Проебали

Это не разбор действий силовых структур. Их проёбы настолько очевидны даже дилетантам, что нехуй там и разбирать. В тексте мы пройдёмся по очевидным провалам в организации работы русских СМИ в зоне боевых действий.

  1. То, что Волгоград является зоной боевых действий, не тайна уже ни для кого. Почему Волгоград, и кто там воюет – это к науке, которую я в данный момент представляю, никакого отношения не имеет.
  2. Зона боевых действий предполагает совершенно иные правила взаимодействия армии, полиции и антитеррористических подразделений со СМИ.
  3. Со всей очевидностью могу заявить, что для организации работы СМИ в зоне боевых действий было сделано чуть менее, чем нихуя.

Помимо стандартного комплекса оперативно-следственных мероприятий, который, надеюсь, был осуществлён вполне себе квалифицированно, существуют ещё протоколы, регламентирующие работу СМИ в полевых условиях в ходе военных конфликтов.

В ситуации, сложившейся в Волгограде, следовало немедленно взять под контроль информационные коммуникации. Проще говоря, отрубить гражданским доступ в Интернет и ограничить возможности мобильной связи доступом к службам экстренной помощи. При этом включить систему массового оповещения населения через ФМ и проводное радио и непрерывную трансляцию телевизионных выпусков новостей, создаваемых специально для этого региона под контролем единого координационного информационного центра, управляемого штабом по борьбе с терроризмом. Управление новостным потоком в федеральных СМИ взять на ручной контроль.

В подобной ситуации официальный источник информации должен быть один, журналистов следует согнать в импровизированный пресс-центр и обеспечить их единым каналом связи с редакциями, установив приоритеты для информационных агентств, телекомпаний и других СМИ.

При этом необходимо в обязательном порядке обеспечить журналистов через пресс-офицеров всем необходимым набором квалифицированных разъяснений по поводу происходящих в Волгограде боевых действий. Одновременно журналисты должны быть чётко осведомлены о наказании за нарушения эмбарго на информацию, которую штаб сочтёт закрытой для прессы.

Интервью личного состава и комментарии специально не уполномоченных для этого представителей военных, полицейских и антитеррористических подразделений запрещаются.

Это, в общем-то азы боевой информационной работы, которые включают в себя ещё ряд милых мелочей о которых мне вам, профессионалам, и напоминать стыдно. Короче говоря, если в мирное время пресса руководствуется принципом «Люди имеют право знать», то на войне (а в Волгограде, повторюсь, мы имеем дело с актом войны) действует другой принцип: «Люди имеют право и не знать».

Last but not least: Вопиющий информационный проёб русских СМИ был бы невозможен, либо не столь вопиюще очевиден, если бы различные «источники» не продавали журналюгам любую информацию, которую редакция может оплатить кэшем. А руководители профильных силовых подразделений не рвали жопу в своём стремлении немедленно «доложить успех», и поэтому треща на всех углах об идентификации террористов по колпачку от губной помады, отованному хую с чекой от гранаты, и о превентивном вычислении преступных замыслов по пабликам Вконтактике и ЖЖ.

Вы сначала поймайте, а потом мы вам мысленно поаплодируем. А вы, коллеги, пишите – вам зачтётся.

Белорусские коллаборационисты. Быдлорецензия

Итак, сегодня ночью я прочёл монографию крымского историка, доктора наук Олега Романько «Белорусские коллаборационисты. Сотрудничество с оккупантами на территории Белоруссии» (Москва, ЦЕНТРПОЛИГРАФ, 2013), изданную в серии «На линии фронта. Правда о войне».

Должен сказать, что работа мне понравилась. Понравилась своей вдумчивостью, и, как бы это сказать, неистеричностью, что ли. Спокойный, хорошо структурированный разбор природы белорусского национализма, как искусственного идеологического конструкта, ставшего возможным только благодаря гитлеровской нацистской оккупации. Автор пишет об этом прямо: «К концу 1930-х годов белорусский национализм и сепаратизм как таковые исчезли бы вообще, если бы не приход к власти нацистов и развязанная ими Вторая мировая война».

Импонирует то обстоятельство, что О.Романько – не задроченный начётчик-марксист и не ёбнутый на всю голову апологет советской версии военной историографии. Это позволяет автору демонстрировать высокопрофессиональную отстранённость которая и называтся объективностью. На мой взгляд (а я уж всякой псевдоисторической хуйни повидал) книга О.Романько представляет собой наиболее серьёзный и фактологически безупречно подготовленный анализ процессов, происходивших на территории Беларуси под немцами, и, более того, преемственность этих процессов и их влияние на нынешнее состояние белорусской националистической оппозиции и белорусской оппозиции вообще.

Сотрудничество с оккупантами на территории Белоруссии 1941-1945
Сотрудничество с оккупантами на территории Белоруссии 1941—1945

Убедительность и достоверность публикуемым в книге фактам придают многочисленные и корректные ссылки на работы белорусских и других исследователей рассматриваемого периода. Вот я, допустим, не знал, что основная работа по формированию коллаборационистского гражданского, полицейского и военного аппарата проходила не на всей территории оккупированной Беларуси, как мы привыкли думать. Вовсе нет.

