Лапушка, пишет Кэт. Записки шлюхи


— Зайка, давай быстренько, у меня очень мало времени! — заявил он прямо с порога.
И сунул мне заготовленную денежку.
Только разувшись, он зачем-то, первым делом, понесся к окну и, прячась за шторкой, нервно осмотрелся — ну кто там ходит, у парадной?
Похоже, невпервой и чисто рефлекторно. 
В следующую минуту я узнала, что мужик женат, и истерично сцыт от мысли, что жена его могла пасти. Ну да — от самой работы — и прямо ко мне. 

Нет, сцут, допустим, многие женатые. 
Но этот сцыт особенно, с размахом, от души. 
Здравствуй, паранойка!
Видимо, жена и опыт научили.

Не узрев никого подозрительного, он чуть расслабился, и я смогла запихнуть его в душ. Через минуту после душа он вырос в комнате, пугливо косясь на собственный же телефон.
И я поняла, что жена там — та еще штучка.

Начали мы стоя и с французской любви. Ну, то есть, он стоял, а я внизу любила.
Любила я его недолго, потому что ожил телефон. Ну да, из рук он его не выпускал.
Я замерла перед ним на коленях, с запасами за щекой, как хомяк, и вопросительно посмотрела снизу вверх.


Он кивнул мне — мол, детка, продолжай. И я продолжила. А что мне?
— Лапушка — елейно внушал он трубке, поглаживая свободной рукой трудолюбивого хомяка — Лапушка, да-да, я уже еду, нет, не задержусь. Да нормальный у меня голос! Нормальный, это тебе кажется. Нет, я один, ну что ты придумываешь. Да я тебе говорю — нормальный голос. Ага, целую... Давай.

Процесс плавно перетек в горизонтальную фазу. На этот раз поводок телефон лежал рядом.
Впрочем, сие действо обороты набрать не успело, потому что через минуточку опять нарисовалась Лапушка.
-Да, зайчик, — схватился он за телефон.- Нет, это тебе показалось. Ты же знаешь, я люблю только тебя. Нет, я не задержусь. Я уже еду. Нормальный голос...

Я задумчиво отдыхала под ним, ощущая легкое шевеление внутри себя.
Он падал, мы его теряли.

-Блин, вот нашла время! — зашипел он, когда Лапушка закончила. — Каждый шаг контролирует, сука.

-Да, мась? — трубка ожила ровно через две минуты — Нет, лапушка, я уже точно еду. Нет, тебе показалось, все хорошо. Да, буду вовремя. Что-то купить? Ага, ну давай, я с магазина наберу.

— Слушай, — сказал он мне сразу после магазинной эпопеи — давай как-то очень быстро будем, а?
Ну, быстро я вообще не против.
-Милый, — внесла я дельное предложение после четвертого звонка, когда даже мне стало ясно, что быстро мы не будем, ибо Лапушка не даст — почему бы тебе не выключить телефон?
-Ты что? — шуганулся он от одной только мысли — ты что! Она мне потом харакири сделает, не раздумывая. Ревнивая — пиздец! Задолбала уже.
-Так чего не разведешься? — аккуратненько спросила я.
Его порвало в клочья:
-И что? Квартира ее, машина ее, а я что — с голой жопой останусь? 

Похоже, с Лапушкой они друг друга стоят.

За те ровно полторы минуты, что она не висела в эфире, нечеловеческим усилием воли он успел-таки закончить. Впрочем, и это он делал как-то быстро и пугливо — очевидно, даже под моей кроватью ему мерещилась жена, сидящая в засаде.

И началась у нас вторая часть марлезонского балета.
Он метался по моей квартире, хватал манатки, обувался на ходу, и смутно напоминал персонажа мультика, который перемещался, оставляя в воздухе следы.
Ибо Лапушка истерила в телефоне так, что слышно было даже мне. 

Вымелся он стремительно, на ходу успокаивая свою скандалистку, прикрывая рукой трубку, и делая мне страшные глаза — чтобы я была как мышь.

Они, похоже, очень весело живут.
Я пожалела, что не запаслась попкорном.

Кстати, паранойя — штука заразная. Ибо еще полчаса после его ухода мне было слегка напряжно. 
Иди знай — вдруг за дверями затаилась Лапушка?.. 😉
Источник