Внешняя политика как продолжение концепции войны

Глава Пентагона во многом определяет международный курс США

Чтобы лучше понять не только внешнюю политику Соединенных Штатов Америки, но и американскую идентичность как международного субъекта, попробуем приглядеться к главе Пентагона. Анализируя личность американского министра обороны можно показать существенные изменения самой этой глобальной идентичности. Казалось бы, внешней политикой Америки больше занимается сам президент США и его госсекретарь. Однако госсекретарь – лицо публичное, призванное озвучивать то, что Америка собирается сделать явным, представить как свою платформу. Это с одной стороны. А, с другой стороны, госсекретарь – это лицо техническое, призванное вырабатывать тактическую линию реализации американской внешнеполитической стратегии, которую разрабатывают президент и… Пентагон.

Почему Пентагон?

Дело далеко не только во влиянии военно-промышленного лобби на внешнюю политику Соединенных Штатов. И даже не столько. Влияние ВПК – величина, можно сказать, константная. Оно всегда заключается в том, чтобы американская армия закупала как можно больше оружия и пускала его в ход, чтобы американский военный бюджет рос. Но американский военный бюджет не всегда растет или растет не всегда одинаково быстрыми темпами. Пентагон отказывается от закупок того или иного оружия, и, как не раз было в последнее время, армия может сокращать свою численность. Оказывается, дело и не в личности президента, который определяет направленность внешней политики. Пример тому – Роберт Гейтс. Он служил министром обороны при таких совершенно непохожих, во многом даже диаметрально расходящихся как в своих общеполитических взглядах, так и во внешнеполитической линии президентах, как Джордж Буш и Барак Обама.

Роберт Гейтс – противник «войн по выбору»

Гейтс при обоих президентах был успешен: и в том, и в другом случае во многом определял курс Америки как субъекта мировой политики.

Дело в том, что эту специфику Пентагон определяет не только под влиянием разных политических или экономических сил (будь то военно-промышленное лобби или сам президент), а потому, что именно Пентагон определяет, что представляет собой в тот или иной период для Соединенных Штатов война, и как эта война может и должна выглядеть. А способ ведения войны, представление о допустимости того или иного типа войны, если так можно выразиться, конфигурации войны, в свою очередь, определяет всю внешнюю политику Соединенных Штатов.
Read More

Модернизация и ВТО — доклад Медведкова на семинаре у Чубайса

Статья-репортаж Дарьи Митиной о чубайсовском инновационном семинаре, «которая скоро выйдет в журнале, поэтому написана максимально приглаженно и почти без критики, исключительно с целью передать содержание доклада, без вкусных подробностей и контраргументов   —     думаю, критики вступления России в ВТО, коих среди моих читателей большинство, сами легко подберут контраргументы к большинству тезисов:)»

Дарья Митина

Модернизация и ВТО

Жребий брошен           

Итак, решение о вступлении России во Всемирную Торговую Организацию принято,  -   с 22  августа нынешнего года Российская Федерация считается  156-м по счету полноправным членом ВТО,   -   но полемика вокруг этого решения не прекращается по сей день и вряд ли скоро утихнет.  Любой, кто так или иначе имеет отношение к российской экономике, практической хозяйственной деятельности, сформулировал свое отношение к проблеме, но отнюдь не каждый имел возможность донести свою точку зрения до структур и лиц, принимающих решения. Председатель правления ОАО «Роснано» Анатолий Чубайс, безусловно, в этот узкий круг избранных входит и является, по его собственному признанию, «большим энтузиастом ВТО».  На регулярный семинар инновационных специалистов, проводимый Роснано, с докладом  был приглашен Максим Медведков, более десяти лет возглавлявший российскую делегацию на переговорах о вступлении ВТО.

