Социальный антилифт

Раньше, в республиканской Франции, где динамичное развитие обеспечивалось правильной работой социального лифта, взгляд рядового француза был устремлен вверх. Этот направленный вверх взгляд носил парадоксальный характер: с одной стороны, он был двигателем социального прогресса, с другой — источником обиды и раздражения. Человек мечтал вырваться из тисков своего социального статуса и в то же время страдал от того, что живет в худших условиях по сравнению с другими, стоящими выше на общественной лестнице. Таким образом, социальный динамизм сочетался с переживанием несправедливости. При этом носитель такого взгляда был вполне способен сочувствовать недовольству тех, кто находился в более трудном положении, чем он сам. Людей объединяла солидарность перед лицом различных форм социальной несправедливости.

Сегодня простым человеком управляет скорее чувство самозащиты, чем желание улучшить свое положение. Он испытывает не столько стремление пробиться в высшие слои общества, сколько отталкивание от слоев низших.

 Я боюсь худшего — что придется переезжать на другую квартиру, жить в одной из многоэтажек, среди всех этих неведомо откуда приехавших людей, добрая половина которых сидит без работы. Среди подростков, которые целыми днями шатаются по улицам, а то и дома не ночуют. Вот это было бы настоящим падением. С таким ударом трудно будет справиться.

 Мой шурин три года нигде не работает. С утра до вечера сидит без дела. Уже и перестал искать место. Когда я вижу его, меня берет страх. Нельзя так опускаться, твержу я себе все время, нельзя позволять себе скользить по наклонной.

Общество рассматривается респондентами как совокупность страт: чем ниже страта, тем хуже условия жизни. При таком взгляде чувство несправедливости ассоциируется не столько с высшими, сколько с низшими стратами. Человек рассуждает так: тем, кто находится ниже меня, всегда больше помогают, с ними более деликатно обходятся, их трудности принимают ближе к сердцу.

 Скверно устроена вся эта система: иногда выгоднее вообще ничего не делать, чем ишачить на работе. Вот я прикинул: когда я нашел место на полставки, после всех вычетов получилось, что заработок у меня меньше пособия по безработице. Сам-то я все равно предпочитаю работать, но есть и такие, кто не прочь этой системой пользоваться. Это несправедливо по отношению к тем, кто вкалывает». «Есть совсем бесстыжие: хотят из всего выжать по максимуму, пользуются тем, что действительно нуждаются, и под этим предлогом получают субсидии, пособия и все такое прочее — все, что только могут сцапать. Эти люди никогда не работали, да и не хотят искать работу, они бы от этого только проиграли. Не нравится мне это: мы из кожи вон лезем, а получаем меньше, чем бездельники. И чем дольше они бездельничают, тем охотнее им помогают.

Это осознание несправедливости способствует росту ксенофобских настроений.

 Я не расист, но посмотрим правде в лицо: пользу из нашей системы извлекают одни и те же люди. Меня от этого просто тошнит. Надоело, в конце концов.

 Я не голосовал за Ле Пена, я голосовал за Жоспена, но не знаю, что со всем этим делать. А что-то делать нужно, так дальше продолжаться не может. Если потребуется, то я, пожалуй, и за Ле Пена проголосую.

Чувство несправедливости, которое питает ксенофобию и служит росту числа голосов, отдаваемых на выборах крайне правым, многогранно. В его основе могут лежать три соображения: «мигрантам» (подразумеваются как граждане Франции иноземного происхождения, так и собственно иммигранты) помогают больше, чем нам; они злоупотребляют нашей системой, хотят пользоваться правами, но не хотят иметь обязанностей; они не интегрируются в наше общество, потому что сами этого не желают.

Итак, хотя истоком ксенофобских настроений служат не расистские предрассудки как таковые, осознание несправедливости, постепенно овладевающее простыми людьми, создает благоприятную почву для деятельности заведомых и откровенных расистов.

Социальный антилифт

Идейные воззрения антиглобалистов

На взгляды участников антиглобалистского движения оказали влияние различные демократические, левые, радикальные и альтернативистские идеи 20 в., начиная с концепций прав человека, гражданского участия и самоуправления, и кончая анархизмом, социализмом и «антиимпериализмом», а также воззрениями новых социальных движений – экологического, антивоенного, феминистского, сторонников культурного разнообразия и т.д. Существенное воздействие на антиглобалистов оказали: книга канадской писательницы Наоми Клейн (Naomi Klein) Нет лого (No Logo), которая критиковала производственную политику транснациональных корпораций и тиранию вездесущей рекламы, разрушающей народную культуру; работа известного индийского эколога Вандана Шивы (Vandana Shiva) Биопиратство (Biopiracy), обвиняющая колониализм в создании монокультуры и превращении «природного капитала» аборигенных народов и экорегионов в «интеллектуальный капитал»; труд Развитие как свобода (Development as Freedom) лауреата Нобелевской премии 2000 по экономике Амартия Сена, предложившего новую денежную систему с валютой, стоимость которой будет основана на расчете свободного времени; произведения известных ученых и общественных деятелей Ноама Чомского (Noam Chomsky), Зыгмунта Баумана (Zygmunt Bauman), Дэвида Кортена (David C.Korten) и др.

