Обломки СССР: сатрапы вместо пиночетов

Спустя более чем двадцать лет после распада соцлагеря практически ни одна из поскоммунистических стран не достигла того уровня экономического и социального развития, которое характерно для развитых демократических государств. Также на посткоммунистическом пространстве не появилось «успешных» автократий, своего рода аналогов Сингапура или Омана – стран с высоким качеством государственных институтов при авторитарном режиме. Объяснение этому дают в своем исследовании профессор, декан факультета социальных наук НИУ ВШЭ Андрей Мельвиль и доцент департамента политической науки НИУ ВШЭ Михаил Миронюк.

Результаты современных сравнительных исследований показывают, что существует определенная взаимосвязь между качеством государственных институтов и характером политического режима (хотя направление причинности остается неясным). Статистически видно, что чем выше уровень демократического развития, тем более качественные и эффективные институты госуправления. Они на должном уровне обеспечивают закон и порядок, условия экономической конкуренции, соблюдение прав собственности и контрактов, борьбу с коррупцией и др.

В большинстве авторитарных режимов при этом процветают правовой произвол и коррупция, нет гарантии прав собственности и соблюдения контрактов, в целом – госинституты неэффективные и низкого качества. Но есть и очень примечательные, хотя и крайне редкие, исключения – Сингапур периода Ли Куан Ю, Оман при султане Кабусе, а также современный Катар. Все эти режимы — авторитарные, ограничивающие политическую свободу, но при этом создавшие эффективные и качественные институты государственного управления.

В современной литературе существует достаточно распространенная точка зрения, согласно которой в авторитарных режимах качество институтов и уровни государственной состоятельности в целом, конечно, ниже, чем в демократиях, но все же выше, чем в переходных и гибридных режимах. В этом суть теории так называемой J-кривой. Read More

Физическое присутствие исторических деятелей в нарративе о политических событиях

Главный тезис данной статьи заключается в том, что обеспечение легитимностью в европейской, а может, и во всеобщей истории не мыслилось без физического присутствия определенного количества решающих лиц на предназначенных для этой процедуры собраниях. Характерно, что английское слово convention обозначает и собрание, и согласие. Политическая история Европы — это не только история монархов, но и история политических собраний.

В этом проявляется общее правило, если не основной принцип политической антропологии, который не зависит даже от номинальной формы правления или конституции государства. Собрания, которые исполняют эту функцию, обнаружить довольно легко. Существовали такие политические собрания в виде «всенародных», «гражданских» или аристократических советов везде и всегда — и у племен доисторического периода, и в древних городах-государствах средиземноморского региона, и в средневековых коммунах и городах, и при дворах королей и князей, пока их не заменяли органы сословного представительства и современные парламенты. Не являются исключением и диктатуры советско-коммунистического типа, легитимность которых обеспечивалась не иначе как через аккламации Советов, партийных съездов и массовых демонстраций.

Подобные собрания выполняли двоякую функцию: они могли не только придавать правителям, властям и их решениям легитимность, но и лишать их таковой. Поэтому историография обязана обращать пристальное внимание на те места, те ситуации, в которых собираются люди, от согласия которых зависит легитимность решений. Такие моменты могут быть использованы в жанре исторической живописи — например, при изображении процедуры подписания Декларации независимости США, клятвы в Зале для игры в мяч, прокламации императора Вильгельма в Версальском замке, заседания II Всероссийского съезда Советов и т.д. И не только потому, что они приглашают к описанию, но и потому, что в них — а может быть, только в них — ощущается суть политической истории. Физическое присутствие многих людей в одном месте, как правило, само по себе включает в себя согласие с политическими действиями или разделение ответственности за них.