Открывая семинар, А.Б.Чубайс заметил, что за 20 лет новой России не было сопоставимого по степени сложности, концентрации практического содержания и переговорных задач события международной экономической политики.  Мало кто помнит, что первые попытки установить взаимоотношения с предшественником ВТО   -  ГАТТ  -   были предприняты ещё Советским Союзом, но специфика плановой экономики не позволяла участвовать в международной организации, построенной на принципах свободной торговли.  Переговоры непосредственно с ВТО шли более 17 лет, и, по свидетельству Чубайса, неизмеримо сложнее было не добиться одобрения извне (в основном от США и Евросоюза), а преодолеть  внутрироссийское сопротивление со стороны министерств, ведомств, различных лоббистских групп.  По мнению руководителя Роснано, если какое-то принципиальное решение не вызывает дискуссий и ожесточенного сопротивления,  то это обычно болтовня, выливающаяся в пустую декларацию о намерениях, а в данном случае мы имеем дело с  принятием сотен сверхконкретных и жестко детерминированных экономических документов, каждый из которых   -  плод компромиссов и договоренностей. Что касается инновационной сферы, близкой аудитории семинара, адепты присоединения к ВТО сулят многомиллиардный профит, причем даже в таких, казалось бы, заведомо провальных областях, как, например, локализация автопрома, который, по предвкушению руководителя Роснано, в новой экономической реальности будет насыщен нанотехнологиями.

Так ли велики преимущества, так ли незначительны риски? 
Read More

Каспийское море как часть Большой игры

При оценке антагонизмов между мировыми державами Каспийский регион часто бывает обделён вниманием по сравнению с Ближним Востоком. Тем не менее, эта внутренняя область Евразии имеет огромное значение для целого спектра вопросов.

С геоэкономической точки зрения Каспийское море доминирует над Центральной Азией, Кавказом, Югом России и северными районами Среднего Востока. Здесь сосредоточено свыше 10 миллиардов тонн запасов нефти, а также триллионы кубометров природного газа, бо́льшая часть которого всё ещё остаётся неразведанной и неосвоенной. В геополитическом отношении Каспийский регион представляет собой коридор, усиливающий влияние России на Ближнем Востоке, и в то же самое время место действия существенных для США интересов.

Иран – который в последние годы находился в центре внимания из-за противостояния с Израилем и Саудовской Аравией по поводу своей ядерной программы – играет жизненно важную роль в стабильности Каспия. Дестабилизация в этой стране с высокой степенью вероятности через эффект домино скажется на соседних Туркменистане и Азербайджане. Это вызовет непредсказуемые последствия для множества вопросов, среди которых и европейский «Южный газовый маршрут», предназначенный для перекачки значительных объёмов газа из этого региона в Европу с целью ослабления её зависимости от «Газпрома». Более того, авторитарные в своём большинстве правители указанных стран будут непременно затронуты событиями в Иране, диапазон которых простирается от восстаний шиитских меньшинств до притока иммигрантов и экономических потрясений локальных масштабов.
Read More

НКВД против династии Габсбургов или эстонско-латвийское войско в тылу врага

На правах юморной заметки.

Тема шпионства против СССР в 1930-е годы, как выясняется, является очень благодатной для того, чтобы срывать урожай скорби с кумачевых полей рунета. Поэтому извините за некоторое неспортивное удовольствие, которое я получаю от процесса.
Накал страстей в рунете зашкаливает.
Всем любимый Ihistorian наваял очередной  пост про вашего покорного, где комменты жжгут неимоверным напалом. Оперативные работники, ветераны разведок, Гутник, лейтенанты госбезопасности,- все смешались в экспертных суждениях.

О Корпорателе.

nazar_rus

«...нужна тысяча оплачиваемых руковдителей минимум...» — зачем? Один офицер может курировать несколько резидентов (как легальных, так и нелегальных), каждый из которых может держать сетку до сотни человек. Помимо резидентов офицер одновременно может курировать агентурные сетки по нескольку десятков человек и отдельных агентов. Так что один сотрудник вполне может курировать гораздо больше сотни «агентов». Помимо этого существуют сотрудники, не занимающиеся агентурной работой — например, хозяева конспиративных квартир, связники, марш-агенты, «почтовые ящики» и т.д. и т.п. , а расходы на них — вообще миниальные. Они тоже входят в эти репрессированые тысячи. А с увеличением срока работы и ростом по должности — число завербованных и подотчетных агентов только увеличивается.

ihistorian
Опять-таки ты запутался в терминах: в СССР польским шпионом считали не только тех, кого считали таковыми официально в Польше. Весь этот пустой треп — от непонимания этого элементарного и известного специалистам обстоятельства.

Понимаете, граждане? Если Вас считают шпионом США в Занзибаре, а в США об этом факте и не догадываются, для занзибарцев вы все равно шпион США. Oh my.

Ну да хватит. Неспортивно.