Очевидно, что на такой разнородной основе не могла сформироваться какая-либо цельная или устойчивая идеология. Идейные, политические, социальные, экономические и культурные взгляды участников антиглобалистского движения весьма различны и часто попросту противоречат друг другу. В общем и целом, в русле движения можно обнаружить две главные тенденции – реформистское и «альтернативистское». В то время, как приверженцы первого отвергают неолиберальный вариант капитализма и «крайности» свободы торговли, сторонники второго стремятся найти какую-либо альтернативу существующему социальному строю. Среди основных идей, распространенных в кругах антиглобалистского движения, но разделяемых далеко не всем спектром его участников, следует прежде всего выделить критику транснациональных корпораций (ТНК) и основных институтов «нового мирового порядка». Большинство антиглобалистов убеждены в том, что именно ТНК и финансовые круги управляют современным миром, контролируют его политику и экономику.

Еще в 1997 известный исследователь мировой экономики Фредерик Клэрмон (Frederic F.Clairmont) доказывал, что 200 крупнейших корпораций держат под контролем мировое хозяйство, политику и информационные потоки. Их обороты составляли 26% мирового производства, что превышало суммарное производство 182 стран мира вместе взятых.

«Власть принадлежит сегодня финансовым рынкам, где котируются лишь 150 человек, руководителям транснациональных корпораций и их слугам, которые занимают посты во Всемирной торговой организации, Организации экономического сотрудничества и развития, Всемирного банка и Европейской комиссии, – утверждает, например, писательница Сьюзен Джордж (Susan George), президент парижской Обсерватории глобализации и вице-председатель АТТАК Франции. – Они встречаются между собой на таких форумах, как Круглый стол европейских промышленников или Трансатлантический бизнес-диалог, в постоянных комитетах президентов и генеральных директоров, которые, к примеру, ежегодно представляют Европейской комиссии или Североамериканскому правительству список того, что подлежит обсуждению, и это становится списком того, что они хотели бы получить от правительств». Этот список, по мнению С.Джордж, автора нашумевшей книги Доклад Лугано (El Informe Lugano) о международной экспертократии, включает определение политических целей и задач, точные установки в отношении правил экономической игры «в каждой области экономики и на каждом уровне различных администраций», а также технические нормативы для решения конкретных проблем. «Североамериканское правительство, – заявила она, – регулярно сотрудничает с федерациями промышленников, которые представляют петиции во Всемирную торговую организацию, чтобы избежать препятствий на пути торговли». Для этого осуществляется приватизация общественных услуг и т.д. Речь, по словам С.Джордж, идет о своеобразной «торговой конституции» для всего мира.

В. Дамье, «Антиглобалистское движение»

Ролевая игра Андрея Малахова

«Презентация харизматичного, образованного, уверенного в себе и успешного телеведущего в роли «парня из народа»… импонирует российским обывателям, которые готовы лицезреть расследование очередного скандала, преподносимое человеком, выплывшим на большой экран из глубинки, доступным, понятным языком», – утверждает автор. Телезвезда демонстрирует «свою близость с народом в ценностном и коммуникативном планах», не ставит барьеров между собой и героями передачи, показывает живое участие – и в обмен получает «доверие, интерес и лояльность зрителей», а значит, и солидный рейтинг.

Показатели ток-шоу «Пусть говорят» стабильно высоки. По данным исследовательской компании TNS, среднее количество зрителей, смотревших некоторые выпуски этой передачи, в процентах от общего количества тех, кто смотрел любую другую программу в это время, приближается к числу людей, смотрящих на Первом канале новогоднее обращение президента РФ. Поздравление главы государства с Новым годом слушают почти 38% (2012 г.), передачу «Пусть говорят» смотрят около 31% (2013 г.).

Объясняя популярность телеведущего, Богачев акцентирует два фактора. Аудитории Первого канала, по преимуществу женской (мужчин – 45%, женщин – 55%), импонирует коммуникатор-мужчина, его возраст, внешность и манеры. Малахов в передаче выступает как нейтральное лицо, не принимая на себя роли ученого, политика, эксперта и т.д. Эта позиция приближает его к аудитории. «Позиционируемая некомпетентность [телеведущего]парадоксальным образом легитимизирует право пространного рассуждения обо всех человеческих проблемах», – комментирует исследователь.

Ненавязчивый «кукловод»

Малахов избегает прямо озвучивать собственное мнение, оно лишь иногда сквозит в его характеристиках персонажей передачи. При этом ведущий умело дирижирует эмоциями аудитории, подсказывая ей ту или иную реакцию.

Среди таких регуляторов, в частности, темп, громкость и экспрессивность речи. Так, по мере движения к кульминации сюжета убыстряется темп речи Малахова, интонация становится восклицательной и успокаивается лишь в финале. Телеведущий нередко имитирует спонтанную речь и усиливает эмоциональное напряжение за счет пауз.

Еще две особенности: ведущий динамичен, но не суетлив и не навязчив. Он часто передвигается по студии ради общения со зрителями и экспертами, при этом сам редко попадает в кадр и не успевает примелькаться. Он успешно ведет дискуссию, отмечает Богачев, – «гнет свою линию, добивается от героев того, чего он хочет, но при этом остается нейтральным сторонним наблюдателем, переживающим за всех сразу». Так или иначе, это создает некую иллюзию беспристрастного суда.