Те киношные полицаи, старосты и бургомистры, на которых оттачивалась наша ненависть к предателям Родины, существовали в районах, которые подчинялись Минску. Это были Глубокский, Вилейский, Борисовский, Лидский, Новогрудский, Слонимский, Барановичский, Ганцевичский, Слуцкий округа и собственно Минск с прилегающим районом в административных границах рейхскомиссариата Остланд. То есть, никак не больше 1/3 территории нынешней Беларуси. Я говорю об этом в подтверждение своих слов о стремлении автора не ставить знак равенства по принципу «Беларусь=коллаборационизм». Гитлеровцы везде выстраивали сложную систему уровней, каждому из которых соответствовал свой набор административных, хозяйственных и военно-полицейских компетенций. Но она не была единой даже в границах территорий, которые географически и политически до войны представляли собой единое целое.

Следующим достоинством книги является её литературность, что для исторического сочинения большая редкость. Приятно, когда книга написана хорошим русским языком, не перегружена специальными и научными терминами, и очень внятно говорит о чисто военной стороне дела. Перечисления номеров батальонов, полков, дивизий, корпусов и армий длиной в пять-шесть страниц вы здесь не найдёте. Все данные сведены в удобочитаемые таблицы, которые легко усваиваются даже не специалистами по истории.

В научный материал грамотно вплетены такие вполне себе наглядные картинки из жизни, быта и нравов времён оккупации. Всё документально, без ненужного украшательства и/или очернительства. И в то же время в разумных для исторической научной работы такого формата объёмах.

Интересным также представляются факты, которые полностью развенчивают дешёвый новомодный пропагандистский миф о «гражданской войне» между полицаями и партизанами в годы оккупации, а также бредни о том, как белорусские национальные военные формирования, воевашие на стороне Гитлера, спасали Беларусь и цивилизованный мир от большевизма.

В частности, по данным автора, численность беларусОв-добровольцев, которые с 1941 по 1945 гг. воевали на стороне фашистов, составляет около 50 000 человек. Это 3,3% от общей численности добровольцев из числа граждан СССР, 2,5% от общей численности иностранных добровольческих формирований и 0,3% от общей численности германских вооружённых сил во Второй мировой войне.

В целом, чтобы не заспойлерить вам увлекательное, квалифицированное и вдумчивое чтение этой очень хорошей и своевременной книги, я кратко объясню, что сделал автор.

Автор своей работой продемонстрировал всю никчёмность белорусской официальной исторической науки, которая 20 лет не может дать отлуп оголтелой, лживой и антинаучной националистической пропаганде, что льётся на беларусОв из различных подконтрольных оппозиции изданий, а в последние годы и из помойки этих ваших интернетов.

Поэтому есть смысл рекомендовать книгу к прочтению всем, кто вообще читает книги на такую тему. Потерять вы ничего не потеряете, а приобретёте многое, да и вообще, не так часто попадается книга, которую можно «проглотить» за вечер. Я вот проглотил, и не жалею.

И, натурально, эту книгу следует рекомендовать к обязательному изучению для всех студентов исторических факультетов Беларуси, для всех слушателей академии управления при президенте Республики Беларусь А.Г.Лукашенко, и для всех действующих работников идеологической вертикали. С последующей сдачей всебелорусского зачёта.

А также рекомендовать эту книгу для того, чтобы регулярно, ну, скажем, по понедельникам, пиздить ей по голове идеологов и руководителей белорусской исторической науки, дабы они усвоили, что историческая наука, равно как и идеология, есть не бездарное проёбывание бюджетных средств, а, напротив, поиск истины ради того, чтобы к историческому повествованию  присовокупить лишь такие рассуждения, до которых здравомыслящий читатель не может дойти своим умом.

Обещанная аналитическая хуйня

Украинский Тарас и белорусская бульба

В этом тексте я рассматриваю не причины, а последствия. Украинских причин мне не понять, потому что я просто не в теме. Выскажу только предположение, что массовые акции вначале планировались как инструмент борьбы между организованными преступными группировками, которые формируют нынешнюю украинскую элиту. Когда мозговой ресурс для комбинационной игры иссяк, ОПГ перешли к привычным методам разборок.

Технологически украинский Майдан в своей стартовой фазе был организован безупречно, я про эти схемы рассказывал неоднократно, и повторяться не буду. Мне также похуй политическая судьба Януковича и украинского правительства – все эти отставки, импичменты и прочая мутотень с последующим гипотетическим Кличко в роли европеизированного диктатора переходного периода и десятком «умных евреев при киевском генерал-губернаторе» в качестве новой демократической власти.

Вообще, я полагаю, что в Киеве толпа под контролем. С одной стороны её сдерживают полицейские силы, которые, если что, будут пИздить (доказано практикой, что бы там не говорили). С другой – сами организаторы массовых акций, которые явно не желают, чтобы демонстранты, например, вдруг ломанулись штурмовать киевский СИЗО и освобождать Тимоху (а ведь это первая и самая естественная поведенческая реакция неуправляемой толпы). То есть логика поведения толпы, как неуправляемой силы, не действует на практике – нет погромов и грабежей.

