Колонка для Naviny.by от 3.XII.2012

Утопит ли правительство Лукашенко?

Борисов – город моей туманной юности, – становится полем интереснейшего социального эксперимента. Даже двух социальных экспериментов.

Вы въехали – мы толкуем о новых инициативах власти: запрете на производство «чернилка» и возрождении института горнозаводских крестьян. Борисов представляется мне идеальной отправной точкой краткого анализа этих новелл, достойных включения в Кодекс Юстиниана.

Когда пресловутая пятая колонна заводит разговоры о смене «крывагага рэжыма», то напрочь забывает о классовом характере политической борьбы. Между тем стоит лишь принять во внимание классовую структуру современного центрально-европейского общества, и всё станет на свои места.

Also, Беларусь синеокая™ это чисто сельская страна в классовом понимании. Её трудящиеся, интеллектуалы, чиновничество всех мастей, военные, полиция – это крестьяне, взятые из деревень для исполнения необходимых для выживания термитника общества функций. Не суть важно, стоит ли крестьянин при этом у станка, винтит на митингах крестьянских детей или отирается у калiдорах «злачыннай улады». Поскреби любого белорусского политика, рафинированного чиновника и/или фрондирующего интеллектуала – и  найдёшь запуганную деревенщину.

Историческая заслуга Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко в том, что он кладёт на алтарь Отечества своё неуклонное стремление вырвать туземцев из идиотизма деревенской жизни. Железной, так сказать, метлой загоняет в счастье синеоких™ обывателей, погрязших в пьянстве, праздности и разврате. А в последнее время ещё и поклоняющихся истово Золотому тельцу (ударение, друзья мои, ударение). C таким матерьяльцем, сами понимете, путь вождя непременно будет тернист и небезошибочен. А тем временем братья-поляки уже шлют голодающим братьям-беларусам продуктовые посылки.

Взять тот же запрет на производство «чернила». Первое его следствие – дефицит сахара. Почему? «Потому что водочка дорогая», — объяснял как-то Глава государства, не помню уж какому из своих премьеров, основы самогоноварения. Остальное – геморрой финансистов пополам с идеологами. Нам же самое время перетереть за Борисов.

Борисов, кто не знает, город эпического размаха и невероятной жизненной силы. Этакая некрасовская народная мощь. «Он до смерти работает, до полусмерти пьёт», — это про Борисов, практически.

В золотые брежневские годы самым популярным рабочим лозунгом в нашем городе был отнюдь не лозунг «Экономика должна быть экономной». Гораздо чаще в цехах гремело: «Лучистое» завезли!».

Здесь помнят случай, когда комиссии, заявившейся как-то проверять работу второй смены на заводе БАТЭ, и не заставшей почти никого, старый мастер сказал, как партиец партийцам: «Так уже ж полдвенадцатого» (смена тогда у нас заканчивалась в первом часу ночи).

В ходе пресловутых антиалкогольных новаций М.С.Горбачёва самогон в Борисове гнали все – от простых рабочих и крестьян до учителей, врачей, партхозактива и офицеров штаба 7-й Гвардейской танковой армии. А ведь были ещё прапорщики!

Есть все основания предполагать, что именно в Борисове родится новый тип синеокого™ пролетария, которому нечего терять, кроме своих цепей. Для этого новорожденному пролетарию не придётся даже упираться – ему досточно войти в ту заводскую проходную, что в люди вывела меня (см. аву, потом не будет, хе-хе).

Но, смахнув непрошеную ностальгическую слезу, ложимся на краткий курс синеокой™ фрикономики. Если трудящемуся не платят достойно ($1000, как здесь, в России) за труд (в синеокой™ реальная зарплата суть изощрённое издевательство, осуществляемое с особым цинизмом), ergo, трудящемуся полагается компенсация.

То есть возможность беспрепятственно по мелочи красть на работе (несуны) и гнаться за длинным рублём (рвачи/летуны), либо возможность использовать бОльшую часть рабочего времени для побочного заработка (шабашки и/или халтурки). И, натурально, много пива и доступных плодововыгодных вин, чтобы отцы и/или матери семейств не меняли на водку хрусталь, ковры и прочее свое богатство, нажитое честным непосильным трудом при благословенных генсеках прошлого столетия.