Ролевая игра Андрея Малахова

Мать — основа мира российских подростков

Социолог Борис Павлов, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института экономики Уральского отделения РАН (Екатеринбург) исследовал жизнь подростков больших и средних городов Урала.

Он условно разделил подростков (14-17 лет) на 6 групп, примерно равнозначных. Это деление условное, но оно даёт представление о стратификации общества в этом регионе.

1. Фасад «благополучия» – «Золотые чада». Это потенциальные наследники успешных и процветающих родителей, располагающие солидными банковскими счетами и недвижимостью;  фигуранты безнаказанных ДТП и уголовно наказуемых деяний; молодые завсегдатаи престижных  ресторанов, подпольных казино.

2. Благополучные «послушники» – прилежные, послушные ученики с пятёрками по поведению; восприемники движения «тимуровцев»; юные «зелёные»; юные волонтёры; школьные активисты; активные члены кружков по интересам; члены РСМ; участники олимпиад, спортивных соревнований; активные помощники родителей «по дому».

3. Благополучные «неслухи». Это фанаты виртуального общения в Интернете, «нигилисты» воспитательной политики родителей, учителей, милиционеров; любители экстремальных видов спорта и занятий; носители пирсинга и татуировок.

4. «Трудные» подростки. Это «оккупанты» дворовых подворотен и подъездов; любители ненормативной лексики, агрессивные футбольные фанаты; «дети-бегунки» из родительских семей; молодые курильщики и выпивохи; дети-попрошайки; завсегдатаи пивных баров, дискоклубов.

5. Несовершеннолетние правонарушители. Это мастера по росписи граффити-живописи; подростки, состоящие на учете в ОВД; любители покататься на угнанных «тачках»; спекулянты и фарцовщики; мелкие воры и мошенники; «девочки по вызову», потребители наркотиков; фигуранты вечерних полицейских облав.

6. Криминальный остаток или «опасное придонье». Участники подростковых «стрелок-разборок», крутые парни; пособники взрослых преступников; молодые люди, отбывшие наказание в ИТУ и подростковых колониях; молодые «удачливые» члены бандформирований; молодые насильники.

Если эта классификация плод наблюдений социолога (Борис Павлов изучает подростковую среду уже более 30 лет), то исследование этого мира показало более детальные результаты.

На основе представительной выборки в шести городах Свердловской и Челябинской областей были опрошены 665 учащихся старших классов – подростки (в дальнейшем – аббревиатура – «П»), 490 их родителей («Р») и 230 экспертов («Э») – специалистов учреждений, связанных с организацией социализационного процесса в молодёжной среде.

Выяснилось, что из опрошенных подростков 327 входят по оценкам учителей в число так

называемых «благополучных» и 338 – «трудные». То есть неблагополучными оказались чуть более половины детей.

Ещё один интересный факт: каждый третий – четвёртый выпускник общеобразовательной школы не исключает возможности участия в криминальных группировках! Т.е. питательная среда для криминалитета после 90-х не исчезла, и при ухудшении экономической обстановки или ослаблении властей мы рискуем снова столкнуться с беспределом, характерным для эпохи двадцатилетней давности.

Мать — основа мира российских подростков

Юнг: Единственное лечение Гитлера – послать его на Восток

Муссолини человек физической силы. Увидев его, вы тотчас сознаете это. Его тело наводит на мысль о хороших мускулах. Он лидер, потому что индивидуально сильнее любого из своих соперников.

Сталин принадлежит к той же самой категории. Он, однако, не созидатель. Он просто захватил то, что сделал Ленин, вонзил свои зубы и пожирает. Он даже разрушает не творчески. Ленин снёс целую структуру феодального и буржуазного общества в России и заменил её своим собственным творением. Сталин разрушает его. С умственной стороны Сталин не так интересен, как Муссолини, которому он подобен в основном типе своей личности, и не имеет ничего общего с таким интересным типом, который представлен Гитлером, типом шамана, человека-мифа.

Гитлер совершенно другой. Его тело не внушает представления о силе. В его облике, прежде всего, обращает на себя внимание полный сновидений, призрачный взгляд. Я был особенно поражен, рассматривая наброски, сделанные с него во время чехословацкого кризиса; его глазами смотрит ясновидящий.

Во всяком случае, не возникает сомнений в том, что Гитлер принадлежит к категории действительно мистических шаманов. Ничего подобного не приходилось видеть в этом мире со времен Магомета — так кто-то отозвался о нем на прошедшем Нюрнбергском съезде партии. И обратите внимание даже номенклатура нацистов откровенно мистическая. Взять хотя бы название нацистского государства. Они называют его третий рейх. Почему?

Обратимся теперь к широко распространенному возрождению культа Вотана в третьем рейхе. Кто был Вотан? Бог ветра. Рассмотрим название Sturmahteilung — штурмовые войска. Шторм, как вы понимаете, ветер. Точно так же и свастика, вращающаяся фигура, образующая вихрь, с направлением движения всегда в левую сторону подразумевает в буддистском символизме нечто пагубное и неблагоприятное. Безусловно, все это ориентировано на бессознательное. И все вместе, эти символы третьего рейха, вслед за его пророком под знаменами ветра и шторма и вращающихся вихрей направляют массовое движение, увлекая немцев в урагане безудержных эмоций всё дальше и дальше к судьбе, которую никто, вероятно, даже он сам, ясновидящий, пророк, фюрер, не может предсказать.