Вообще в РФ и СССР любили и любят шпионов всяческих мастей. И обожают с ними бороться. Проживая в Пскове, не раз восторгался доблестью наших работников УФСБ по противодействию очень коварной эстонской разведке. Которая фоткает вход УФСБ циклопическими фотоаппаратами (Кому интересно, почитайте, по ссылке странный психоделик-треш,- http://pln-pskov.ru/society/88983.html)

Но конечно же не о современности речь. Давайте вернемся в 1930-е годы, когда шпионы портили в Сибири остродефицитную мешкотару, скармливая ее крысам.
Read More

И опять о 100 тысячах польских шпионов

Маленький финальный штришок к материалам по крестовому походу ГУГБ НКВД против сотни тысяч польских шпионов в мрачных степях Бурятии и мистических томских лесах .

Чем больше изучаю и синтезирую данные по «польским шпионам», тем объективнее вырисовывается картина тотального...гхм.

Напомню, что по данным ЦА ФСБ(опубликованы Хаустовым-Мозохиным), в 1937—1938 годах в СССР было арестовано 102 тысячи польских разведчиков и шпионов, в том числе в ДВК, глухих селах Новосибирской области, стратегически важной для поляков Бурятии и разных других таежных точках СССР. Шпионами зачастую оказывались безграмотные крестьянки, шорники заводов, слесари, почтальоны, рабочие, водители и т.д. Арестовывали шпионов, как правило, в рамках так называемой линейной «польской операции» НКВД.

Ради умозрительного интереса, я прибегнул к принятому в исторической науке старому доброму методу верификации,а именно сравнению информации из альтернативных, максимально удаленных друг друга источников. В данном случае решил проверить насколько данные ГУГБ НКВД  о количестве пойманных шпионов «бьются» с данными польских архивов о кадровом ресурсе 2 отдела ПГШ, внешней разведки Польской республики в 1920—1939гг., т.е . банально сопоставить цифру вскрытых «шпионов» с реальным количеством польских разведчиков в СССР в интересующий нас период.

Так вот, исходя из данных польских архивов, в частности Центрального Военного Архива в Варшаве, штат внешней разведки Второй Речи Посполитой, допустим, насчитывал,-

В1928 году,- всего 47 офицеров, кадровых разведчика.
В 1931 г. Второй Отдел  польского Генштаба по штату должен был насчитывать 157 офицеров: (а) непосредственно Отдел – 1 генерал, 35 штабных офицеров, 11 младших офицеров (в т.ч. 34 офицера Генштаба); (б) в экспозитурах (резидентурах и автономные управления– 10 штабных офицеров, 20 младших (в т.ч. 10 офицеров Генштаба); (в) офицеры т.н. внешней службы, в распоряжении департаментов Министерства военных дел, – 80 (в основном младшие). По состоянию на 1 октября 1931 г. во Втором Отделе не хватало 9 офицеров, в экспозитурах – 8, во внешних службах – 12, т.е. штат был недоукомплектован на 18,5%. Кроме того, откомандировано было 8 офицеров (2 – в Военный географический институт, 3 в МИД, 2 в МВД, 1 – председателю Совета Министров). Реальной разведдеятельностью занимались 120 офицеров(76,4% штата).

В1937—1938 гг. штат «двуйки» насчитывает максимальное количество разведчиков за всю историю Второй Речи Посполитой,-  200 офицеров.

Источники,- L. Sadowski, Oddzial IISztabu Glownego, WIH, MiD, I/3/94.
CAW, Oddz. I Szt.Gl (Szt.Gen.), sygn. I.303.3.23
CAW, Oddz. II Szt. Gl. (Szt.Gen.), sygn. I.303.4.30

В комментах постоянно возражают,- ну так это кадровые разведчики, а как же агентура?

Вулая,- По данным хорошо осведомленной французской разведки, к 1930 г. 2-й отдел ПГШ располагал агентурной сетью в 2400 человек (РГВА. — Ф. 7. — Оп. 1. — Д. 47. — Л. 240)(А.А. Зданович. Польская разведка против Красной армии. 1920–1930-е годы // Военн-исторический журнал — 2007. — № 10. — С. 36.). Причем речь идет,cкорее всего, об общей агентуре во всех странах мира.

Тот же Зданович сообщает о резидентурах в 30 городах СССР к 1930-ому году, что скорее всего является очередными экзерсизами опытных чекистов по вскрытию резидентур.об этом ниже.  Ну вот и нужно найти подтверждения в польских архивах, как это поляки завербовали 100 тыщ человек к 1938 г.