Таким образом, команды «валить Януковича!» пока не было. Идёт обычное силовое принуждение по принципу «за рога и в стойло». Именно поэтому ЕС дал внятный сигнал устами анонимного дипломата: «Евросоюз занимает нейтральную позицию, но считает, что ответственные за чрезмерное применение силы должны понести наказание. Если этого не сделает руководство страны, у Евросоюза есть свои средства, включая возможность введения запрета на въезд в европейские государства». Экстренную сходку по Украине в Брюсселе, как вы знаете, собирать не стали. Собственно, это всё, что можно сказать о происходящем в Киеве в первой, так сказать, аппроксимации.

Парадокс, но события на Украине весьма благоприятны для Беларуси. Хотя бы, потому что они позволяют уже сейчас набросать политический сценарий Минска для 2015 года.

Главным фактором пятых президентских выборов в Беларуси станет клиническая форма фобии на любые публичные проявления политической активности. Для белорусской оппозиции сортирная дыра возможностей закроется сразу после окончания ЧМ-2014 по хоккею с шайбой. Как только из Беларуси свалит последний аккредитованный на хоккее западный репортёр, на всех пикетах и перформансах можно ставить жирный крест. Про митинги нехуй и говорить.

Поскольку избирательные технологии в классическом виде в Беларуси в ходе предстоящей кампании применяться не будут, произойдёт окончательное обнуление государственных СМИ, как инструмента предвыборной агитации и пропаганды. Их задача сведётся к тому, чтобы транслировать количественные показатели избирательной кампании и выдать итоговые цифры.

Произойдёт дальнейшее идеологическое сближение Минска и Москвы. Почвой для него станет воинствующий антимайданизм, наведение порядка и дисциплины, укрепление властной вертикали, духовности и актуализация антизападной риторики, вот это вот всё.

Вместе с тем, возможное появление на Украине «коллективного Ющенка» даст Беларуси шанс возобновить закулисные шашни с европейцами при участии антирусских посредников (эти шашни после ухода Саакашвили практически прекратились). Однако именно в этом случае для белорусского экспорта на Украину пиздец особенно близок.

Таким образом, внутриполитическое белорусское поле для манёвра будет размером с играющее очко чуть более чем полностью. Публичную политику выжгут даже из привычного уютного мирка социальных сетей. Внешняя политика перейдёт в стадию тяжёлого неоперабельного метеоризма. А про экономику нехуй и говорить.

Прошу рассматривать всё вышеизложенное как оптимистическую ноту.

Письмо Сергея Королёва прокурору СССР

Москва, Прокурору СССР гр. Панкратову.

От Королева Сергея Павловича, 1906 г. рожд., осужденного Особым совещанием на 8 лет лаг.
Решением Особого совещания НКВД от 10 июля с.г. я приговорен к 8 годам заключения в лагеря за «вредительскую троцкистскую деятельность».

Прошу Вас задержать исполнение решения Особого Совещания, само решение отменить, а дело мое снова передать на объективное расследование, т. к. я никогда и нигде не занимался вредительством, равно как и какой-либо антисоветской троцкистской деятельностью, в силу чего подобный приговор совершенно неправилен и глубоко несправедлив.
Более того, в настоящее время я вынужден очень и очень просить Вас уже лично и непосредственно вмешаться в мое дело, не ограничиваясь ни обычным запросом, ни докладом из вторых рук, т.к. я ясно вижу (и этому есть документальные и технические данные и живые свидетели), что имеет место следующее:

1. Исключительно важное и существенно необходимое для СССР оборонное дело — создание ракетных самолетов, резко превосходящих по своим летно-техническим данным лучшие винтомоторные современные образцы, — это дело замалчивается, презрительно игнорируется, ведется недопустимо медленно и плохо. Несмотря на всю вопиющую недопустимость такого положения, вот уже третий год как все мои заявления не только безрезультатны, но я не знаю даже их судьбы. Работы над ракетными самолетами в СССР были впервые организованы и велись мною. Аналогичных работ более не велось нигде. Но арестованные враги народа подлой клеветой ввели в заблуждение НКВД, в результате чего я был в 1938 г. арестован и тогда же осужден Военн. Колл. на 10 лет тюрьмы: гнусное поведение, ложь со стороны нескольких карьеристов, использовавших свое служебное и партийное положение, это все усугубляет.
2. Работа была для меня целью всей моей жизни, и я еще и еще раз заявляю, что она была полезной для СССР. Я мог создать впервые для СССР мощные ракетные самолеты, но вот уже 3-й год, как меня пытаются изобразить вредителем, троцкистом, всячески уменьшают значение моих работ…
3. На следствии 38 г. меня подвергли репрессиям, добиваясь «признания» моей вины, хотя я ни в чем не виноват и хотя было ясно, что мой арест принесет лишь вред большому и нужному делу и есть результат лжи, клеветы, обмана. Но суд, не разбираясь в деле, осудил меня…
4. При повторном следствии устанавливается несостоятельность и просто ложность моих обвинений…
Я горячо еще и еще раз прошу Вас лично вмешаться в мое дело, уделить его рассмотрению хоть несколько минут, а по всем вопросам, которые требуют выяснения, прошу предоставить возможность дать показания, допросить свидетелей с моей стороны — проф. Пышкова, проф. Юрьева, инж. Дрязгова, а также экспертов Щетинкова и Кисенко, дать мне очные ставки и пр.
Я могу доказать мою полную невиновность и прошу дать мне эту возможность. Я глубоко подавлен неправильным и несправедливым решением Особого Совещания, зачеркивающим всю мою жизнь и работу. Я уже писал Вам заявления 10 июня с. г. из внутр. тюрьмы и 5 июля из Бутырской тюрьмы, а также прокурору гр. Осипенко 2 июня сего года из внутр. тюрьмы и просил Вашего вмешательства, чтобы объективно выяснить истину.