— Но почему Гитлер, который невольно заставляет каждого немца близ себя падать ниц, обожествляя его, не производит почти никакого впечатления на иностранцев?

— Совершенно верно. Вообще-то некоторые отреагировали точно так же, как реагирует всякий немец в Германии. Это происходит потому, что для всякого немца Гитлер является зеркалом его бессознательного, в котором не для немца, конечно, ничего не отражается. Он рупор, настолько усиливающий неясный шепот немецкой души, что его может расслышать ухо её бессознательного. Он — первый человек, который поведал каждому немцу, какой тот все время представляет и видит в своем бессознательном судьбу Германии, особенно после поражения в мировой войне, и единой характерной особенностью, присущей всякой немецкой душе, является типично немецкий комплекс неполноценности, комплекс младшего брата, который всегда немного запаздывает на пир. Власть Гитлера не политическая, она магическая.

Немцы теперь убедились, что обрели своего мессию, спасителя, которого они ожидают со времен поражения в мировой войне. Это отличительная способность людей с комплексом неполноценности. До некоторой степени положение немцев необыкновенно напоминает положение евреев древности. Комплекс неполноценности евреев был обусловлен политическими и географическими факторами. Они жили в той части мира, которая уподобилась учебному плацу для завоевателей с любой стороны, и после их возвращения из первого изгнания в Вавилон, когда им грозило уничтожение римлянами, они придумали спасительную идею мессии, который объединит всех евреев в нацию ещё раз и спасёт их.

И немцы приобрели свой комплекс неполноценности по сходным причинам. Они слишком поздно появились в Дунайской долине и положили начало своей нации намного позднее Британии и Франции, процветавших на своем пути к национальному государству. Они слишком запоздали с захватом колоний и основанием империи. Когда они сплотились и объединились в нацию, то, оглядевшись вокруг, обнаружили Британию, Францию и другие страны во всеоружии взрослых наций, богатые колониями, и тогда сделались обиженными и завистливыми, подобно младшему брату, чьи старшие братья захватили львиную долю наследства. Это был подлинный источник немецкого комплекса неполноценности, который так много определил в их политическом мышлении и деятельности и который, несомненно, имеет теперь решающее значение в их политике в целом. Невозможно, как вы видите, говорить о Гитлере, не говоря о немцах, потому что Гитлер и есть немецкий народ.

Юнг: Единственное лечение Гитлера – послать его на Восток

Динамика протестной активности — 2013

1. Численность протестующих снизилась

Массовые акции недовольства, начавшиеся сразу же после выборов в Государственную Думу, поразили наблюдателей своей численностью, которая далеко превосходила антиправительственные выступления прошлых лет. Первый многочисленный митинг против выборов в Государственную думу состоявлся 5 декабря 2011 года. По данным интернет ресурса Lenta.ru, 10 декабря 2011 акции протеста прошли в 99 городах России и 42 городах за рубежом. Только в Москве он собрал 150 тысяч человек (по мнению оппозиции) или 85000 чел. (по подсчетам МВД).

Ровно год назад (в июле 2012 года) социологи из «Левада-центра» прогнозировали рост протестной активности. По данным исследования, поддержка митингующих в России составляла 42% опрошенных, готовность лично участвовать в акциях протеста выразили около 20% [1]. Однако, эти прогнозы не оправдались.

Митингов становилось больше, они проходили чаще и по различным поводам, но численность участников неуклонно сокращалась. Сравним официальные данные правоохранительных органов и данные организаторов митингов. Максимальные данные обычно приводили лидеры оппозиции и комитет «За честные выборы». Минимальные данные — у МВД. Расхождение составляло в среднем 7,5 раз [2].

Собрав все данные о количестве людей, посещавших митинги протеста с декабря 2011 г. по лето 2013 г., мы построили график, верхнюю кривую которого составляют данные организаторов акций протеста (максимальные значения), а нижнюю — данные МВД (минимальные значения). Красная линия на графике показывает экспоненциальный тренд.

protest01

2. Протест постарел. Студенты уходят, интеллигенция остается

Исследования год назад показали, что субъектом протеста является, главным образом, студенчество и интеллигенция крупных городов России. Летом 2012 году мы замеряли «Индекс интеллигентности» респондентов по экспертным оценкам интервьюеров. Социологи оценивали уровень интеллигентности респондента по 5-балльной шкале, исходя из следующих критериев: 1) вежливость, 2) грамотность и литературность речи, 3) свобода в изложении своей позиции. Средний показатель «индекса интеллигентности» в 2012 году составил 4,7 балла. Протестные акции 2013 года подтверждают, что интеллигенция остается костяком протеста.

protest02

Среди протестующих 69,7% имеют высшее образование, что почти в три раза превышает средний показатель по стране (28% по данным Росстата).