I. «Перформанс»

Один из основных вопросов гуманитарных наук состоит в выявлении соотношения текста и факта, а в нашем случае — соотношения историографического текста и факта исторического. Однако выявить даже различие между ними изначально затруднительно. Цепь исторических фактов и нить историографического рассказа переплетены и взаимосвязаны. В качестве пояснения можно сослаться на теорию речевых актов британского философа Джона Остина (изложенную в его известной книге «Слово как действие»), которому мы обязаны весьма полезной дефиницией понятия «перформанс». Read More

Референдумный сценарий, или Выборы в Беларуси как выборы в Ленобласти

Этот текст — небольшая иллюстрация того, как превращаются бруки, бруки превращаются  превращается сценарий выборов национального лидера в референдумный сценарий выборов губернских.

Поскольку реализовать сценарий второго тура белорусские соискатели высшей выборной должности не в состоянии, а за второе место никаких ништяков в Белруси не полагается, то и кандидатам нет никакого резона делать «будущее» темой избирательной кампании. Таким образом, общенациональные выборы в Беларуси представляют собой набор тактических приёмов и ситуативной реакции на внешние раздражители при минимальном интересе публики к грязному белью кандидатов.

То есть белорусские выборы технологически и политически вполне себе сопоставимы с губернской избирательной кампанией в каком-нибудь относительно благополучном регионе РФ.

Я проиллюстрирую это на примере близкой мне Ленинградской области.

Площадь территории Ленинградской области составляет примерно половину площади территории Республики Беларусь, а население – около 20% населения Республики Беларусь. Read More

Тело, которое нужно кормить

Конечно, «нужно есть, чтобы жить», но разве невозможен другой принцип — «жить, чтобы есть»? В мире, где одна половина людей оставалась полуголодной, а другая половина (или почти половина) имела все необходимое, как было не мечтать о стране Кокань, представлявшей собой сладкий пирог (таково значение этого слова), или о дворце Дамы Тартинки? Детские фантазии? Отнюдь: начиная с XII века, когда их описывали со стороны, и вплоть до Босха или Брейгеля, воплощений этих выдумок, это была надежда людей с пустыми желудками, надежда на утоление голода, порой даже мечта наесться до отвала, возможность для чего давал безудержный, явно мирской праздник, когда люди разорялись, на полгода уходя в запой. Неизбежные лишения, вызванные капризами природы, слишком часто усугублялись внезапными продовольственными катастрофами: череда катастрофических урожаев из-за ненастья, множество голодных ртов и при этом ни запасов, ни возможности подработать, ни эффективного инструмента. На Западе, во всей Западной Европе, так бывало в XI, а затем в XIV веке, и я упоминал, что эта ситуация была благоприятной для бацилл чумы. А там недалеко и до каннибализма: сытый клирик Рауль Глабер описывает людоедство в Бургундии около 1090 года чуть ли не с патологическим удовольствием.

К счастью, ближнего не всегда убивают ради того, чтобы съесть. Обычно Природа кормила людей со времен неолита, когда они начали обращаться к ней за пищей. На этот раз все подсчеты и описания было сравнительно проще сделать. Изучение средневекового питания, от качества зерна до мест за столом, с недавних времен значительно продвинулось. Медицинские трактаты вкупе с диетическими рецептами и предписаниями, продовольственные счета, составленные, увы, чаще всего для верхушки общества, иконография пиров, в большинстве случаев неимоверно роскошных, рассказы и сказки, княжеские хроники, археологические наблюдения за состоянием зубов и костной ткани скелетов и, наконец, кухонная утварь — в общем, мы можем надеяться на качественные сведения. В зависимости от пола, возраста, выполняемой работы или даже климатических условий взрослому человеку требуется от 2 500 до 4 000 калорий в день. Но сравнение этих цифр с данными из упомянутых мною источников совершенно ставит под сомнение этот медицинский показатель: крепостные на барщине в IX веке, ночные стражники в XIV веке получали около 6 000 калорий; моряки в XIII веке или пахари в XII веке — заведомо более 3 500 калорий. К тому же, например, в отношении последних мы не знаем, какой процент продуктов был «выращен на воздухе» — об этом наши источники умалчивают! Сопоставление данных подталкивает к выводу: вопреки устойчивому общему мнению, на средневековом Западе, исключая случаи внезапного неурожая, ели вдоволь и даже чрезмерно; но с этим не согласуется слабая стойкость организма к атакам извне; значит, в средние века ели много, но плохо. Read More

