Новая «холодная война»? (окончание)

Ценностный порядок

Западные политики часто говорят о «либеральном международном порядке». В этих словах запечатлена международная система, которая основывается на качественном управлении и либеральных ценностях, включая приверженность демократии и правам человека. Исходя из подобного видения распространение либеральной демократии считается признаком успеха международного порядка. Соответственно, отступление либеральной демократии воспринимается как проявление его несостоятельности.

После 1992 года число стран, именуемых «демократическими», резко возросло, в то время как число «автократических» государств пропорционально снизилось. Согласно «Глобальному докладу — 2017», «мировая система стала более демократичной, чем когда бы то ни было». Аналогичным образом и в «Глобальном индексе мира — 2018» отмечается, что «за последние сто лет распространение демократии по планете достигло векового максимума». Иначе говоря, если рассматривать ценностный порядок в долгосрочной перспективе, он выглядит совсем неплохо.

Однако в краткосрочной оптике ситуация предстает не столь благополучной. Американская организация «Freedom House» отмечает, что ее ежегодные отчеты «фиксируют общемировой регресс в соблюдении политических и гражданских прав на протяжении тринадцати лет подряд, с 2005-го по 2018 год; усредненные глобальные показатели с каждым годом снижаются, а те страны, в которых положение с правами человека за год ухудшилось, стабильно превосходят по численности те страны, где оно улучшилось». По наблюдению «RAND Corporation», «в начале 2000-х проявился мощный тренд к интеграции международных правозащитных стандартов в правовые системы отдельных государств», но в последние годы «прогресс замедлился». Такое суждение звучит мягче, чем предыдущее.

К сходным выводам приходит и «Глобальный индекс мира — 2018». В этом документе «негативный мир» (то есть отсутствие войны) противопоставляется «позитивному миру», который определяется как «утверждение в обществах таких установок, институций и структур, которые создают и поддерживают мир», — например, эффективных правительств, низкого уровня коррупции, принятия прав других. По заключению авторов, «глобальные показатели позитивного мира в последнее десятилетие заметно улучшились». Впрочем, вслед за этим делается уточнение: «Средний уровень позитивного мира стабильно нарастал между 2005-м и 2013 годом. [...]Однако к 2015 году совершенствование этого показателя прекратилось, а в 2016-м было зафиксировано его ухудшение».

Выводы обзоров, концентрирующихся на динамике ценностного порядка, разнятся в зависимости от применяемой в них методологии. Обобщенная картина позволяет говорить, что в первые пятнадцать лет после завершения «холодной войны» происходило наступление либеральной демократии и распространение правозащитной идеологии, но после этого процесс замедлился и даже частично пошел вспять, хотя не настолько далеко, чтобы отменить все предыдущие достижения.

Заключение

Как видно из приведенных выше данных, краткосрочные тренды, характеризующие развитие трех сегментов международного порядка, в основном негативны. В последние годы в мире наблюдается рост насилия (пусть даже только в одном регионе планеты), замедление или даже обращение вспять экономической интеграции и определенный регресс в плане демократизации и соблюдения прав человека. Однако все эти негативные явления лишь поверхностно сказались на позитивных переменах минувших десятилетий. По сравнению с эпохой «холодной войны» нынешняя международная система отличается относительным здоровьем. Уровень международной интеграции остается высоким, и пока ни одно государство не обнаруживает желания разрушить или игнорировать ее. Даже такие державы, как Китай и Россия, которые зачастую обвиняются в «ревизионизме», на деле «глубоко интегрированы в существующий международный порядок» и «не имеют серьезных проектов альтернативного порядка. Они просто пытаются подтолкнуть нынешнюю систему в направлении, более соответствующем их собственным национальным интересам».

В будущем мы увидим, насколько далеко зайдет негативный тренд последних лет и удастся ли ему перечеркнуть достижения, сделанные с завершения «холодной войны». Но в текущий момент рассуждения о «новой “холодной войне”» остаются беспочвенными — как и идея, что мир сегодня более опасен, чем он был в период настоящей «холодной войны». Фактически, несмотря на наличие некоторых вполне серьезных проблем, планета стала более стабильной, более мирной, более интегрированной. Иначе говоря, международный порядок предстает перед нами изрядно потрепанным, но вполне живым.

Новая «холодная война»?