Исследование мая-июня 2013 г. показали, что за год произошло некоторое повышение среднего возраста оппозиционеров, и сейчас он равняется 40,4 года. Старение произошло, главным образом, за счет оттока наиболее молодых участников протеста, главным образом студентов (с 17,2% в 2012 г. до 14,9% в 2013 г.). В 2012 г. модальная возрастная группа находилась в интервале от 30 до 35 лет. В 2013 г. — это уже люди от 40 до 45 лет.

Если в прошлом году, характеризуя субъект протеста, мы говорили, что это «студенчество и молодая интеллигенция», то теперь точнее сказать — это 40-летние специалисты с высшим образованием.

На уход части молодежи с улиц могли повлиять следующие факторы:

1) Страх уголовного преследования и неприятностей с правоохранительными органами. Пример «узников 6 мая», безусловно, сыграл свою роль. Многие молодые люди предпочитают не рисковать, выходя на митинги. Гораздо безопаснее быть виртуальным участником оппозиции, поддерживая лидеров в социальных сетях.

2) Смена политической деятельности на общественное волонтерство, что может быть вызвано небывалым финансированием НКО и возможностью получать президентские гранты на благотворительную и социальную деятельность. Для молодых людей социальный активизм может восприниматься как достойная замена политике.

protest03

Доля лиц старших возрастов на митингах 2013 года несколько возросла, число пенсионеров изменилось с 12% до 14%. В целом толпа митингующих стала выглядеть взрослее и мрачнее.

protest04

Совокупный портрет оппозиционера на сегодняшний день выглядит так: мужчина старше 40 лет, с высшим образованием, занимающийся умственным трудом.

Динамика протестной активности — 2013

ДМБ-87. Как служилось в армии во времена моего папы и как в ней служится сейчас (pазыскания допризывника)

Главная задача «дембелей» заключается в том, чтобы «ковать дембель», то есть готовиться к нему: надо было достать новый тельник, новые сапоги. Папа говорит, что если очень постараться, то в армии можно было достать все.

Но «ковали дембель» не все. Некоторые не делали этого из-за природной лени, другие хотели просто вычеркнуть два года службы из своей жизни и памяти, третьим это было не дано: сломанные армейскими условиями, они так и оставались «духами». В каждом коллективе встречаются «белые вороны», чем-то отличающиеся от основной массы. И если им не удается приспособиться к существующим порядкам, то их тут же начинают «клевать». Они становились изгоями среди своих сопризывников. Унижая их и издеваясь над ними, остальные зарабатывали «авторитет» среди себе подобных.

Одним из первейших признаков «ковки дембеля» было оформление дембельского альбома. Альбом цел до сих пор. Только я понял, что память об армии не слишком дорога папе: я ни разу не видел, чтобы он открывал его. Да и хранится он не в нашем доме, а у бабушки с дедушкой.

Но посмотреть там есть на что. Обыкновенный для середины 80-х годов фотоальбом превращен в подобие произведения искусства. Обложки обшиты голубым (цвет ВДВ) бархатом, на листы аккуратно наклеена цветная бархатная бумага. Некоторые из листов тщательно заретушированы черной тушью, а сверху при помощи зубной щетки сделаны цветные вкрапления. Обложка украшена орнаментом и надписью «Память о службе». Буквы и орнамент вырезаны из нержавеющей стали. К задней обложке прикреплены четыре солдатские звездочки. Там же еще одна надпись: «1985–1987. Псков. Цена — 2 года». Листы скрепляет подлинный парашютный строп, с концов которого свисают гильзы от пуль.

Я спросил у папы, как он доставал такое богатство. Он ответил, что сделать это было не столь сложно. Что-то присылалось из дома: всегда найдутся сослуживцы, у которых мама — завсклад или завмаг. С ними можно произвести обмен, предложив то, чего нет у них.

Гильзы от пуль можно было в немереном количестве насобирать на стрельбище. На роту выдавали определенное число патронов, и их надо было непременно все отстрелять. Часто получалось так, что полроты было на каком-нибудь выезде, и оставшиеся «отдувались» за них. Случалось, и просто закапывали патроны, потому что от стрельбы наступала изжога.

Вообще-то официально делать дембельские альбомы запрещалось. Но обычно офицеры этого «не замечали». Изымали альбомы только в экстренных случаях у тех, кто совершал какой-нибудь проступок и вводил начальство в гнев. И особисты (особый отдел — секретная армейская служба безопасности) смотрели на это сквозь пальцы.

Альбом открывает «торжественная» часть. На форзаце — коллаж из открыток с видами Пскова. Далее — еще более торжественные моменты: слова, буквы которых вырезаны из цветной бархатной бумаги: «730 дням службы посвящается», «Черниговская гвардейская воздушно-десантная дивизия», «2 лучших года своей юности я отдал тебе, Родина!». Венчает официальную часть фотоальбома папин цветной снимок в форме десантника. К фотографии идут стропы из белых ниток с куполом парашюта из бархатной бумаги. Рядом — незабываемые даты: 1985–1987. Надо учесть, что цветные фотографии в то время были не частым явлением, стоили они дорого, так что папе, видимо, пришлось отказаться от нескольких походов в булдырь.

На самой последней странице альбома помещен еще один коллаж. Посредине портрет министра обороны СССР С. Соколова. По краям — фотографии московского Кремля и Красной площади. Внизу — десантники, загружающиеся в самолет. А на самом видном месте — текст приказа министра обороны СССР № 93 от 25 марта 1987 года, скопированный с газеты «Красная звезда».