Американский протест сегодня

Политики национального масштаба во Франции XIX века или даже в Америке 1950-х годов сталкивались со своими избирателями нечасто. Сегодня заявления политиков, их мнения, частная жизнь и оплошности стали объектами неусыпного внимания. Должностные лица тратят уйму времени, обсуждая и интерпретируя общественное мнение, а также сражаясь за его благосклонность. Что это значит для людей, которые продвигают политические требования помимо нормативных каналов политического влияния? Бесспорно, такое положение открывает новые возможности и для оппозиционеров, и для обычных избирателей. Воздействуя на общественное мнение, социальные движения могут оказывать ощутимое давление на тех, кто принимает решения. Поскольку внимание публики неустойчиво и непостоянно, активистам приходится сражаться за то, чтобы привлечь граждан на свою сторону. Они вынуждены делать это, соперничая с политиками, у которых заведомо больше шансов интерпретировать политическую реальность в свою пользу. «Площадка масс-медиа есть главная арена политического противостояния, – пишут Мира Маркс Ферри и ее соавторы, – поскольку все политические игроки признают ее всепроникающее влияние». Кроме того, стоит упомянуть еще две особенности современного ландшафта американской политики, которые важны для формирования отношения активистов к публичным празднествам и ритуалам. Как внутри государства, так и вне его власть сегодня «распылена» между бесконечным количеством учреждений, ведомств и уровней управления. Это означает, что у активистов есть множество точек приложения усилий, откуда можно попытаться изменить политику или институциональные практики. Несогласные с линией католической церкви, к примеру, могут действовать через иски или петиции, а также через воззвания, адресуемые местным и федеральным властям или же напрямую Ватикану. Из-за укрепившегося положения СМИ и рассредоточения власти внутри институтов и между ними социально ориентированным группам теперь приходится работать в конкурентной среде, заставляющей «перекрикивать» другие движения, оппонентов, журналистов и выборных лиц.

Каковы последствия всех этих преобразований для отношения социальных движений к публичным празднествам?
Read More

Текущая цена на нефть никак не связана со спросом и предложением

Отличный анализ того, что реально стоит за низкой ценой на нефть: 

— Фундаментальные факторы по нефти на самом деле немного улучшились, но цена продолжает падать из-за финансово обусловленных событий...

— особенно необоснованная убежденность, что Федеральная резервная система США повысит процентные ставки и положит начало периоду денег с высокой покупательной способностью.
Леонард Брекен.

В долгосрочном плане доллар будет падать, а нефть повышаться
Стало ясно, что цену на нефть дикутют не спрос и предложение, а финансовые рынки и, что более важно, денежные потоки, связанные с политикой центрального банка.

Понижательные настроения на нефтяных рынках берут верх по мере того, как чистые короткие позиции (при игре на понижение) приближаются к рекордным высотам. Согласно «Рейтер», от 50 до 60 хедж-фондов заняли короткие позиции, на которые приходится около 160 миллионов баррелей нефти в краткосрочных контрактах. На самом деле количество коротких позиций в опционах и фьючерсных контрактах на нефть превышает сейчас уровень периода большого финансового кризиса 2008 года, как ни странно, несмотря на разговоры о хорошей экономике и необходимости для ФРС повысить процентные ставки. Безумие, правда?