Ниже кратко повторяю существо дела:
Я авиаинженер и летчик. Ряд лет работал в авиапромышленности. Осуществил ряд своих оригинальных конструкций планеров и самолетов. С 1931 года заинтересовался ракеткой проблемой и был организатором этого дела в Москве, где в 1933 году при моем участии пускается первая жидкая ракета. Тогда же впервые в СССР я сдал работу над крылатыми ракетами и самолетом для полета человека. Одна из новых книг о полете на ракетах написана мною в 34 году, а также ряд статей, сделан ряд докладов и пр. С 1935 г. я без посторонней помощи практически веду работы, испытываю ряд ракет, делаю сотни опытов и пусков. Летом 1938 г. я испытываю первый ракетный самолет, осуществленный по моему проекту мною же, и закончивший испытания с успехом уже без меня в 40 г., как указывает экспертиза…
Я молодой беспартийный специалист и я честно работал над своим делом, не жалея своей жизни, был дважды ранен на работе и я не заслуживаю столь тяжких обвинений.
Прошу Вас отменить решение Особ. Совещ. и мое дело заново пересмотреть.

23 июля 40 г. С. Королев

Письмо впервые опубликовано в Военно-историческом журнале, № 11, 1989 г. с. 67–68

Письмо Сергея Королёва прокурору СССР

Триумф идеологии похуизма

Вначале, как водится, несколько цифр.

Всего в Москве зарегистрировано 7 176 568 избирателей. По имеющимся сведениям Мосизбиркома количество избирателей, принявших участие в голосовании составило 32,07% от общего числа избирателей (2 301 525 человек).

Собянин набрал 51,37%  (1 182 293 голоса) или 16,47% от общего числа избирателей.

Навальный получил 27,24% (626 935 голосов) или 8,73% от общего числа избирателей.

Итак, если вывести за скобки голоса, отданные за остальных фриков-претендентов, то на выходе получаем 75% жителей русской столицы, которым похуй, кто у них мэр.

Это является самым красноречивым ответом на главный вопрос, терзавший всех наблюдателей, политологов и комментаторов, так или иначе вовлечённых в процесс: появилась ли в России публичная политика?

Однако отсутствие в который раз публичной политики не мешает обратить внимание на некоторые новшества, позволившие украсить в итоге единый день голосования.

Главным бенефициаром стал не Навальный, а Ройзман. То есть не пиздабол, а фигура активного действия с конкретной программой разгрома локальной наркомафии. Но это тема для обсуждения в другом контексте, который меня не интересует.

Контекст, который меня интересует, — это применение технологии секты в политическом пространстве. Интернет-кампания Навального строилась именно на принципах секты и её костяк составили хомячки в поисках атрибуции.

Адепты Навального – каноничный пример для демонстрации  одной из фундаментальных ошибок атрибуции: они находят причины там, где их ищут. «Почему мы в жопе, — спрашивают они. – Потому что кругом жулики и воры», — сами  же и отвечают, воспользовавшись подсказкой.

Кампания по выборам московского мэра стала превосходным полигоном для создания таких ситуаций, в которых действительно экспоненциально выросла вероятность того, что человек подпадёт под влияние случайных и второстепенных подсказок вместо того, чтобы провести подробные наблюдения и подвергнуть их контролю.

В соответствии с теорией, это чаще всего это происходит, если

1) человек почти лишен социальной поддержки;

2) прежняя информация, которой он располагает, скудна и неоднозначна;

3) решение сложных проблем выше уровня его реальных возможностей;

4) его взгляды не подтвердились, потому что оказались поверхностными или неправильными;

5) прошлый негативный опыт понизил его самооценку.

Совокупность этих пяти признаков даёт нам не только коллективный, но и индивидуальный портрет «секты», которая сформировалась в ходе подготовки и ведения избирательной кампании Навального.

Натурально, для того, чтобы существовала «секта», необходимо использовать концепцию псевдосообщества. 

«Параноику, в чьем больном воображении существует некое псевдосообщество, не нужны подтверждения других людей, разделяющих его точку зрения. Псевдосообщество состоит из людей, которые, по мнению параноика, населяют весь мир; обычно эти люди — потенциальные враги, которыми могут быть участники Всемирного Заговора, члены масонских лож, агенты спецслужб, члены мафии или других не менее страшных и могущественных организаций»[1].

Паранойяльный характер избирательной кампании Навального удобнее всего было наблюдать в Twitter. Ну, то есть сами участники называли это драйвом. Хотя, в реальности, это был не драйв, а надрыв, часто с истерическими нотами и взрывом панических эмоций в момент, когда стало ясно, что явка избирателей провалена, «гипс снимают, клиент уезжает», а прищемить Собянину яйца никак нельзя ввиду отсутствия нарушений процедуры голосования.

Однако тут мы уступаем место политологам, аналитикам и экспертам для дальнейших разборов, толкований и глубокомысленного ковыряния в носу с последующим обнародованием в СМИ.