Каждый «дембель» стремился первым узнать номер долгожданного приказа об увольнении в запас. Папе было это сделать легче всего: он был связистом и за время службы заочно познакомился с московскими коллегами. Они и сообщили папе заветную цифру. Затем «по секрету» папа сказал о радостном событии сержанту своей, третьей роты, а также первой и второй. Сделал он это, правда, не бескорыстно: те обязаны были сводить его в булдырь. Но и они не остались в накладе: им за открытие тайного номера причиталась такая же награда от прочих «дембелей».

Я задал папе вопрос, почему и зачем он занялся оформлением дембельского альбома, ведь теперь он в него не заглядывает, и только моя заинтересованность заставила его еще раз перелистать свое «творение». Папа ответил, что, во-первых, эту традицию установил не он, ему лишь оставалось ей следовать, во-вторых, «нормальному» дембелю положено было иметь такой альбом, в-третьих (и, в-главных), хотелось показать другим, что ты не лыком шит. То есть основная причина изготовления дембельского альбома — обычная показуха. Папа добавил, что из всего альбома он оставил бы себе не более 10 фотографий, все остальное — ненужная мишура.

«Гражданский»

Узнав номер приказа об увольнении в запас и от души погуляв по этому поводу в булдыре, после отбоя «дембеля» укладывались ничком на свои кровати. Сверху их укрывали подушками. Специально назначенный «слон»-экзекутор бил каждого по очереди зажатой в руке ниткой. Целая группа «слонов» изображала плакальщиков — они должны были показать, сколь велика «боль гражданская» из-за скорого расставания с армией. Двоих «слонов» «боевые слоны» дергали за волосы, так что они «трубили» без всякого притворства.

Таким был обряд перевода из «дембелей» в гражданские. Наутро гражданские вели всех участников обряда (независимо от срока службы) в булдырь и угощали за свой счет.

С этой поры и до отъезда из части гражданские были как бы вне армейских событий. Они сами никого не трогали (боялись, что испортят себе дембель), и их никто не касался.

Теперь у них было достаточно времени, чтобы поразмышлять о том, что происходит «за границей» — за пределами КПП. А там полным ходом шла перестройка.

Как же проходила перестройка в армии? Для расследования этого вопроса я взял ведущий военный печатный орган «Красная Звезда» за 1987 год, когда перестройка находилась на самом пике. О перестройке здесь писалось в каждом номере, но это был просто набор штампов: «перестройке — нет альтернативы», «перестройка зависит от каждого из нас», «перестройка требует острого чувства служебного долга, совести, ответственности». Если в остальных СМИ (например, в «Огоньке») беспощадно громили различные недостатки, то после просмотра «Красной Звезды» осталось впечатление, будто в армии и перестраивать было нечего. Заголовки статей говорят за себя: «Успешный поход», «Пример прапорщика», «Высокие показатели», «Действовали мастерски», «Смело, решительно».

Папа мне рассказывал, что тогда в армии время от времени устраивали «игры в демократию». Например, были выборы в какой-то орган, причем впервые на альтернативной основе. Солдат построили. Майор (замполит батальона) принес урну и бюллетени, затем очень долго объяснял, что из двух фамилий одну нужно вычеркнуть, а другую оставить. В конце добавил: «Мы голосуем за такого-то».

Папа спросил:

— А кто это такой, товарищ майор?

— Ковалев, поверь мне на слово: хороший человек, — ответил организатор альтернативных выборов.

К концу папиной службы, в 1987 году, влияние «воли» все-таки начало сказываться. Папа сказал, что его призыву и в голову бы не пришло писать жалобу в газету, а «молодые» начала 1987 года были уже «заражены» перестройкой и гласностью. Двое бойцов из его роты сумели бросить в городской почтовый ящик письмо в «Красную Звезду», где рассказывали о проявлениях дедовщины в части. Письмо не опубликовали, но соответствующая бумага начальству поступила. Начальство отчитало замполита. После этого замполит пришел в роту и с ухмылкой сказал: «Так, кто тут из вас Толстые нашлись?»

«Писателей» стали «напрягать» по «всем правилам устава». Но они были далеко не глупыми (их, как и папу, призвали в армию после 1-го курса вуза) и отправили в «Красную Звезду» второе письмо, где поясняли, что им прививают отвращение к уставам Советской Армии, и, таким образом, они никогда не станут истинными патриотами Родины.

В итоге их решили убрать куда подальше от глаз: дослуживали два бойца, охраняя генеральскую дачу.

Папа уволился 27 мая 1987 года (эту дату, по его словам, он никогда не забудет). Он был типичным советским солдатом времен перестройки. Конечно, его многое по-человечески не устраивало в армейских условиях, и сейчас он открыто об этом говорит, но он делал то же, что и большинство остальных, иначе неминуемо стал бы жертвой военно-дарвинского естественного отбора.

ДМБ-87. Как служилось в армии во времена моего папы и как в ней служится сейчас (pазыскания допризывника)

То, что вы не хотели знать об Англии

Я никогда не думал, что окажусь в такой ситуации. Я часто слышал о том, что многие уезжают, и знал многих, кто уехал. Но я никогда не думал, что поеду сам.