Прежде, чем реанимировать Указ от 26 июня 1940 года, людям надо что-то дать. Уже не первый год я взываю к разуму: минималка $3 в час спасёт Беларусь. Заплатите людям эти небольшие деньги, и можете потом сколько угодно пороть взрослых на конюшнях и драть детей на сеновалах, никто слова худого поперёк не скажет, я гарантирую это.

В противном случае спасение страны одно – консолидирующий патриотический нацпроект из области спорта высших достижений. Зрелища, так сказать, но без хлеба. И назовём мы это, ну, скажем, «Галодныя гульнi». А там как пойдёт.

Как ром и виски создали США

В историографии принято считать, что американцев как нацию создало «Бостонское чаепитие» в 1773 году. Но ещё половиной столетия раньше колонистов сплотило противостояние с «федералами» по поводу свободной перегонки рома. Чуть позже восстание Whiskey Boys заложило основу отношений между центром и штатами.

Первые переселенцы из Англии столкнулись на американском континенте с главной трудностью: невозможностью выращивания зерновых на атлантическом побережье и исходя из этого – дефицитом пива. В 1613 году испанский наблюдатель сообщал, что «три сотни колонистов пьют только воду, что противно природе англичанина; в чём они сильнее всего нуждаются – так это хорошая выпивка».

Дальнейшую историю поиска колонистами технологии приготовления собственного алкоголя описывает в своей книге «История мира в шести стаканах» канадский историк Том Стэндидж (Tom Standage «A history of the world in 6 glasses»).

Всё изменилось в конце XVII века, когда широкое распространение обрёл ром. Он был гораздо дешевле французского бренди, поскольку его делали из чёрной патоки, остававшейся после производства сахара, к тому же его не нужно было перевозить через океан. Ром был не только дешевле, но и крепче. Бедняки пили ром неразбавленным, а те, кто побогаче – в виде пунша: смеси рома, сахара, воды, лимонного сока и специй (этот напиток, наряду с более грубым моряцким напитком – грогом, стал предшественником современного коктейля). Ром пили все и почти всегда. «Бедняки и нечестивцы могут напиться за пенни или два», – сетовал бостонский священник Инкриз Матер в 1686 году.

С конца XVII века сформировалась процветающая индустрия по производству рома, поскольку купцы Новой Англии – особенно в Салеме, Ньюпорте, Медфорде и Бостоне – начали импортировать не сам ром, а сырьё для его производства – чёрную патоку – и заниматься перегонкой самостоятельно. Ром стал самым прибыльным товаром, производимым в Новой Англии. Ром был настолько дешёв, что среднего дневного заработка работяги хватало, чтобы пьянствовать неделю.
Read More

Философия социальных сетей. Ликбез для тех, кто там не бывает

Для начала хочу предупредить: это статья больше для тех, кто пользуется соцсетями редко и по необходимости. Кто не понимает, чем в Вконтакте можно заниматься целыми днями, и кто не в курсе основных трендов, тенденций и креативов. Поэтому тем, кто «в теме», может показаться, что описываются очевидные всем вещи.

Как я уже отмечал в первой своей статье, в сети «ВК» подростку сегодня можно вести виртуальную жизнь и получать те же блага, что и в реале – друзей, любовь, общение, фильмы, музыку, фото, статьи, порно, новости, передачи и т.д. И, как и в реальной жизни, они могут учиться бытийной философии, получать морально-нравственные императивы/нормы современности. То есть – ответы на вопросы: как жить, зачем жить, как себя вести, каких принципов придерживаться, чему учиться, что нести по жизни, что передать потомкам и т.д. 

Получить это можно через специальный подвид пабликов – «жизненные» паблики. Их создатели позиционируют свое детище как «все, что нужно знать современному/современной парню/девушке о жизни». То есть претендуют на роль неких смысловых путеводителей для молодежи.

Почему они вообще существуют и, более того, весьма популярны? Потому что даже у самого глупого человека есть мировоззрение. Узкое, недалекое, но есть. А имея его, людям свойственно искать единомышленников, объединятся по интересам. Опять же, чтобы оно появилось и сформировалось в законченный вариант, его надо чем-то подпитывать. В общем, эти «бытийно-философские» паблики – примерно как журнал «Однако». Только с противоположными взглядами и целями. И я предлагаю посмотреть, с какими.