Сам же я, как медиаконсультант по особо важным делам, могу констатировать, что в любом мегаполисе, обладающем развитой сетью интернет-коммуникаций и служащим средой обитания для некоей критической массы пролетариев умственного труда, сиречь креаклов, создание политической секты, как машины для участия в выборах вполне реально. Однако мы с вами убедились, что секта на некоем участке политического процесса сбоит и начинает работать вхолостую, уперевшись даже не в стену, а в вату похуизма.

Тем не менее, вопросы с ватой решать можно, поэтому о мобилизационных возможностях политически мотивированной секты для слома избирательных тенденций я вам как-нибудь в другой раз поведаю. Не бесплатно.

Мэрская избушка: к Собянину передом – к Навальному задом

Простые белорусские люди просят текст о московских выборах. Нате вам текст, хуле. Может, чему поучитесь. По сабжу инфа для общего развития здесь. А теперь кратко о текущем раскладе. Инджой.

Кремль продолжает игру в «кошки-мышки» с  Навальным. Состоявшаяся сегодня регистрация демонстрирует, что желание проявить приверженность букве избирательного закона, повысить явку и укрепить веру в легитимность выборов, нисколько не мешает намерению уже завтра вырубить назойливого киберактивиста одним взмахом судебного топора – приговором по делу «Кировлеса».

Между тем, сверхзадачу выборов для Собянина никто не отменял – он должен сыграть партию в один тур. Именно в этом случае ему не придётся ни с кем делиться кусками московского пирога. В ином случае Собянину (и Кремлю) предстоит долгий и нудный торг с двумя-тремя претендентами, проскочившими на старт гипотетического повторного забега.

Всё зависит от того, сумеют ли соперники Собянина найти точку кооперативного равновесия, которое возникает, когда несколько сторон совместными усилиями находят такую линию поведения, которая увеличивает их совокупный профит (в нашем случае профит – это предстоящий электоральный выигрыш).

Конечно, на практике такая задача представляется сложной – любой альянс против Собянина может быть только сиюминутным. Слишком много у прочих кандидатов стимулов к нарушению скоординированной политики и выходу из договоренностей. А это означает, что антисобянинским кандидатам никуда не деться от максимы, высказанной известным практиком: «Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться».

Предположим, что это препятствие устранено. Если Кремль не преуспеет в работе по пресечению альянсов между кандидатами-соперниками Собянина, я бы не стал отвергать саму возможность сформулированного соперниками консенсусного решения. В результате альтернативные Собянину кандидаты успеют выработать скоординированную политику, устранив при этом элементы неопределённости в ожиданиях их собственного ядерного электората.

При этом можно говорить, что ядерным электоратом обладают лишь три кандидата – Собянин, Мельников и Навальный. Первые двое могут представить свой ядерный электорат офлайн, ядерный же электорат Навального существует, en masse, лишь в киберпространстве. Скажем, из 6,6 миллиона москвичей, имеющих аккаунты «ВКонтакте», в сообщество Навального входят несколько более 200 тысяч. Цифра немалая, но это немногим более 3% пользователей отдельной социальной сети. Или ничто — в электоральном смысле, натурально.

Однако тезис об исключительно кибернетической природе Навального и его электората серьёзно поколеблен навязчивым стремлением Собянина и его штаба (Кремля?) к fair play. Практически всучив Навальному в нагрузку голоса муниципальных депутатов, то есть тех самых «жуликов и воров», на уничтожающей критике которых Навальный строил свою online-популярность, «ЕР» признала его равноправной стороной в политическом торге. И тут же допустила за игорный стол для взрослых. Но не в качестве начинающего мелкого шулера, каковым его вчера позиционировали федеральные СМИ и другие провластные медиаресурсы, а в качестве участника, обладающего, как минимум, необходимым для политика национального  масштаба избирательным цензом. Не удивительно, что многие простые и не очень простые единороссы, и их экспертная клака выглядят на публике как люди с порванным шаблоном.

Ликвидировать этот внезапно возникший когнитивный диссонанс реально можно лишь двумя способами. Первый – это, как уже говорилось вначале, «выпилить» Навального «Кировлесом». Второй – насадить Навального на простейший крюк, который он давно сам заготовил для оппонентов. Для чего предельно конкретно донести до неопределившихся избирателей, что Навальный — это бывший средней руки чиновник, проворовавшийся на должности помощника губернатора, чудом не севший в тюрьму, и не понявший свалившегося на него счастья в виде мягкого и/или оправдательного приговора. И вот он снова рвётся к корыту, чтобы продолжить тешить свою коррупционную похоть.

Перевод избирательной кампании в плоскость именно такой полемики технологически оправдан ещё и тем, что до сих пор штаб Собянина (Кремль) смотрел на Навального как на афериста-парвеню, то есть на переквалифицировавшегося не в управдомы, а в блогеры О.Бендера, пытающегося поиметь свой миллион на шантаже с распубликованием истории откатов всероссийского «Геркулеса».

А вот как только основному оппоненту Собянина приклеют ярлык воришки, да ещё голубого, до электората вмиг дойдёт, «кот тут власть». Хотя бы потому что про сайт Госзакупки.Ру и РОСПИЛ знают очень немногие (даже в Москве), а вот Ильфа и Петрова у нас читала вся страна.

