Как там в Ливии, мой Постум...*

Барельеф короля Фейсала в Вади-Рам

Я пишу этот текст с намерением дать небольшой обзор того восстания арабов, в котором Беларуси синеокой™ так и не нашлось места. Как не нашлось в Беларуси места и анализу происходящего. Цели, как таковой, у меня нет, разве что слава Лоуренса Аравийского не даёт мне покоя. Но этот особенно интересный эпизод начала XXI века привлекает меня ещё и тем, что я немало времени провёл на Ближнем Востоке – от Туниса на западе до Ирана и Омана на востоке.

По мере того как я больше узнавал этот регион, картина менялась. Крупные события становились незначительными и наоборот. Я видел, как зрели «гроздья гнева», которые превратили искры в пламя, подчинив цепь не связанных между собой выступлений целям сознательных и масштабных военно-стратегических операций по установлению контроля над богатейшими запасами ресурсов.

Ливийский финал, или всё-таки, пока, эндшпиль выявляет эту подоплёку с всё большей отчётливостью. Восстание арабов ещё ждёт своей Шехерезады, и я на эти лавры не претендую.
Read More

Витебск, 1943 год. Дневник офицера Абвера

Витебск

Каров (Кандауров) Дмитрий Петрович (1902—1961) – офицер Абвера (1941—1944) и ВС КОНР (1945). Покинул Россию в 1919-м. С 1920 года – в Париже. Окончил русскую гимназию, университет. Летом 1940-го уехал по трудоустройству в Германию, работал переводчиком на авиамоторном заводе в Ганновере. В конце 1940 года дал согласие работать в немецких разведорганах до момента создания независимого Российского государства. С началом войны с СССР прикомандирован к отряду морской разведки. С декабря 1941 года – на службе в отделе Ic штаба 18-й армии (группа армий «Север»). В 1950-е сотрудник Института по изучению истории и культуры СССР (Мюнхен).

Сюда я был переведён в 1943 году. Во главе Витебска стоял русский бургомистр, человек лет 30-ти. Он выдавал себя за белоруса-патриота и поэтому в присутствии немцев говорил только на белорусском языке, а в остальное время изъяснялся по-русски. У него было больше 100 чиновников, ему также подчинялась наружная и уголовная полиция. В дела полиции и городского самоуправления немцы не вмешивались, но ничем и не помогали, предоставляя жителям самим заботиться о продовольствии, дровах, и т.п. 

Торговля процветала на удивление: лавки и магазины были повсюду. Предприимчивые купцы «по-чёрному» ехали из Витебска в Германию, Польшу, Австрию, а иные добирались и западнее, закупая там товары, которыми бойко торговали у себя. В обороте были немецкие марки (настоящие и оккупационные), русские рубли (бумажные и золотые – последних, к моему удивлению, было очень много).

В городе были 2 или 3 больницы, запущенные из-за недостатка средств, но с очень хорошими докторами, которых немцы постоянно приглашали к себе для консультаций Было и несколько частных больниц очень хороших и дорогих, которые обслуживали главным образом спекулянтов.

На главном вокзале всегда – днём и ночью – толпилась масса народу, и он представлял собой базар. Все покупали и продавали. Немецкие солдаты, ехавшие домой, закупали тут продовольствие. А кругом ходили пьяные казаки из антипартизанских отрядов, приехавшие на отдых в город. Перед вокзалом стояли носильщики и извозчики, а также бойкие молодые люди, предлагавшие перевозку на немецких автомобилях, принадлежавших казённым учреждениям и стоявших со своими немецкими шофёрами на соседних улицах в ожидании клиентов (как с этим явлением не боролась полиция, поделать ничего не могла: уж больно любили немецкие шофёры водку). Отойдя немного дальше от вокзала, я был поражён обилием чайных и маленьких подвальных ресторанов. Цены были большие, но все эти заведения были полны народу и всюду там пили водку (польскую), самогон, немецкое пиво и балтийское вино из фруктов. Еда в этих ресторанах тоже была в изобилии.
Read More

Жлобы

А ну-ка расскажите мне, расскажите, кто из вас хочет видеть рядом неухоженную девку с отросшими корнями волос, шелушащейся сухой кожей, обчекрыженными ногтями, в дешевых китайских джинсах, резиновых шлепках и хэбэшных трусах?
Кто? 