Итак, паблики делятся на три группы.
Read More

Об экстренных службах. С эмоциями и матом

Ну что ж, дорогие товарищи, сейчас я буду ругаться матом. Сильно. Казалось бы, вроде бы приличный человек, доктор… Но повод есть. Достало. Но обо всем по порядку…

Для начала расскажу про учетные препараты. Имеются в виду сильнодействующие вещества, препараты для наркоза, обезболивающие центрального типа…  Препаратов у нас нет. Смотрю в оранжевую коробочку, в которой сиротливо лежат три ампулы феназепама. Да –да, дорогие россияне, служба Медицины Катастроф работает без наркотиков!!! Ебнется, понимаешь, очередной самолет и обезболивать пострадавших будем анальгином или кеторолом. Или «рауш наркозом» — кулаком в лоб, под крепкие выражения.

Есть в нашем государстве Россиянии такая ебнутая на всю голову организация, как Госнаркоконтроль. Федеральная Служба по контролю за наркотиками, то бишь. Выдвигает она различные требования к хранению учетных препаратов. Помещение должно быть с сейфом, железной дверью, решетками в стенах и на окнах, кнопкой тревожной сигнализации… Как в банковском хранилище, короче. Где ж его взять-то? Центр Медицины Катастроф – организация государственная, только государству на все похуй. Центр наш базируется в 13 корпусе МОНИКИ, в помещении судебного морга. Оттяпали у морга крыло и поселили на «птичьих правах». Помещение, естественно, требованиям не соответствует. Наркотиков нет.

Бригады ТЦМК базируются в разных районах Московской области. В случайных помещениях. Наша домодедовская бригада базируется в офисном здании, принадлежащем частному лицу. Изначально мы базировались в здании амбулатории поселка Востряково. Была маленькая комнатка на втором этаже. Потом в поликлинике стали расширять лабораторию и рентген-кабинет и выпиздили Медицину Катастроф на улицу. Съебывайте куда хотите, ваши проблемы. Приютил нас в соседнем здании, своей частной собственности, местный бизнесмен. Три года мы у него сидели бесплатно, потом Центр подписал с ним договор.  Хотели домодедовские власти выделить нам помещение в здании амбулатории поселка Санатория Подмосковье. Отремонтировали помещение. Пришел местный ДЭЗ и сказал «такая корова нужна самому», идите на хуй, короче. И заселился туда сам. И базируемся мы до сих пор на территории частного лица, спасибище ему огромное! По сравнению с другими бригадами в царских условиях. Но никакой Госнаркоконтроль разрешение на хранение учетных препаратов нам не даст.

У других бригад положение еще хуже. Подольская бригада базируется в приемном отделении местной больницы. На входе в приемное отделение есть маленькая комната, полтора на два метра, где обычно сидят охранники.  В Подольской больнице №2 там живет бригада Медицины Катастроф. Спят на двухъярусных нарах, оборудование валяется на полу. В Сергиевом Посаде бригада даже комнаты не имеет. Просто сидят на чемоданах сутки в коридоре приемного отделения. Единственная бригада, которая живет лучше нас – в Чехове. Пару лет назад они спасли местного крутого «авторитета», была успешная реанимация – он на радостях, что жив остался, подарил им помещение и хорошую машину с оборудованием. За такое дело – грех не подарить, если возможность есть. Заслужили! Государству же – похуй! Наркотиков и у них нет, естественно.

Как же мы выходили из положения? Есть такие препараты, анальгетики центрального действия, как трамал, налбуфин, буторфанол. До недавнего времени у нас был налбуфин. Препарат спорный, но обезболивающее действие сравнимо с морфином. Правда конкурирует с нормальными наркотиками за опиатные рецепторы в головном мозге, действует шесть часов. Нормальные наркотики после него не действуют. Анестезиологу в стационаре очень «весело» потом в операционной с таким больным, с политравмой после ДТП!