Любопытен также  рапорт руководителя отдела «Восток»(подразделения 2-го отдела ПГШ, специализирующегося на шпионаже против СССР) поручика Незбржицкого от 11 марта 1934 года.

Рапорт поручика Незбржицкого от 11 марта 1934 года.
Read More

Представляя нацию: спорт, зрелища и эстетика в Германии (1926—1936)

«THINGSPIELE» И БЕРЛИНСКАЯ ОЛИМПИАДА ТРЕТЬЕГО РЕЙХА

Использовавшиеся республикой эстетические формы были подхвачены, рас­ширены и усовершенствованы в период нацизма. Материальные и человече­ские ресурсы, обретшие законный статус благодаря новому Министерству пропаганды и выделяемые нацистами на репрезентацию своего государства, далеко превзошли ресурсы республики. Это не означало, что празднества как таковые стали «лучше», но теперь вопросы публичной репрезентации и про­паганды решались на другой организационной основе. В отличие от плюра­листической Веймарской демократии, нацистское государство не допускало альтернативных или оппозиционных взглядов, оспаривающих его полномо­чия на национальном символическом ландшафте. Самыми известными мас­совыми мероприятиями, проводившимися нацистами, были партийные съез­ды в Нюрнберге. Вопреки распространенному ныне мнению, съезды НСДАП не содержали оригинальных с эстетической точки зрения черт. Зато они со­четали и расширяли, часто в беспрецедентных масштабах, хорошо известные элементы, характерные для политических собраний. Праздничные дни в Нюрнберге определялись парадами и — в еще большей степени — народными развлечениями, поскольку организаторы быстро поняли, что развлечения поддерживают людской интерес[96]. Съезды НСДАП обеспечивали национал- социалистическую интерпретацию городского пространства, а также демон­страцию силы, общности и субординации. По сути, эти съезды оставались встречами между лидером и его приверженцами, характерными для домодернистской эпохи. Привлечение внимания к Гитлеру, гулявшему по Нюрнбергу на виду у публики, равно как и требующие много времени изнурительные па­рады были частью этой концепции[97].

В отличие от съездов, попытки нацистов создать свой собственный массо­вый театр, «Thingspiel», давно считаются с треском провалившимися. В са­мом деле, от идеи«Thingspiel» отказались уже через несколько лет, в сере­дине 1930-х. В первые годы Третьего рейха организаторов празднеств за­вораживала идея вовлечения больших групп людей в массовые зрелища, проводимые под открытым небом на специально подготовленных для этого площадках. Хотя акцентировалась связь «Thingspiel» с античной и немецкой театральными традициями, в нем использовались многие идеи, характерные для культуры общенациональных торжеств того времени, а именно вовлече­ние масс, хореография тел, общность участников и зрителей. Предпочтение отдавалось площадкам под открытым небом, встроенным в живописный ландшафт. Существовавшее исключительно в Третьем рейхе, движение «Thingspiel» было недолгим экспериментом[98]. Однако в контексте дискус­сии о реформировании театрального пространства, массовой хореографии и о единстве различных художественных форм «Thingspiel» выступает как за­ключительный этап концепций, обсуждавшихся гораздо дольше, чем в пе­риод с 1933-го по 1936 год[99]. Это не значит, что движение «Thingspiel» не соз­дало ничего выдающегося, в частности в области архитектурного дизайна театральных площадок.

Read More

Контингентность властителя

Согласно той <политической> вульгате, которая веками распространялась по свету, общество без государства, то есть без всего аппарата власти, осуществляющей принуждение — это общество, живущее в ситуации анархии. Термин «анархия» нужно понимать буквально — люди живут как дикари, без религии и без закона, и поэтому никак не могут считаться обществом, но только ордой, быть может, животным стадом, не знающим установлений (institution). Следует сказать, что в этой концепции, которая есть нечто большее, чем идеология, власть принуждения и, прежде всего, исключительная власть одного человека над всеми мыслится как учредительная (instituant) для всего общества (social — букв. «общественного», «общественной жизни» — пер.). Но уже Пьер Кластр показал, что не только общества, существующие без государства, должны быть признаны обществами, но даже и те, которые враждуют с государством. К ним нужно отнести не только те общества, в которых большая часть событий (рождение, переход к взрослому состоянию, брак, болезнь, смерть), все действия и все появления символически кодированы, но также и те, вполне институтивные, в которых есть только один шифр — шифр власти. Такая власть не есть средство принуждения, не есть просто более высокое положение руководителя, но она есть власть более чем высокого положения. Глава такой власти пользуется привилегиями, включая жен и богатство, но только в обмен на дарование речи и «жалований» членам группы — он же требует лишь признания своего величия, и более ничего. Эти слова не образуют никакого обязательного порядка, равно как и богатство такого рода нельзя сберечь — чтобы речь и богатство не стали инструментами коррупции, каковая вообще часто захватывает огосударствленные общества. Именно так и было в обществах, которых в наши дни вроде бы больше не существует. Социальная жизнь, равно как и политическая жизнь, при таком типе символического обмена осуществлялась институционально, а не государственно (никто не мог осуществлять выбор вне института): главное, надо было исключить появление того или иного члена группы как способного осуществить фактическое господство. А фактическое господство тогда мыслится только как овладение другими — через террор, соблазнение, или и то и другое. В этом смысле Кластр и говорит о том, что общество может не принимать никакой государственной власти и быть обществом.