А вы обратите на них внимание! Я уверена- такая даст и задаром, только от самого факта вашего внимания.

Так нет же- вы желаете ухоженных и миленьких. Хорошеньких, смазливеньких, феечек красиво одетых. Притом что абсолютное большинство из вас, мужчин, уже сразу после тридцати выглядят довольно стремно и неухожено. Это факт. Присмотритесь на улицах.
Женщины-то еще как-то стараются. 

А вы хоть понимаете, сколько стоит женщине быть красивой?
Вы представляете сколько стоит женщине приготовиться к свиданию?
Read More

Кокаинеточка

Впадаем в декаданс. Кокаином распятые в мокрых бульварах Москвы

Недолюбленные девки

Сегодня все дрочат на августовский путч, а мне, по правде сказать, похуй. Поэтому я предлагаю вам прекрасный, замечательный, романтический и душещипательный текст Лены Миро.

Я решительно не понимаю, как можно быть недотраханной. Больше скажу: я не понимаю, как можно быть нелюбимой. Тёлки, вы сами виноваты.

Мужчины не хотят вас до помутнения рассудка, не влюбляются искренне, по-детски серьезно, не хватают в охапку и не волокут в ЗАГС, боясь упустить, не потому что они – козлы, а потому что влюбляться там не в кого: вы — серость. 

Серость может быть разной: бескорыстной, алчной, тупой, красивой, непритязательной, верной, заботливой, имеющей два высших образования. Вариаций — тысячи, но их все объединяет одно — ощущение «мы это уже проходили», возникающее у мужчины при общении с женщиной.
Read More

Саша и пицца: противостояние

Прекрасный, замечательный текст!

© Алексей Березин

Есть девочка Саша, она очень любит есть, она вчера приехала с Кипра, страшно голодная. Я предложил ей зайти в гости, познакомиться с пиццей. 

Да, у меня была вчера пицца. Я ее делаю сам, это очень просто. У пиццы два основных компонента, во-первых, тесто, а во-вторых — что найдется в холодильнике. Тесто кладется вниз, а все остальное красиво раскладывается сверху, потом надо запечь в духовке и получается пицца. Я проделывал это много раз, это работает.

Так вот, Саша приехала с Кипра, а еды нет. Оказалось, что есть пиццу в гостях ей не позволяет муж, у него на этот счет строгие правила. В пиццерию ей можно, хотя там непонятно кто готовит пиццу, а ко мне, проверенному временем кулинару, нельзя, я не понимаю его логики.
Read More

Августовский римейк. Свежий Вс.Емелин

© Вс.Емелин
Подражание Дм. Быкову и др.

Когда я думаю, как я дожил
До моей нынешней жизни сучьей,
Я вспоминаю одно и то же —
Дни Преображенского путча.

Когда шафрановым лучом
Ворвалось в мою спальню солнце
С известием, что Горбачев
К нам из Фороса не вернется.

Я осознал, что не напрасно
Увлажнена слезами койка,
Нависла новая опасность
Над судьбоносной перестройкой.

Хотя вообще-то солнца не было,
А шел холодный дождик меленький,
И постепенно к Дому Белому
Сходились всякие бездельники.

И я бессильный и продажный
С кругами синими у глаз
Примкнул к толпе отважных граждан
И получил противогаз.