Был у нас налбуфин. Был. Эти мудаки чиновники и пидорасы из Госнаркоконтроля внесли его в учетный список! Трамал с буторфанолом давно уже в списке. Требования такие же, как к хранению морфина.  Закон принят 26 апреля 2012 года, вступил в действие 7 августа 2012 года. Налбуфин изъяли. Больше обезболивающих центрального типа у нас нет!!!!! Никаких!!!!! Вообще!!!!!. Блядь!
Read More

Ядовитый укус Гроссмейстера

Если серьезно рассмотреть некоторых представителей

нашей интеллигенции, то можно будет увидеть, 

что они еще не вышли даже из неорганического состояния…

Преподобный Иустин (Попович) 

 

Недавно один английский писатель (не помню его имени) по каналу Ren TV делился своими впечатлениями от происходящих в мире событий. Мне писатель показался симпатичным, и я решил прислушаться к тому, что он говорит. Англичанин поразительно точно оценивал действия Запада по отношению к тем, кого он, т.е. этот самый Запад, считает своими врагами. Например, писатель однозначно резко осудил убийство натовцами ливийского лидера Муаммара Каддафи. Он подчеркнул абсолютную аморальность подобных действий. Я тогда подумал: удивительный какой англичанин. Не боится ничего и режет правду матку, словно он давний автор РНЛ. А ведь за такие речи на Западе можно весьма сильно поплатиться, и если не сесть в тюрьму, хотя и такое возможно, то уж точно стать изгоем цивилизованного общества. Я был заинтригован и стал слушать еще внимательнее. И тут я понял, что не перевелись еще юродивые на нашей грешной земле.

Судите сами. Английский писатель с обаятельной улыбкой стал давать свое объяснение аморальной политике Запада. Оказывается все политические вожди западного мира вовсе не люди, а рептилии, да-да, именно рептилии, очень неприятные существа, покрытые пупырчатой чешуйчатой толстенной шкурой, на коротких и крепких когтистых лапах, с отвратительными желтыми глазами и омерзительным похотливым языком. В качестве доказательства писатель предложил сравнить глаза Джорджа Буша и какого-то ящера. И, действительно, на представленном фото глаза американского президента и рептилии оказались совершенно одинаковыми. Подобных фотографий писатель представил множество. Но дальше еще интереснее. Оказывается, что кровь представителей древних правящих кланов Запада, всех этих Рокфеллеров, Ротшильдов и прочих, действительно имеет голубоватый цвет, точно такой же, как и у рептилий. Английский писатель сделал на этом особый акцент.

Молодец англичанин. Не мог же он напрямую обвинить западный истеблишмент в педерастии. Хотя, если посмотреть на рассуждения английского писателя с метафизической и духовной стороны, то получится, что он совершенно прав. Ведь человек, согласно святоотеческому учению, может подняться выше своего человеческого естества, обожиться и превзойти ангелов, став сыном Божиим по благодати. Но человек так же может и пасть ниже своего естества, осатанеть и стать даже хуже и страшнее демонов.

Преподобный Иустин (Попович) говорит в этой связи: «Безбожник – всегда неминуемо и без-человек, а тем самым и не-человек…Возводя себя на высоту человек исчезает в божественной беспредельности; низводя в пучину, тонет в демоническом беспределе». Рептилия у английского писателя – замечательная художественная метафора падения человека ниже своего естества.

Но я хотел бы дальше развить мысли замечательного английского писателя, чем-то напоминающего моего любимого Честертона.
Read More

ОПАСНОСТЕ!

Понедельник, 13-е

ДЕНИСКИНЫ РАСКРАСКИ. ПУЛИ В ПУЛКОВО

Угроза жизни в 90-х, конечно, возникала постоянно. Даже если ты не принадлежал к криминальному миру. Просто от криминала уже не было прохода.

Заходим в пустой ресторан, а там – бандитская сходка, попятились назад, наступили на ногу кому-то. Начинаются разборки с оружием.

Идешь по Сенной, случайно задел кого-то, а он – бандит, и опять ножи и пистолеты.
Read More

Господь посетил. И ведь не поспоришь

Когда Он убивал их, они искали Его и обращались, 
и с раннего утра прибегали к Богу (Пс. 77, 34).