Напротив, в огосударствленных обществах господствует один человек — мы называем его властителем (Despote), употребляя термин, не синонимичный ни тирану (незаконному правителю), ни королю (власть которого узаконена родословной и существующими установлениями). Такой властитель осуществляет, с опорой на помощников (придворных, военных), власть принуждения над обществом. Управление государством подразумевает сосредоточение богатств, которые взимаются одновременно с местного населения через налоги и с соседних земель во время войн, которые чаще всего оборачиваются грабительскими. Общество тогда делится на «грандов» (властитель и его окружение) и «народ», как всех остальных. В такой системе государственным делам всегда угрожает расстройство: из-за соперничества, заговоров, сплоченных действий несогласных и даже гражданских войн, о чём мы скажем свое слово ниже. В этом рок власти: монархия, власть единственного человека, оказывается вписана в рамку анархии.
Read More

Мусульмане Гитлера. Враг моего врага

В своей книге «Мусульмане Гитлера — история одного  безбожного союза», Фолькер Кооп раскрывает одну интересную, до сих пор малоизученную, страницу истории третьего Рейха, а именно, попытку нацистского руководства использовать в своих военных целях ислам и мусульман. 


Боснийские солдаты -мусульмане из дивизии «Хандшар»

Один из известных девизов политики звучит так: «Враг моего врага, мой друг». Потому и неудивительно читать о том, что в период Второй Мировой войны социал-националисты искали контактов с мусульманами, как с теми, кто находился на оккупированных территориях, так и там, куда имперская власть не распространялась. В глазах нацистов, у мусульман был тот же самый враг, что и у них самих, а именно — русский коммунизм и англо-французский империализм, но в первую очередь это была опасность, исходившая по их мнению, от евреев.

Хорошо известны снимки,  демонстрирующие встречи Гитлера с Амином-аль Хусейни, иерусалимским муфтием, или фотографии мусульманских солдат-боснийцев из дивизии Ваффен СС «Хандшар», с черепами на фесках. Однако истинные причины, заставлявшие нацистское руководство искать тесных контактов с мусульманами Восточной Европы, СССР и арабского мира, и ежедневная работа по обе стороны фронта, известны в большинстве случаев, гораздо меньше.

«Мусульмане Гитлера — история одного безбожного союза», так назвал Фолькер Кооп свою книгу, призванную закрыть некоторые пробелы в данной теме. 208-страничная работа свободного журналиста, родившегося в 1945 году, и уже выпустившего в свет несколько солидных трудов по периоду национал-социализма, отчётливо показывает противоречивое с самого начала отношение фашистов к этой религии и её последователям. «Мусульмане», пишет он, с одной стороны, «имели безусловно иррациональное очарование в глазах верхушки национал-социалистов. Гитлер был сильно увлечён „исламскими небесами“, которые казались ему более оживлёнными, чем христианские. А рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер считал мусульман идеальными солдатами, которые сражаются фанатично за то, чтобы стать мучениками и попасть в вожделенный рай». С другой стороны, у нацистов «не было никаких сомнений в превосходстве „немецкости“ над мусульманами, независимо от их происхождения». Кооп вновь приводит откровения высших функционеров Рейха, в том числе и Гитлера, в которых сквозит скептицизм, пренебрежение и даже презрение к мусульманам.

Тюркское население Кавказа и Средней Азии должно было заполнять ряды воюющих на Восточном фронте
Read More

1 23 24 25