Разумеется, ядерный электорат Навального во всё это не поверит. В этом контексте штаб Собянина выборы в интернете проиграл ещё до их начала. Не поведутся на такой заброс и СМИ, ангажированные (не важно, осознанно или нет) Навальным.

Однако остаются СМИ, подконтрольные прочим кандидатам. И шорт-лист СМИ, которые в основу своей редакционной политики ставят объективность, пусть даже эта объективность so-so. Как развернуть их к Собянину передом — к Навальному задом, позволив, одновременно, сохранить остатки кодекса профессиональной чести? Подобная задача для политического штаба и.о. мэра Собянина представляется мне чрезвычайно увлекательной.

Собянин vs. Навальный. Первая кровь

Приватно меня довольно часто спрашивают о внутрироссийских делах. Тут предполагается моя вовлечённость в некие процессы, о необходимости которых так долго говорили большевики. Но я, как правило, темы, связанные с текущей работой не обсуждаю, если это специально с заказчиками не проговорено.

В случае с внезапными выборами московского мэра у меня таких обязательств нет, поскольку на сегодня это не моя епархия. Хотя поляна для медиаконсультантов будет накрыта щедро и с размахом; как говорится, умному хватит. Тем более, что принцип caveat emptor не только не отменён, но и эксплуатируется консалтинговым и экспертным сообществом со всё большим энтузиазмом.

Сразу скажу, что сейчас только общие предсказания о судьбе сентябрьских московских выборов и возможны — именно поэтому вы их сейчас насмотритесь, наслушаетесь, и начитаетесь. А я, в свою очередь, попытаюсь вам пояснить, почему именно сейчас и почему именно в такой опережающей манере включён механизм главной политической интриги 2013 года.

Российские критерии для измерения политической силы и успеха в последние два года подверглись драматическим переменам. Основой политической силы и успеха становится уже не полный контроль над Федерацией и субъектами Федерации, а участие в сетевых структурах горизонтального типа.

Новая парадигма политической власти в России сейчас предписывает установить контроль над возможно большим количеством горизонтальных сетевых сообществ. Это понимал г-н Сурков, но он видел решение проблемы в создании собственных государственных сетевых структур, альтернативных дикорастущему русскому активизму. И, как любой демиург, он хуйнёй не занимался, а обозревал картину в целом. То есть, он думал, что обозревает картину в целом, а это не одно и то же.

На самом деле г-н Сурков упустил из виду тот факт, что сетевые образования вовсе не тождественны инструментам, которыми он привык оперировать. Напротив, они противоречат всем институциональным, политическим и организационным структурам, которые составляют основу современной российской государственности.

Нынешний политический штаб президента В.В.Путина в лице гг. Иванова и Володина с этим столкнулся на этапе приёма/передачи идеологических и пропагандистских активов администрации президента РФ. Не буду вас утомлять деталями, скажу только, что активы оказались нематериальными. Это вызвало массу вопросов и повлекло за собой инвентаризацию оборудования для промывки мозгов, а также соответствующие санкции в виде возбуждения уголовных дел и отставок.

Процесс инвентаризации совпал со вспышкой «болотной» активности, которая, как раз и представляет собой модное увлечение новейшими технологиями. Каждый владелец мало-мальски продвинутого гаджета получил возможность развязать в сети свою маленькую частную войнушку и/или вендетту против государства. И надо признать, что сотни тысяч граждан России этой возможностью воспользовались.

Натурально, правящая элита тоже воспользовалась такой возможностью для сведения внутриэлитных и межклановых счетов и борьбы за ресурсные потоки. Массовое «палево» депутатов и сенаторов на зарубежной недвижимости, уходе от налогов и прочих привычных радостях жизни является плодом блогерской активности только в исключительных случаях. На самом деле пострадавших от сетевого активизма в 98% случаев скормили активистам их собственные враги или конкуренты. Таким образом, на смену сливам компромата эпохи лихих нулевых лет, пришло инспирированное конкурирующими группировками квазирасследовательское блогерство в духе постмодерна.

А теперь собственно про г-на Собянина и московские выборы. Преемникам г-на Суркова необходимо предъявить президенту В.В.Путину быстрый и качественный успех. Пока же все охранительные политические вопросы решает отнюдь не Кремль, как политический штаб, а Следственный комитет, Прокуратура, ФСБ, МВД и ведомство г-на Золотова. Нейтрализация «феномена навального» и других схожих злокачественных новообразований сейчас полностью возложена на людей в погонах (никуда, блядь, не деться от трюизмов, извините).

Выборы московского мэра будут проходить в условиях мощнейшего отторжения институтов государственной власти небывалым количеством избирателей (не менее трёх миллионов, по самым заниженным оценкам, будут сознательно голосовать против кремлёвской креатуры). Эти голоса для российской власти потеряны, и украсть их невозможно, учитывая степень ангажированности и профессионализма активистов-наблюдателей, априорно считающих г-на Чурова и его подчинённых ворами и напёрсточниками. Во всяком случае наглише бюллетенен пиздунг чреват серьёзнейшими политическими рисками и практически невосполнимыми электоральными издержками.

Если решение нейтрализовать с помощью УПК РФ уже заявивших о своём участии соперников вполне себе гипотетического г-на Собянина принято всё-таки не будет, в Москве в ходе выборов мэра состоится первый в России эксперимент по столкновению государственных институций с сетевыми.

