Сверхурочная страна

Почему в России растет конфликт между работниками и работодателями.

Трудовые права в России не соблюдаются в отношении почти половины занятых. 56% граждан работают свыше 40 часов в неделю, большинство – без выплаты сверхурочных. Read More

Нет контента — нет рекламы, нет рекламы — нет контента

Это такая известная телевизионная присказка. А вспомнил я о ней к тому, что получил свежие данные о белорусском рекламном рынке.

Ну как о рынке? Около 90 миллионов долларов (по другим данным - 72 миллиона долларов) в уходящем году — это не очень чтобы очень рынок. Однако он существует, и с этим белорусам приходится считаться. Read More

Фашизм 1.0. Современные тренды

Термин «фашизм» превращается в наши дни в безотказный политический инструмент: фашистами называют тех, кто выступает против иммиграции или отстаивает консервативные ценности, фашистами окрестили сторонников Трампа и его антагонистов. При этом и современные правые, и их противники во многом исходят из фашистской картины мира: человек есть иррациональное существо, демократия ему не подмога — либеральная демократия входит в противоречие с растущей тягой к политической иррациональности и к условным «кайзерам» в политике, и поэтому сплоченность элит против масс, их овладение инстинктом толпы — главное средство социальной терапии. Read More

Страх что-нибудь упустить: как я перестал беспокоиться и полюбил Instagram

У меня была такая проблема. Почти как наркомания. На самом деле я ничего не употреблял — скорее, это было похоже на склонность к потреблению вещей, которые мне не нужны. Я не горжусь этой проблемой. На самом деле я скрывал это от семьи и друзей. Притворялся, будто ничего не случилось, как будто меня не ничего не беспокоило. Тем не менее, проблема пожирала меня изнутри.

Раньше я страдал от FOMO (Fear of Missing Out). То есть, «Страха что-нибудь упустить».

Вы, наверное, слышали об этом. Черт возьми, вы, вероятно, сами страдаете от этого в той или иной форме. Read More

Медленная смерть университета

Исповедь «мягкотелого и деморализованного»: западная система образования и индивидуальность в эпоху «больших цифр».

Несколько лет назад мне показали большой и весьма передовой в техническом отношении азиатский университет. Экскурсию проводил его гордый ректор. Как и подобает столь важным персонам, он передвигался в сопровождении двоих крепких молодых телохранителей в черных костюмах и темных очках; вероятно, под куртками у них были автоматы Калашникова. Восхищаясь новой замечательной бизнес-школой и самым современным институтом управленческих исследований, ректор сделал паузу, ожидая, что тут я вставлю пару слов грубой лести. Вместо этого я заметил, что, кажется, на территории его кампуса не ведется никаких критических исследований. Он посмотрел на меня с таким удивлением, как будто я спросил, сколько степеней доктора философии они ежегодно присваивают за танцы на шесте, и сухо ответил: «Мы учтем ваше замечание». Затем он достал из кармана маленький образчик передовых технологий, легким взмахом открыл его и произнес несколько резких слов по-корейски — возможно, это был приказ «Убейте его». Прибыл лимузин размером с площадку для игры в крикет, охрана погрузила в него ректора, и машина уехала. Наблюдая, как она исчезает из поля зрения, я задумался, когда же приведут в исполнение мой смертный приговор. Read More

Индустрия смерти как индустрия развлечений

В XX веке реклама старается добиться, чтобы похоронная сфера биз­неса перестала вызывать отторжение и страх: любые слова с негативной коннотацией убираются из языка рекламных компаний1. Например, мрач­ное слово «гроб» (coffin) заменяется на аккуратное и даже нежное слово «шкатулка» (casket). Теперь людей не кладут в холодный гроб, а погружа­ют, словно дорогое украшение, в красивую шкатулку (белый цвет, кстати, самый распространенный для гроба в США). Катафалки именуют не «hears­es» (гробовозка), а «funeral coaches», то есть «похоронный экипаж». Слово «труп» (the body) заменяется на «покойный» или «ушедший» (the deceased). Избегается и само слово «смерть», которое заменяют словом «покинуть» (passing away). Название профессии «гробовщик» (undertaker) было изме­нено на «похоронный распорядитель» (funeral director) и даже на «мастер смерти» (mortician)2. Сами похоронные агентства стали именоваться «fu­neral home» — «похоронный дом», то есть уютное место, куда можно при­йти, чтобы проститься с ушедшим. В рекламе постоянно возникает слово «достойно» (dignity). Если до XIX века речь шла о похоронах, «достойных» покой­ного и его семьи, то в XX веке «достоинство» определяют сами похорон­ные услуги — «уход за мертвым телом — это во всех его аспектах, прежде всего особый символический обряд, который требует достоинства и тор­жественности от исполнителя». Слово «достоинство» массово включается и в название агентств и похоронных домов. Read More

Война с Россией: два величайших американских мифа

Существуют два мифа, глубоко впечатанные в умы большинства жителей США, которые крайне опасны и могут привести к войне с Россией.

Первый миф — это миф об американском военном превосходстве.

Второй миф — миф о неуязвимости Соединённых Штатов.

Я полагаю, что совершенно необходимо развенчать эти мифы прежде, чем они обойдутся нам в миллионы жизней и несказанные страдания.

Read More

Кризис розничной торговли 2017? Дело не только в Amazon

Несмотря на экономический рост сотни розничных магазинов и торговых центров закрываются.

Последние два года для сферы розничной торговли были катастрофическими, и это коснулось всех – от маленьких магазинов в пригородах до крупных торговых центров на Манхеттене.

За 2017 уже случилось 9 банкротств торговых сетей — столько же, сколько за весь 2016. J.C. Penney, RadioShack, Macy’s и Sears объявили о закрытии более 100 магазинов. Sports Authority ликвидированы, а Payless подали заявление о банкротстве. На прошлой неделе несколько акций компаний-производителей одежды достигли новых многолетних минимумов, среди них — Lululemon, Urban Outfitters и American Eagle, а Ральф Лорен объявил, что закрывает свой флагманский магазин Polo на Пятой авеню, один из нескольких брендов, определявших лицо этой знаменитой улицы. Read More

Эта малоизвестная компания производит революцию в индустрии марихуаны

В марихуану вливаются большие деньги.

За первые 4 месяца 2017 г. компании, имеющие дело с марихуаной, привлекли более $700 млн, что почти в 7 раз больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Но это отнюдь не «глупые деньги». Некоторые из самых искушенных инвесторов мира сделали большие ставки на марихуану.
Read More

Полусухой закон

Как рост цен на алкоголь и ограничение времени его продаж влияют на преступность.

В последние годы в российских регионах произошло значительное снижение уровня подростковой и взрослой преступности. Одной из причин этого могло стать повышение цен на водку и ограничение торговли алкоголем в вечерние и ночные часы, считают исследователи из НИУ ВШЭ.

С середины нулевых в России постепенно вводился комплекс мер по ограничению потребления алкоголя. Это, согласно официальной статистике и научным данным, действительно привело к тому, что россияне стали меньше пить. Однако не было подробных работ о том, как нововведения повлияли на преступность. Read More

1 2 3 31