Донбасс как альтернатива Олимпиаде, или Я приду плюнуть на ваши могилы™

Гибель очередного влиятельного полевого командира украинской гражданской войны Михаила Толстых, известного в СМИ и социальном сетевом пространстве своим позывным «Гиви» — это вполне себе инфоповод для анализа самого этого медиапространства и его активистов. Мы это сделаем через призму довольно нового отношения к современной войне, как разновидности спортивного зрелища. Read More

Назад в СССР — 5

Слепые пятна аналитики

Малиа не только проанализировал причины косности советской системы и ее невосприимчивости к реформам, он также рассказал всем остроумный исторический анекдот о конце западной советологии, пытаясь ответить на вопрос о том, почему никто не увидел (да и не мог увидеть) грядущий распад. По его мнению, большинство западных советологов 1980-х годов сосредоточили все внимание на причинах стабильности СССР как зрелого индустриального общества, которое столкнулось с необходимостью постепенных реформ и в котором начал появляться плюрализм (но не демократия). Read More

Назад в СССР — 4

Перемены и застой

Сравнение сегодняшнего ЕС и Советского Союза на позднем этапе его существования не является попыткой игнорировать или скрывать весьма существенные различия между ними. В Европе уровень благосостояния граждан намного выше, чем был в СССР, что порождает определенный консерватизм в отношении институциональных изменений. У Советского Союза был внешний враг, идеологический и фактический, ему приходилось бороться с враждебной сверхдержавой. Внешний вызов Евросоюза — это иммиграция, но гораздо эффективнее с ней может справиться именно Европейский союз, а не 28 (а в скором времени, возможно, 27) отдельных национальных государств. К тому же культурные среды Евросоюза и СССР тоже сильно разнятся. Read More

Назад в СССР — 3

Экономика

Устойчивый экономический рост — главный целительный бальзам на политические раны. Но ни одна экономика не может расти вечно. В периоды стремительных экономических перемен стабильность политической экономии измеряется не тем, насколько активен ее рост, а тем, сколь эффективно она может управлять волатильностью. В конце XX — начале XXI века волатильность часто заявляет о себе в быстрых отраслевых вспышках роста, сменяющихся периодами застоя. Read More

Назад в СССР — 2

Политика

Вскоре после того, как мир всколыхнуло известие о выходе Британии из ЕС, Мартин Вулф написал в журнале Financial Times, что Европейский союз — это «убежище, а не тюрьма». Он имел в виду, что «основная задача Евросоюза — сделать так, чтобы он работал (и это было очевидно) на благо подавляющего большинства своих граждан… Проблемы ЕС связаны не с его политическими структурами, а с его политикой. Он должен обеспечивать свою легитимность практическими достижениями, а не подрывом национальной автономии». Read More

Назад в СССР

Проект новой перестройки: бюрократия победившего капитализма?

Действительно ли Европейскому союзу в этом десятилетии грозит распад наподобие распада Советского Союза? Как точно отметил А. де Токвиль, крах политических институтов, как правило, кажется невероятным вплоть до того момента, пока он не произойдет, — и тогда этот крах начинает представляться неизбежным и предопределенным разрушительными тенденциями, уже раздиравшими институты изнутри. Read More

Мы две нации... А может и больше

«Войны Трампа (Trump) последних 18 месяцев никуда сейчас не исчезнут. Теперь они превращаются в ежедневную Гражданскую войну Трампа, когда демократы пытаются от него избавиться, а половина страны сопротивляется. Если к перейти к сути: пока партия г-на Трампа держит Конгресс, будет ничья. Если демократы возьмут Конгресс, они будут пытаться его сбросить.

Потому что мы разделены. Мы две нации, а может и больше».

Пегги Нунан (Peggy Noonan), в газете Волл Стрит Джорнал

Определенно больше, Пегги. Определенно больше. Read More

Америка: the failed state — 5

Демократический реванш

С момента выборов прошел уже месяц, но нам до сих пор неясно, как Трамп будет руководить страной. Во-первых, кто же он на самом деле? Бизнесмен, который хочет вести дела, или экстремист-конспиратор, обещающий следовать националистическим курсом? Какую из этих ролей он предпочтет, когда столкнется с реальной необходимостью управлять громоздкой правительственной машиной и вести дела с несговорчивыми лидерами других государств? Read More

Америка: the failed state — 3

Неравенство и классовая обида

За последние пятьдесят лет значительно усилилось социальное неравенство. То, что богатства и доходы сконцентрированы в руках 10% богатых и 1% наиболее богатых, всем известно давным-давно. А вот что происходит с оставшимися 99% гражданами, стало явно только в ходе предвыборной кампании 2016 года. Read More

1 2 3 4 5 12