Read More

Объём рекламы в средствах её распространения в I полугодии 2015 года

Комиссия  экспертов Ассоциации Коммуникационных Агентств России  подвела итоги развития  рекламного рынка России за первую половину 2015 года. Суммарный объем рекламы в средствах ее распространения за вычетом НДС составил почти 138 млрд.руб., что на 16% меньше, чем в соответствующем периоде прошлого года.
сегменты
Январь-Июнь
2015 года,
млрд.руб.
Прирост, %
Телевидение
61.1-61.6
-22
в т.ч. эфирное
60.2-60.7
-21
кабельно-спутниковое
0.92
-52
Радио
6.0-6.2
-21
Печатные СМИ
11.2-11.4
-33
в т.ч. газеты
3.1-3.3
-26
журналы
5.4-5.6
— 33
рекламные издания
2.5-2.7
-40
Наружная реклама
15.3-15.5
-27
Интернет
41.6-42.0
+10
в т.ч. медийная реклама
7.1-7.2
— 11
контекстная реклама
34.5-34.8
+15
Прочие
1.75
-16
в т.ч. indoor-реклама
1.43
— 11
рекламав кинотеатрах
0.32
-30
ИТОГО
137.4-137.9
-16
ОБЪЕМ РЕГИОНАЛЬНОЙ РЕКЛАМЫ В СРЕДСТВАХ ЕЕ РАСПРОСТРАНЕНИЯ В ПЕРВОМ ПОЛУГОДИИ 2015 ГОДА
Комиссия  экспертов АКАР так же отдельно выделила объемы регионального рекламного рынка России. По четырем медиа сегментам – телевидению, радио, прессе и наружной рекламе – суммарный объем региональных рекламных бюджетов (без учета московского регионального рекламного рынка) за вычетом НДС превысил 20 млрд.руб., что меньше соответствующего показателя прошлого года на 24%. Суммарная доля региональных рекламных бюджетов от общих рекламных бюджетов в стране по данным четырем медиа сегментам равняется 21%, что соответствует показателю предыдущего года.
сегменты
Январь-Июнь
2015 года,
млрд.руб.
Прирост, %
Телевидение
9.6-9.8
-20
Радио
3.0-3.2
-22
Печатные СМИ
3.5-3.7
-35
Наружная реклама
4.0-4.2
-21
ИТОГО по 4 медиа сегментам
20.2-20.7
-24

Объем российского рынка рекламы за первое полугодие 2015-го

Снижение рождаемости меняет общество

Демографический переход — процесс снижения рождаемости и смертности — неоднозначное явление. С одной стороны, он помог поднять уровень жизни во многих странах, привел на рынок труда женщин, которые уже не столь многодетны. Выросли вложения в образование и здоровье людей. Эти «окна возможностей» будут в течение нескольких десятилетий доступны развивающимся странам, в которых демографический переход начался недавно. Развитые же страны, пионеры этого процесса, уже пожинают его плоды: быстро стареют, много тратят на пенсии и вошли в пике с рождаемостью, рассуждает в журнале «Демографическое обозрение» ВШЭ ведущий испанский демограф, профессор Мадридского университета Комплутенсе Дэвид С. Реэр.

И прогресс, и немалые издержки – так можно охарактеризовать «сухой остаток» демографического перехода. Его волны (вторая из них приходится в развитых странах на 1950—1980-е годы) всегда резонируют с социально-экономическими переменами в обществе. Более того, по мнению многих экспертов, падение смертности и рождаемости служит одной из первопричин социально-экономических трансформаций. Профессор факультета политических наук и социологии университета Комплутенсе Дэвид С. Реэр придает демографическому переходу именно такой смысл, уточняя, однако, что этот процесс все же является частью общей картины модернизации общества развитых стран (эксперт датирует ее 1850—1975 годами). Признаками модернизации служат повышение уровня жизни и образования, урбанизация, женская эмансипация, вытеснение сельского хозяйства промышленностью и сектором услуг, а также становление общества потребления.

Сейчас, когда страны-пионеры демографического перехода уже вовсю столкнулись с его производными в обществе, уже можно точно оценить его плюсы и минусы, отмечает Дэвид Реэр в статье «Экономические и социальные последствия демографического перехода», опубликованной в журнале «Демографическое обозрение». Статья построена диалектически: с одной стороны, автор признает те или иные «завоевания» демографического перехода, с другой, – тут же находит коварную изнанку этих явлений.