Отпор дать танкам и солдатам
Хотели мы своими тельцами.
Я помню дяденьку с плакатом
«Психушек узники за Ельцина!».
Read More

13 лет российскому дефолту

Так много знаковых годовщин в августе! Сегодня – 13 лет российскому дефолту. Учитывая особенность восприятия «чертовой дюжины» — практически круглая дата. Принимая во внимание падение рынков и вчерашние новости об очередном «подтверждении» после очередного «понижения» рейтинга США – самое время еще раз поднять столь любимую мной тему выбора между настоящим и, называя вещи своими именами, «фуфлом».

Я убежден, что это именно тот выбор, который каждый человек регулярно делает в жизни. Это выбор, который на разных этапах истории делают народы и страны. Это выбор, который советский народ неосознанно сделал в августе 91-го. И это выбор, который скоро снова предстоит сделать народу российскому. Настоящее – это то, что на самом деле тебе нужно. Фуфло — это то, что ты думаешь, тебе нужно (или тебя в этом убеждают семья, общество, власть).

Еще в советские времена великолепный фотохудожник с блестящими перспективами (ему было всего 14 лет) очень хотел поступить во ВГИК и стать кинооператором. Но родители убедили его: кредитный техникум и карьера финансиста надежнее, чем «несбыточная» мечта о кино. В итоге человек выбрал не то, для чего его прислал на этот свет Бог. Сейчас он работает в провинциальном банке. Недавно мы вместе пили и смотрели фотографии, которые он делал в школе. Выражаясь языком моей младшей сестры, он «ни разу не счастлив».

Америка тоже однажды сделала свой выбор, который затем скопировала добрая треть человечества. Это случилось во второй половине ХХ века. Забыв идеалы Адама Смита, американская бизнес-элита сделала ставку на виртуальную экономику. А народ эту «тему» проглотил, потому что решил, что ему нужно больше, дороже, разнообразнее и плевать, что для этого придется заложить свою жизнь, а то и жизнь детей. Сейчас всем, включая идеологов этой экономики, очевидно: все, так дальше нельзя. Но остановиться – сложнее всего, и вот, предвкушая неизбежный «дефолт по-американски», рейтинговые агентства снимают последние сливки, играя на ожиданиях миллионов и снимая с этих миллионов миллиарды за несколько дней…

Источник

Какую страну просрали

В 2001 году Дэвид Саттер, американский корреспондент «Файненшл Таймс» по итогам своей работы в СССР издал книгу «Age of delirium. The decline and fall of the Soviet Union», рассказывающую о прекрасной жизни трудящихся в СССР. Почитаем, вспомним, взгрустнем, проклянем Горбачева, грубо уничтожившего нежную советскую сказку...

Почему я начал с рассказа Саттера о Московском трубном заводе? Да потому что на этом заводе я проходил преддипломную практику.

«Начало работы было в 8.00, день начинался с ожидания материалов. Первым важным событием был перекур в 10.00. В курительной комнате стояли большие столы и скамьи, висели плакаты о вреде пьянства. Вдоль всей стены тянулась красная лента с обращением к рабочим по выполнению правил техники безопасности. Рабочие на трубном заводе имели привычку спать под плакатами, а будучи пьяными, вытирать о ленту руки.
После первого перекура рабочие думали только о еде. В 11.25 работа замедлялась, и в 11.45 все уходили на обеденный перерыв. После обеда кто-то приносил пива или вина, хотя алкоголь был запрещён. Когда обеденный перерыв заканчивался, рабочие оставались на своих местах – в курилке за домино, пока не приходил начальник цеха и не просил их подняться.

В 13.30 работа начиналась опять, но в 14.00 был другой перекур. Обычно после обеда рабочие чувствовали потребность выпить ещё и посылали кого-нибудь за водкой. После того, как практически каждый «принял» что-нибудь днём, работа на заводе заметно притормаживалась. Хлебнувшие лишнего начинали качаться и, чтобы не упасть, зажимали верстаком свою рубашку с двух сторон и так работали.