Как православному христианину следует относиться к стихийным бедствиям? Как к Божию наказанию за грехи. В качестве доказательства, приведем слова Господа в ответ на известие о погибших от разных неожиданностей, в том числе даже от беззакония властей: «...пришли некоторые и рассказали Ему о Галилеянах, которых кровь Пилат смешал с жертвами их. Иисус сказал им на это: думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете. Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех живущих в Иерусалиме? Нет, говорю вам, но если не покаетесь, все так же погибнете» (Лук. 13, 1-5).

Стал ли Господь укорять Пилата в кровожадности или строителей Силоамской башни в халатности? Не стал – потому что будь даже это и справедливо, не принесло бы пользы слушающим – они бы только более укрепились в своем греховном упорстве, будучи всецело поглощенными поисками вокруг себя виноватых.

Именно в последнем упражняются слишком многие после катастрофы на Черноморском Побережье, и слишком мало обретается задумывающихся об общих грехах населения России, которые и послужили причиной гибели людей.

Убийственное наводнение постигло приморские курортные города, сравнительно небольшие, в чем нужно усматривать милость Божию. Ибо случись подобное (бывшему в Крымске) в Новороссийске или Сочи, потери были бы в разы больше.

Чем занимаются отдыхающие в курортных городах? Конечно, развлекаются, в том числе довольно многие предаются пьянству и блуду, а в языческий праздник (Ночь на «Ивана Купалу»), в который «разверзлись хляби небесные», возможно, что-нибудь и покруче завернули. Но ведь идет пост Святых Апостолов, время, данное для покаяния и духовных подвигов, а не для развлечений. Конечно, указанный грех свойственен не только смытым водой городам – это общероссийская язва. Я, например, живу в местах не столь прославленных курортами, как Черноморское Побережье, однако, продвигаясь в прошедшее воскресенье по улицам Рыбинска, утомился от встреч с пьяными компаниями, зачастую полураздетых, бредущих с пляжей людей, которые так и лезли под колеса.

На следующий день пьяных поубавилось – все-таки рабочая неделя, но праздно лежащих людей на пляжах как будто бы не стало меньше. И это в день общероссийского траура! Вместо того, чтобы пойти в храм, помолиться Царице Небесной в празднование Ее чтимого образа, явленного в Тихвине, о прощении своих грехов и о упокоении погибших, люди предпочли развлекаться дальше. Увы, как восклицал пророк Исаия, во что нас бить еще, продолжающих свое упорство?!

Не следует забывать, что люди гибнут не только в посылаемых Господом стихийных бедствиях – от неразумного отдыха их гибнет куда больше. Так на водоемах только Подмосковья (по сведениям «Российской газеты») с начала года погибли уже 40 человек. А в масштабах страны? А если добавить сюда погибших во время отдыха на суше?

Впрочем, не на одну Россию пролился в последние дни гнев Божий. 12 июня в Вашингтоне прошел парад содомитов, который возглавлял мэр столицы. А через несколько дней на восточное побережье США обрушились ураганы, вследствие чего тысячи людей остались без электроэнергии, а некоторые погибли. За ураганами последовала аномальная жара – более 40 градусов во Цельсию. Вашингтон превратился в горячий ад. Множится число жертв. Это свидетельство того, что Бог поругаем не бывает. Город, во главе с мэром бросивший Небу вызов, получил от Неба должный ответ.

Хочется надеяться, в Соединенных Штатах люди приходят друг другу на помощь в виду общего бедствия. У нас же появился герой, подполковник полиции, начальник спецприемника для административных задержанных ОВД по Крымскому району, Вячеслав Горбунов, не пощадивший жизни при спасении чужих детей и оставивший сиротами своих. Сам Господь засвидетельствовал: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя. Нынешний пост освятился этим подвигом. Не праздно лежащие постом на пляжах, наслаждающиеся жизнью люди; не поливающие грязью, в сладострастном восторге осуждения, власти за действительные или мнимые недостатки, — герои нашего времени, а те, что самоотверженно исполняют свой долг. Им и похвала от Самого Господа Вседержителя. Они кратчайшим путем идут в Царство Небесное.

Пусть в российских курортных городах не больше разврата, чем в некоторых других странах. Господь, кого любит, того наказывает. Бьет же всякого сына, которого принимает. Нужно благодарить Бога за своевременное посещение, одновременно исправляя греховные привычки. Господь зовет нас к покаянию не на словах, а на деле.