Экономика успела извлечь пользу из демографии

В силу многих причин – начиная с развития иммунологии благодаря Луи Пастеру, отступления эпидемий, накопления знаний о грамотном уходе за ребенком и заканчивая более полноценным питанием людей – в двадцатом веке шел процесс снижения детской и младенческой смертности. Это стало влиять на репродуктивные решения: за падением смертности последовало уменьшение рождаемости, связанное с сознательным регулированием воспроизводства. Женщины стали рожать меньше детей. Это позволяло посвящать тем немногочисленным наследникам, которые появлялись на свет, больше внимания, а также высвобождало у матерей семейств время на самореализацию и позволяло им выходить на работу. По некоторым подсчетам, в результате демографического перехода женщины стали в среднем тратить на вынашивание и выращивание маленьких детей не 70% своей взрослой жизни, а впятеро меньше – лишь 14%. Read More

Как социализм уничтожил Пуэрто-Рико и как капитализм модет его спасти

Хотя на сцене долговых дефолтов сейчас доминирует Греция, реальная трагедия разыгрывается намного ближе к Америке, в нисходящей спирали Пуэрто-Рико. Как и в Греции, пуэрториканская экономика была разрушена из-за участия в нереалистичной монетарной системе, которую Пуэрто-Рико не контролирует, и неспособности политиков решить проблему банкротства. Но ущерб, причинённый пуэрториканской экономике Соединёнными Штатами, был намного более чувствительным, чем ущерб, причинённый Греции Европейским союзом. В самом деле, уроки, которые мы должны извлечь из ситуации в Пуэрто-Рико — как политика занятости и налогов может разрушить экономику — должны привлечь внимание тех, кто советует делать то же на основной американской территории.

США внедрили на территории Пуэрто-Рико пять якобы полезных, но на самом деле подрывающих экономику принципов. А именно:

1. Освободили правительственный долг острова от всех налогов США по закону Джонса-Шафорта (Jones-Shaforth).

2. Устранили налоговую льготу для частных инвестиций отменой действия раздела 936 налогового кодекса США.

3. Заставили остров выполнять условия ограничительного торгового соглашения.

4. Заставили остров принять уровень минимальной заработной платы США.

5. Позволили Пуэрто-Рико предоставлять щедрые социальные льготы по сравнению с уровнем налогов.

На первый взгляд принятие таких политически популярных законов кажется благоприятным, и это позволило политикам заявлять, что их старания помогли беднейшим пуэрториканцам. Но на самом деле это усугубило бедность тех самых людей, которых эти законы якобы призваны были поддерживать. Уроки столь очевидны, что только самые ярые сторонники экономического контроля правительства могут их не понять. Read More

Долг в средневековой западно-христианской традиции

Что следовало делать богатому человеку, когда к нему приходил его сосед, оказавшийся в бедственном положении? Конечно, Иисус сказал, что нужно отдать все, не ожидая вознаграждения, но было маловероятно, что большинство христиан будут так поступать. Даже если бы они так делали, какие долгосрочные отношения из этого возникли бы? Василий Великий занял радикальную позицию. Господь дал нам все вещи в общее владение и наказал богатым раздавать свою собственность бедным. Коммунизм апостолов, которые объединили свое имущество и свободно брали то, в чем нуждались, был единственной правильной моделью поистине христианского общества. Мало кто из Отцов Церкви заходил так далеко. Церковь должна была признать существующие отношения собственности, но вместе с тем разработать духовные доводы в пользу того, чтобы богачи следовали принципам христианского милосердия. Нередко для этого использовались различные торговые метафоры. Даже Василий был снисходителен в такого рода вопросах:

Когда будешь давать бедному ради Господа, это будет и дар, и заем — дар по безнадежности получить обратно, заем по великодаровитости Владыки, Который Сам за него заплатит и, взяв малость чрез бедного, воздаст за то великим. Ибо «благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его».

Поскольку Христос на стороне бедных, жест милосердия — это заем Христу, который будет выплачен с такими процентами, которые на Земле невозможно представить.

*** Read More

1 33 34 35 36