Большую часть моей жизни, у меня был свой, вполне успешный бизнес, я много работал, и много чем занимался, и всегда находил выход из самых тяжелых ситуаций. Но жизнь распорядилась иначе. Как ни старался, я не смог противостоять той обстановке, которая сложилась в моей стране. Сложилась... Или сложили... За полтора года, проведенных в Англии, я пришел к выводу, что она сложилась отнюдь не сама по себе. И об этом я пишу сейчас. А на тот момент я отправлялся в удивительную страну, о которой написано огромное количество книг и снято огромное количество фильмов. Где живут удивительные люди, про которых слагают легенды, и пишут гимны. Где все хорошо, и где все счастливы. Где производят самые лучшие товары, и где толерантность и демократия стоят во главе угла. Понятное дело, что создать свой бизнес там, с первого дня, без начального капитала — это утопия. Поэтому придется стартовать простым рабочим на каком-нибудь заводе. А потом разберемся. Говорят, что у них там все проще, чем у нас. Итак, вперед!!!

1. Стартовать пришлось с самого низа. С рыбного завода, на далёком шотландском острове, в Северном море. По сведениям из интернета, и количеству призов на их вэбсайте, это один из лучших лососёвых заводов в Европе. Интересно, что же тогда происходит на других?

2. Мне повезло, что в цеху был литовец, который дорабатывал последние две недели. Он мне всё рассказал, и ввёл в курс дела. Как правило, никто никого ничему не учит. Сам смотришь и въезжаешь. Первое время, даже если в результате твоего незнания, происходят аварии и остановки, все молча всё исправляют, но никто не говорит ни слова. Так же происходит и с местными. Их тоже никто не учит, но мы, сами по себе, учимся быстрее. И поэтому мы — более ценные работники. Плюс, среди нас есть много тех, кто по-настоящему вкалывает. Хотя некоторые из наших, если есть возможность, быстро перестраиваются, и начинают работать по принципу местных. То есть старательно избегать работы под любым предлогом. Сидеть в туалетах с IPhone, прятаться на улице, короче, находиться там, где нет камер, и невозможно доказать, что ты ничего не делаешь. В случае поимки бездельника, head supervisor (главный управляющий) читает ему лекцию а тот отвечает „sorry” (извините). Это всё.
3. Есть на заводе категория местных людей, которые там просто находятся. Это либо чьи-то дети, которых некуда пристроить, потому, что они только что закончили школу и ничего не умеют, чьи-то братья, сёстры или родственники, которые не хотят идти на тяжёлую работу, и вместо этого просиживают штаны здесь, либо люди предпенсионного возраста. Последних додерживают до пенсии. Они, обычно, весь день ходят кругами по заводу, сложив руки за спиной, или носят туда-сюда какой-нибудь предмет, например моток веревки. У них должности типа дневного клинера (уборщика), и на тридцатиминутных брейках (перерывах), они со шланга, моют, и без того, чистые стены. Сложное оборудование, которое все в жиру и кишках, моют наши. Наши же клинеры, в основном, работали и в ночную смену, когда нужно было вымыть весь завод. Местный там был супервайзером, хотя надо отдать должное, он тоже мыл цеха вместе со всеми ночниками. Четыре человека, плюс супервайзер за ночь отмывали все линии и все цеха. Когда мы приходили утром, на этих людей было страшно смотреть. Днём, во время работы, местная молодёжь брала лёд из бинов (большие пластиковые ёмкости), лепила снежки и играла в них. Помощница супервайзера, женщина в годах, абсолютно не способная что- либо организовать, и очень строгая к нам, всего лишь смотрела на них, и улыбалась. Иногда они прятались за ней, во время «сражения», а иногда даже попадали по ней снежком. Все это было видно на камерах в кабинете супервайзера, но он не говорил им ни слова. Реальная ситуация на заводе — это на одного работающего один неработающий. Но получают деньги все одинаково.

То, что вы не хотели знать об Англии

Ментальность молодежи: политические ориентиры и кумиры

Смерть советской парадигмы социальной структуры

Каждый ребенок в СССР знал, что общество, в котором он живет, состоит из рабочего класса, крестьянства и интеллигенции. Эти группы были не равны по значимости: наиболее уважаемой группой был гегемон — рабочий класс, опора государства. За ним следовало крестьянство, имеющее репутацию несколько подозрительную, связанную с частной собственностью и мелкособственническими инстинктами. Только под руководством рабочего класса крестьянство обретало силу и становилось полноправным участником процесса строительства социализма. Третья группа — интеллигенция — как известно, была даже не удостоена титула «класс», унизительно именуясь «прослойкой» (то есть чем-то необязательным, вторичным, ненадежным).

Идеологема социальной структуры внедрялась в сознание советских людей с детства. Каждый знал, к какой социальной ячейки он относится. Школьник и студент имели лейбл «учащийся». После завершения учебы все расходились по «социальным квартирам» и становились «рабочими», «крестьянами» или «служащими». В течение жизни множество раз приходилось заполнять кадровые анкеты, так что каждый знал свое место в обществе точно.