Иерей Сергий Карамышев, настоятель храма Св. Троицы пос. Каменники Рыбинской епархии

Источник

Хуйе нах, Голландия!

Веселая чистенькая обкуренная страна, где парады нарядных трансвеститов маршируют мимо каналов и ветряных мельниц, а местное население приветливо машет им тюльпанами, — такова репутация Голландии в глазах иностранцев.

Клоака Европы, оккупированная наркоманами, наркодилерами и выходцами из государств третьего мира, — такой видят свою страну голландцы. Подняв на щит «демократические ценности», они воплотили их в жизнь, напоролись на все, за что боролись, и теперь пакуют вещи для эмиграции.

Головой об косяк

Я свободно говорю по-голландски. Я похож на голландца. Если не стригусь коротко. Если коротко — во мне сразу угадывают русского. Я приехал в Голландию почти десять лет назад, когда мигрантов было еще мало, голландцы были приветливы и общительны, а в обращении ходили гульдены — самая красивая бумажная валюта в Европе.

Уже тогда я испытал в Амстердаме шок от разлитого повсюду сладковатого запаха марихуаны и гашиша. Им здесь пропитано все. Люди, улицы, парки, даже собаки. Для местных он столь же привычен, как для нас — загазованный запах улиц. Но вот туриста с непривычки может и повести. Уже в те времена число памятников в Амстердаме проигрывало числу кафе-шопов, где официанты ошарашивали посетителей дежурным вопросом: «Какой сорт травы в это время суток вы предпочитаете — Amstel Gold, Sativa, Indica?».

Впрочем, меня эта тема интересовала мало — я собирался завоевывать мир спорта: сначала сам выступал в борцовских клубах, как профессионал, а потом начал пробовать себя в промоутерстве, продвигал перспективных спортсменов. В свободное время зубрил добросовестно «хуйе морген» (доброе утро") и «хуйе нах» («доброй ночи») и изучал город. В те годы я еще находил смешной шутку: «Голландские дети вырастают на голландских сказках, в которых добро всегда курит зло»…

За годы моего пребывания в Амстердаме «косяк» становился все дешевле, а цены на алкоголь все дороже. Параллельно росли и штрафы за распитие спиртного в общественном месте, которые в итоге достигли сегодняшних 18 евро — если прихлебывать из бутылки пиво. Ну а если у тебя в руках бутылка крепкого алкоголя — ты вообще, брат, попал. Заплати за такое безобразие 90 евро. Зато с «косяком» ты всегда мог разгуливать по Амстердаму свободно. Не возбранялось даже подойти за огоньком к полицейским. А чего бояться — они сами могут в этот момент раскумариваттся: коротать время на посту, передавая друг другу косяк с планом. Хотя за потребление каннабиса на дежурстве по закону и положен небольшой штраф, на это закрывают глаза. По утрам я добросовестно изучал прессу — лучший способ для освоения языка. Но и там муссировалась излюбленная голландская тема. Институт изучения марихуаны провел порцию новых исследований! Ученые сделали вывод, что конопля отлично снимает посттравматический синдром у психопатов и приступы удушья — у астматиков. Кто б сомневался. Институт изучения марихуаны — то корыто, что исправно кормит коноплеведов который год. Понятно, что они из кожи вон вылезут, доказывая: полезней этой штуки для здоровья нет.

Разделы международных событий пестрили восторженными отзывами о «голландском эксперименте» сторонников легализации мягких наркотиков из других стран. Все они пели гимны «демократическим ценностям» и строили оптимистические прогнозы: мол, кривая употребления жестких наркотиков в такой лояльной стране, как Голландия, вот-вот пойдет вниз. Не пора ли и другим странам к замечательному эксперименту присоединиться?

А однажды у меня появилась возможность увидеть действие чудо-эксперимента на отдельном конкретном человеке. Мой знакомый, гражданин Голландии, угнал машину и попал в тюрьму. В России ему за такое дело дали бы несколько лет, надели бы ватник, вручили пилу — и пошел бы он валить лес на свежем воздухе где-нибудь на бескрайних просторах Колымы. В Голландии же знакомый загремел за решетку на 2 месяца.