На стороне гипотетического г-на Собянина будут практически неограниченные ресурсы федеральных телеканалов и сервильной московской прессы, от шершавой «Вечёрки» до глянцевых изданий.

На стороне его соперников — только сетевые самопальные СМИ и статусные оппозиционные рупоры, а также миллионы кустарей-одиночек, стремящихся насолить «режиму» любыми возможными законными средствами.

Финансово-хозяйственную сторону и цену вопроса я вполне умышленно не рассматриваю.

Задача гипотетического г-на Собянина — пройти с первого захода. Задача его соперников — добиться проведения второго тура выборов мэра. Как ни странно, обе задачи решаемы именно в электоральной плоскости.

Здесь надо принять в внимание особенности противоборствующих технологий. Про телевидение и другие традиционные СМИ мы с вами всё знаем, и заставить колёса крутиться в нужную сторону проблемы не составляет. А вот активация сетей — дело новое, здесь политтехнологические практики ещё не наработаны, а сказки про твиттер-революции оставьте для хипстеров.

Суть проблемы, которую будут решать остальные претенденты, состоит в том, что сети, обычно, полностью замкнуты на себя. Они сосредоточены исключительно на собственном функционировании и с прочими сетями коррелируют слабо либо не коррелируют вовсе.

Следовательно, задача власти, как главного выгодоприобретателя от выборов мэра Москвы и, одновременно, организатора этих выборов, заключается в нейтрализации (подавлении) энного количества сетей, которыми будет располагать энное же количество альтернативных кандидатов.

Как распылить сетевую толпу? Этот вопрос остаётся для администрации четвертого президента РФ доминирующим. Насколько мне известно, сейчас однозначного ответа у них нет и вся двухходовка с отставкой и перевыборами гипотетического г-на Собянина разыгрывается по принципу «лиха беда начало». Однако это не отменяет задачи добиться одновременно прозрачного, но при этом неоспоримого электорального превосходства кремлёвского кандидата над всеми прочими.

На практике это возможно — если, например, откупиться выгодными подрядами или местами в правительстве Москвы. Акцент на предательство интеллектуалов-вождей сетевого протеста представляется мне реально достижимой задачей. Но это ни на шаг не приближает нас к ответу на вопрос: «что делать с реальными результатами предстоящего голосования по Москве?».

Натурально, решение имеется и в иной плоскости, достаточно обратиться к истории Москвы, увлекательно написанной «красным графом» А.Н.Толстым.

«На одного человека можно было положиться без раздумья, один был верен без лукавства, один только мог пугать народ — Федор Юрьевич Ромодановский, князь-кесарь потешных походов и всешутейшего собора. На него и оставили Москву. А чтобы над ним не хихикали в рукав за прежнее, — велено было без шуток именовать его князь-кесарем и величеством. Бояре вспомнили, что такой же случай был сто лет назад, когда Иван Грозный, отъехав в Александровскую слободу, посадил в Москве полушута-полупугало, татарского князя Симеона Бекбулатовича, «царем всея России». Вспомнили и покорились. А народу было все равно, что князь-кесарь и что черт, дьявол, знали только, что Ромодановский беспощаден и крови не боится».

Кровь в Москве меньше всего нужна именно президенту В.В.Путину. Напротив, социальные сети, созданные для решения политических задач, крови точно не боятся, они ей питаются. Тем более, что в условиях предстоящей бесспорной победы гипотетического г-на Собянина на выборах мэра Москвы, задача оппонентов — если и не завалить лидера, то пустить ему юшку из носу.

Александр Энгельгардт о бабах

Я говорил, что баба летом обязана работать на двор, на хозяина, будет ли баба ему жена, сестра, невестка, как батрачка. К этой работе бабы большею частью, особенно в многосемейных домах, относятся, как батрачки: «хозяйской работы-де не переделаешь». Зиму баба работает на себя и главное ее занятие — прясть волну и лен ткать, сверх того, все, что баба зимою заработает на стороне, поступает в ее собственность. Мужчина ничего не дает бабе на покупку одежды, баба одевается на свой счет, мало того, баба должна одевать своего мужа и детей. Волна от овец поступает в распоряжение баб и делится между ними, [5.6]точно так же делится между бабами и лен. Вот что получает баба на свою часть из двора, да и то только до тех пор, пока жив ее муж, если же муж умер и у бабы не осталось детей мужского пола, то она никакой, даже бабьей части, не получает, и к имуществу мужа не наследница. Волна и лен достаются бабе в сыром, неотделанном виде. Баба должна расчесать волну, вытрепать и вычесать лен, прясть и выткать полотно, сукно, материю для юбок. Баба должна одеть мужика, то есть приготовить ему рубашки и портки, должна одеть себя и детей, а все, что у нее останется — деньги, вырученные от продажи сческа, лишние полотна, наметки и пр., — составляет ее неотъемлемую собственность, на которую ни муж, ни хозяин, никто не имеет права. Точно такую же собственность бабы составляет все то, что она принесла с собою, выходя замуж, что собрала во время свадьбы, все те копейки, которые заработала, собирая ягоды и грибы летом и пр. Баба всегда падка и жадна на деньги, она всегда дорожит деньгами, всегда стремится их заработать. Между мужиками еще встречаются такие, которые работают только тогда, когда нет хлеба, а есть хлеб, проводят время в праздности, слоняясь из угла в угол, между бабами — никогда. Баба подвижна, охотно идет на работу, если видит себе в том пользу, потому что у бабы нет конца желаниям, и, как бы ни был богат двор, как бы ни была богата баба, она не откажется от нескольких копеек, которые достаются на ее долю, когда дарят на свадьбе игрицам, величающим молодых и гостей. Баба всегда копит, уже маленькой девочкой она бегает за ягодами и грибами, если есть кому продать их, и копит вырученные деньги на наряды — на платки, крали. Вырастая, она копит на приданое, и деньги, и полотна, и наметки, и вышивания. Выйдя замуж, баба копит на одежду себе, детям, мужу. Замечательно, что баба считает себя обязанною одевать мужа и мыть ему белье только до тех пор, пока он с нею живет. Раз муж изменил ей, сошелся с другою, первое, что баба делает, это отказывается одевать его: «живешь с ней, пусть она тебя и одевает, а я себе найду». [5.7]Угроза эта обыкновенно действует очень сильно. Под старость баба копит себе на случай смерти: на гроб, на покров, на помин души.