Разрушение советского общества привело и к смерти трехчленной конструкции общества. Современная молодежь больше не использует сталинскую идеологему. Употребление старых клише теперь если и происходит, то с другим наполнением.

Рабочий стал неотличим от работника, работающего человека. Словосочетание «рабочий класс» вовсе не используется современными молодыми людьми.

Крестьянин заместился фермером, о жизни которого городская молодежь почти ничего не знает, или бизнесменом, который занимается агробизнесом.

Интеллигент из базовой группы превратился в категорию скорее нравственную, нежели структурную. Интеллигент в понимание нынешнего молодого человека — существо высокоморальное и невероятно вежливое. В этой трактовке категорию «интеллигенция» молодые люди к себе не применяют вовсе.

Современное социо-структурное пространство

«Средний класс». Новое российское государство не предпринимало заметных усилий по формированию новой картины мира взамен утерянной. Исключение составляет концепция «среднего класса», которая была выхвачена российскими политологами из контекста западной социологии и внедрена на российской почве. Если на Западе теория среднего класса возникла на базе социального континуума, в котором был четко обозначен «верх» (социальная элита) и «низ» (неквалифицированные рабочие), то у нас эту теорию использовали сепаратно, несистемно. Таким образом, понятие «среднего класса» возникло в России как бы в социальном вакууме. Молодежь имеет слабое представление о том, что такое «средний класс», из кого он состоит, какой у него образ жизни и размер доходов. По мнению молодежи, «средний класс» не связан ни с определенным уровнем образования, ни с уровнем заработка. Но зато респонденты проявляли твердую уверенность в том, что «у нас его нет». Лексический анализ фокус-групп показал, что в целом понятие «среднего класса» соседствует с понятиями «богатства» и «состоятельности». «Средний класс» для них совсем не «средний» в буквальном смысле слова. Скорее то, что российская молодежь понимает под «средним классом», соответствует западному «высшему среднему классу» (upper middle class).

Молодые люди считают, что в стране будет лучше жить, когда в ней появится «средний класс», а сейчас плохо потому, что «среднего класса» нет. А если кто-то и выдает себя за «средний класс», то это средний класс ненастоящий. Никто из участников опроса не отнес себя к среднему классу. В любом случае, импортированное понятие «среднего класса» пока не стало для молодежи привычным и понятным. Это скорее загадочное облако, парящее над просторами России, которое волшебным образом способно изменить жизнь страны когда-нибудь в далеком будущем.

«Обычный человек». Гораздо привычнее и понятнее для молодых респондентов было оперировать понятием «обычный человек». Вопрос «к какой социальной группе общества Вы себя относите?» вызвал немалое затруднение у молодых людей. Подумав, многие отвечали: «Я обычный человек», или «Я типичный житель России», или «Я простой работник». Понятие «обычный человек» стало заменяющим для западного концепта «среднего класса» и вызывает гораздо больше приятия в молодежной среде.

Молодые люди перестали отличать понятия рабочий и работник. Слово трудящийся повсеместно вышло из употребления. Только половина учащихся вузов смогла идентифицировать себя как студентов.

Ментальность российской молодежи: политические ориентиры и кумиры

Из России средний класс хочет валить из-за дороговизны жизни

Политические соображения занимают последнее место в списке факторов отъезда из России.

Неоправданная дороговизна жизни – эту причину отметили 67%, желающих уехать на ПМЖ;

низкое качество медицинских услуг – 53%;

повсеместная коррупция среди чиновников – 49%;

высокий уровень преступности – 48%;

наплыв мигрантов – 41%;

плачевное состояние системы образования – 39%.

В самом конце причин отъезда (14 место) значится «сложившийся в России авторитарный режим» – 15%, на 16 месте с 9% – отсутствие политической свободы.

Главный источник угрозы благополучию опрошенных – само нынешнее государство, не ориентированное на формирование современных институтов и условий защиты нормальной частной жизни человека.

Заявленное в ходе опроса желание покинуть Россию совсем не означает, что оно будет когда-либо осуществлено. «60% заявивших о подобном желании ничего не делали в этом плане, ограничиваясь мечтательными переживаниями», – отмечают социологи.

В заключение они приводят оценку этой российской проблемы болгарским политологом Крастевым:

«Уход особенно привлекателен для российского среднего класса, представители которого стали потребителями, но вместе с тем критически оценивают эффективность коллективных действий. Появление в России среднего класса, настроенного на отъезд из страны – это один из важнейших факторов выживания режима.

Как ни парадоксально, открытие границ и предоставление гражданам жить и работать за рубежом привели к исчезновению запроса на политические реформы в России. Те, кто более других недоволен низким качеством государственного управления – это те самые люди, которые проявляют наибольшую готовность уехать из России и имеют для этого возможность.

Им легче покинуть страну, чем её реформировать. Основная причина, почему россияне не испытывают желания протестовать  – это не страх. Дело в другом: люди, которые в наибольшей степени заинтересованы в переменах, или уже покинули Россию, или сделают это в ближайшем будущем, а то и просто могут перебраться в виртуальную реальность интернета (россияне в среднем в 2 раза больше времени проводят в соцсетях, чем жители западных стран).

Из России средний класс хочет валить из-за дороговизны жизни

1 2 3 4 32