Голландская тюрьма мало отличается от санатория: тихо, чисто, сытно. Вот только скучно.
Read More

О крепких хозяевах и коллективизации

Заметил, что в связи с появлением в синеокой™ новых лекарств и исчезновением старых продуктов, у публики возник стойкий интерес к земледельческой тематике

«Каких горожан раньше интересовали вопросы зимовки скота, заготовки кормов? А сейчас люди поднимаются до требования соблюдать культуру животноводства, просят, умоляют укрепить дисциплину в животноводческих комплексах. Особо интересуются сроками убоя крупных рогатых животных.»©

Есть такая немецкая пословица — Die dümmsten Bauern haben die dicksten Kartoffeln («у самых глупых крестьян — самая тучная картошка»). Понятно, почему «самая тучная» — чтобы что-то хорошо росло, тем более в Пруссии, «песочнице Священной Римской империи», надо трудиться как следует, обихоживая землицу, разделывая её как пуховую перину, не разгибаясь и т.д. (да где не надо?).

А вот почему у самых глупых? Потому что достичь бóльшего благосостояния более интенсивным и более умелым трудом в традиционном обществе, а тем более при капитализме, может пытаться только глупый крестьянин. Умный достигает богатства не трудясь, а ставя в зависимость соседей: давая им ссуды зерном и инвентарём в голодные годы, оплачивая за них подати с предложением отработать потом, что быстро превращается в вечную кабалу; за что «умных крестьян»- кулаков и зовут мироедами.

Как именно кулак господствует над крестьянином, пользуясь всяким неурожаем, голодом, увеличением податей, чтобы односельчан обобрать и сделать более зависимыми от себя, хорошо описано в книге А.С.Ермолова «Неурожай и народное бедствие», 1892 г.:

«Пагубное влияние развития ростовщичества и кулачества в сельском быту. В тесной связи с вопросом о взыскании упадающих на крестьянское население казённых, земских и общественных сборов и, можно сказать, главным образом на почве этих взысканий, развилась страшная язва нашей сельской жизни, в конец её растлевающая и уносящая народное благосостояние, — это так называемые кулачество и ростовщичество. При той безотлагательной нужде в деньгах, которая является у крестьян, — для уплаты повинностей, для обзаведения после пожара, для покупки лошади после её покражи, или скотины после падежа, эти язвы находят самое широкое поле для своего развития. При существующих, установленных с самыми лучшими целями и, быть может, вполне необходимых ограничениях в отношении продажи за казённые и частные взыскания предметов первой потребности крестьянского хозяйства, а также и надельной земли, правильного, доступного крестьянам кредита не существует вовсе.

Только сельский ростовщик, обеспечивающий себя громадными процентами, вознаграждающими его за частую потерю самого капитала, приходит ему на помощь в случаях такой крайней нужды, но эта помощь, конечно, дорого обходится тому, кто к ней раз обратился. Однажды задолжав такому ростовщику, крестьянин уже почти никогда не может выбраться из той петли, которою тот его опутывает и которая его большею частью доводит до полного разорения. Нередко крестьянин уже и пашет, и сеет, и хлеб собирает только для кулака.

Известно, что помещику при взысканиях с крестьян, по исполнительным листам, за самовольный уход с работы, за невыполнение принятых на себя обязательств и т.п. , в огромном большинстве случаев оказывается совершенно невозможным что-либо с них получить, - многие считают даже излишним обращаться в подобных случаях к суду. Но сельский ростовщик и без суда всегда с лихвою вернёт себе своё, не теми, так другими способами, не деньгами, так натурой, зерном, скотиной, землёй, работой и т.п. 

Впрочем, сельские ростовщики умеют обставлять свои операции таким образом, что и суд, по крайней мере прежний мировой гражданский суд, стоявший на почве формальных доказательств, обыкновенно являлся на помощь сельскому ростовщику в его хищнической деятельности разорения крестьянства. Весьма естественно, что крестьянин, незнакомый с обрядовой стороной судопроизводства, запутываемый разного рода, большею частию непонимаемыми им самим, обязательствами, на суде оказывался бессильным доказать свою, если не формальную, то фактическую правоту, и суд нередко присуждал с него взыскание, в 5-10 раз превышавшее размер действительно должной им суммы. Read More

1 2 3 4 8