Оборудование на трубном заводе было иностранного производства, по идее, оно должно было облегчать работу, но, выпив, рабочие были не в состоянии обращаться с ним правильно. Одно из заданий заключалось в нарезке труб 5-метровыми кусками. То и дело рабочие нарезали трубы или на полметра короче, или на полметра длиннее. Это приводило к огромному перерасходу материала.»
Read More

Столетие бесноватых

III ВЕК: СТОЛЕТИЕ БЕСНОВАТЫХ?

Офорт №68. "Хорошая наставница"

Папа Римский Корнилий в середине III века, описывая устройство «кафолической церкви», упомянул, что в ней 46 священников и «52 человека заклинателей, и чтецов, и привратников». Кстати, Корнилий прежде всего пытался доказать, что епископ должен быть один. Мыслил он, как и большинство людей того времени, прошлым. Как было раньше, так должно быть и впредь. Он был бы доволен, что в современном Риме по-прежнему один епископ, а вот интересно, как бы он отреагировал на отсутствие заклинателей? Конечно, они есть, только их существование не афишируется. Папы-реакционеры склонны поощрять существование заклинателей, но делают это крайне осторожно, чтобы не попасть в зависимость от религиозных истериков. 

Заклинателей (экзорцистов) было много во всех христианских церквах того времени. Изгнание бесов составляло основную часть подготовки к крещению и могло длиться годами. Современные энтузиасты христианского просвещения заменяют изгнание бесов обучением в стиле современной педагогики, но молитвы-то в чине оглашения — не о научении, а именно об изгнании сатаны и отречении от него. Молитвы повторялись многократно в течение нескольких лет и подкреплялись обрядом положения нескольких крупинок соли на язык тому, кто готовился к крещению (соль как символ и средство чистоты, предохранения от гниения, фигурирует и в Евангелии).

Разумеется, к нынешним голливудским триллерам на темы бесноватости, всё это отношения не имело. Рационалистический подход к Евангелию отождествил беснование с эпилепсией. Это абсолютно невероятно. Эпилептик ничего не разрушает, он опасен для себя, а не для окружающих. Евангельские бесноватые, с точки зрения современной психиатрии, скорее, сумасшедшие. Однако, заклинатели в Риме III cтолетия вовсе не были дежурными скорой психиатрической помощи, готовыми прибежать по вызову к человеку, который что-то ломает и крушит. К ним приходили вполне почтенные люди. Как и сегодня вполне солидные люди во время чтения молитв перед крещением повторяют слова об отречении «от сатаны и всех злых дел его». Это не дань традиции — во всяком случае, это не должна быть дань традиции, это должна быть дань правде. Солидность, почтенность, вообще нормальность — бесконечно лучше истеричности, асоциальности, склочности, но и бесконечно ближе к подземному царству, нежели к небесному. Всё это «человеческое, слишком человеческое», как написал Ницше в 1878 г. и как не грех повторить любому христианину. Сатанизм — настоящий, первосортный — не там, где мучают кошек, а там, где мучают окружающих. Лучшая маскировка для бесов — приличный костюм, приличие во всём. Как охотник, чтобы убить льва, одевается так, чтобы слиться с джунглями, так грех старается слиться с людьми — не с подростками и юношеством, не с маргиналами, а с обычными людьми. «Свой для своих». «Обычный господь для обычных господ». А уж под этой маскировкой — шипящий жир, едкая кислота, удушливые газы, всё то, что епископ Иоанн Шаховской назвал «апокалипсис мелкого греха».

Источник

Первая публикация «Капричос» сопровождалась рекламным объявлением в газете “Диарио де Мадрид” 6 февраля 1799 г.: «Продается на улице Десенганьо, дом 1, в парфюмерной лавке, по цене 320 реалов за серию из 80 эстампов». В тот год за один доллар давали 8 реалов.

1 187 188 189 190 191 195