегда связаны с изменениями субъекта и/или объекта пропаганды. Субъект в Беларуси прежний, следовательно, сменился объект.

Проще говоря, убеждать население, что «если в кране… очень дорогая вода, это БНФ виноват», больше не прокатывает. Поэтому все усилия пропаганды направляют на доказательство необходимости дальнейшего ухудшения условий жизни по просьбам трудящихся. Терпеть, затягивать пояса, сушить порох и сухари. Это первое.

Второе: в пропагандистском плане оппозиционные медиа были уничтожены ещё в 2007—2010 годах. После этого часть из них самоликвидировалась, часть ушла в социальные сети. То есть максимально сузила аудиторию. Например, в белорусском сегменте Facebook вокруг всех оставшихся оппозиционных СМИ группируется около 200 тысяч пользователей. Это по самым оптимистичным подсчётам. Из них около 2-3% способны на уличные акции. Какая уж тут «пятая колонна»?

И, last but not least: бывшие антилукашенковские СМИ давно перестали быть таковыми. Требование ликвидации «крывагага рэжыму» снято с оппозиционной повестки дня. Поэтому нет смысла вести пропаганду или информационную войну против медийных ресурсов, которые на 98% разделяют повестку дня, транслируемую государством.

– Накануне учений «Запад-2017» беларусская оппозиция регулярно заявляла, что опасается захвата Беларуси. Учения прошли, захвата не случилось. Как вы думаете, существует ли такая опасность?

– Тут не надо и думать. Это бред. Беларусь – вполне лояльный, по нынешним меркам, российский сателлит. И не слишком дорогой для российской казны.

Транзит газа через Беларусь контролирует Россия. Калий понемногу пересыпается в карманы Гуцериева, то есть, de facto, рано или поздно окажется российским. Других активов в Беларуси уже нет. Будущая белорусская АЭС без Росатома – просто куча бетона, это тоже надо понимать.

В общем, Беларусь целиком укладывается в логику внешней политики Путина: получать выгоды от всего конгломерата белорусских ресурсов, включая военно-политический компонент. И предоставлять Лукашенко самому нести ответственность за проблемы местного населения.

– И все же. После Революции Достоинства в Украине выяснилось, что значительная часть украинских генералов имеют российские корни. Наша оппозиция говорит, что в Беларуси такая же ситуация. Не боитесь тихой оккупации?

– Война – слишком серьёзное дело, чтобы доверять её генералам. В этом контексте корни не играют роли. На постсоветском пространстве все профессиональные военные старше 1971 года рождения имеют советские корни и обучены по советским лекалам. То есть, от командиров полков и выше – это всё советская военная школа.

Украина 25 лет проводила зачистку офицерского корпуса по национальному признаку. В итоге оказалось, что национальный украинский генералитет и офицерство не способны решать тактические задачи даже на уровне командира роты или батальона. Поэтому тот, кого белорусские националисты рассматривают в качестве вероятного противника, всячески будет приветствовать зачистку белорусского генералитета.

Впрочем, недавняя трагедия в Печах говорит о том, что самый страшный враг белорусского солдата – это не русский генерал, а белорусский сержант и белорусский прапорщик. И медиа в Беларуси шельмуют белорусскую армию вполне себе качественно. Никакой оккупации не надо.

– Вы не раз заявляли, что российская пропаганда, в случае получения команды, растопчет беларусских коллег. Время еще не пришло или беларусы укрепились? Могут ли беларусские медиа, как государственные, так и независимые, противостоять агрессии «старшего брата»?

– Вряд ли я говорил «растопчет», и вряд ли конкретно о коллегах-пропагандистах. Они вообще не являются стороной в информационном противоборстве. В том смысле, что их не надо убеждать в превосходстве русской доброй машины пропаганды – они и так в России всю съёмочную технику арендуют, иначе трансляции прекратятся.

Речь может идти о способности белорусских медийщиков формировать общественное мнение, отличное от российского. А эта способность находится в Беларуси в зоне околонулевой динамики.

В настоящий момент национальное белорусское телевещание состоит из российского контента на 75-95%. Массовый кинематограф и сериальная продукция без учёта Голливуда – на 100%. Без этой подпорки в Беларуси с трудом сможет существовать даже один сугубо национальный телеканал. Так что в «особый период» агентство «Спутник», канал Russia Today и ТНТ легко возьмут контроль над неокрепшими белорусскими умами. А окрепшие белорусские умы и так давно знают, что ex Oriente lux.

Интервью "Белорусскому журналу"