В дворе нет денег для уплаты повинностей, нет хлеба, а у бабы есть и деньги, и холсты, и наряды, но все это — ее собственность, до которой хозяин не смеет дотронуться. Хозяин должен достать и денег, и хлеба, откуда хочет, а бабьего добра не смей трогать. Бабий сундук — это ее неприкосновенная собственность, подобно тому как и у нас имение жены есть ее собственность, и если хозяин, даже муж, возьмет что-нибудь из сундука, то это будет воровство, за которое накажет и суд. Еще муж, когда крайность, может взять у жены, особенно если они живут своим двором отдельно, но хозяин не муж — никогда; это произведет бунт на всю деревню, и все бабы подымутся, потому что никто так ревниво не охраняет своих прав, как бабы. По смерти мужа его имущество наследуют сыновья, по смерти бабы — по преимуществу дочери (говорю по преимуществу, потому что все это усложняется в разных частных случаях). Например, если умирает старуха, все сыновья и дочери которой уже женаты и выданы замуж, то имущество старухи поступает младшей дочери; если, умирая, баба оставляет сына и дочь несовершеннолетних, то наряды, полотна и пр. поступают дочери, а деньги — сыну, и пр. и пр.

Так как труд бабы летом принадлежит хозяину, то, если хозяин на лето заставит бабу в батрачки, все следуемое ей жалованье поступает хозяину; но если баба заставится в батрачки на зиму, то жалованье поступает в ее пользу, и хозяин имеет в барышах только то, что баба не ест дома, однако волну, лен, следующие на ее часть, баба получает во всяком случае потому, что это есть плата за ее летний труд. Поэтому наем батрачек представляет гораздо более затруднений, чем наем батраков. В батрачки нанимаются преимущественно бездомные бобылки, вдовы, бездетные солдатки, вековухи, бабы, не живущие с мужьями, и т. п. Дворовые бабы нанимаются редко, только за высокую плату — харчи такая баба ни во что не считает, потому что хозяин в дворе, все равно, обязан ее кормить, — и притом только тогда, когда уверены, что зимнюю плату получат на руки и имеют запас холстов для того, чтобы одевать мужа. Впрочем, успех найма батрачек будет зависеть от того, сколько и какие наймутся батраки. На всех свободных должностных лиц и батраков найдутся батрачки или постоянные поденщицы — в одиночку никто жить не будет и так или сяк, а найдет себе бабу.

Александр Николаевич Энгельгардт Письма из деревни (1872—1887 гг.) Письмо пятое

Колонка для Naviny.by от 24.XII.2012

Лягут ли беларусы под немецкие танки?

Предполагается, что лимит переворотов и революций для синеокой™ исчерпан. С этим некому спорить: пятая колонна окуклилась, а народ-богоносец, как водится, безмолвствует и от безделья режет сам себя.

Оно и к лучшему. Ибо единственная широко известная в центре Европы великая бескровная революция так плавно перешла в кровавую гражданскую войну, что никто и ахнуть не успел. В общем, революции здесь тема малоприятная. Впрочем, и сам я регулярно говорю и пишу вещи, неприятные для публики, ибо если не я, то кто и т.п. 

Однако перед Рождеством и Новым годом принято говорить о хорошем. Also, я собираюсь сейчас раздать несколько прелестных глянцевых открыток гламурного вида.

Первая открытка по случаю окончания 2012 года – Года книги. Натурально, никаких книг в этот год туземные инженеры человеческих душ не родили, а вожди не читали. Это был, прямо скажем, не их год.

Зато это был, что уж греха таить, мой год. Просто потому что самой продаваемой в центре Европы книгой стали «Скарбы Беларусi» Олега Лукашевича и Александра Алексеева – проект, которому я, со свойственным мне чутьём и прозорливостью, некогда оказал всестороннюю поддержку.

Другим событием автохтонного kulturbund’а, вне всякого сомнения, стало переиздание произведений королевы детектива Ольги Тарасевич. Белорусских авторов, как правило, не переиздают на родине, если они не покойники, а тут и сценарии, и сериалы на миллионы долларов. Это успех!

О других событиях книжного года умолчу, как и о прочих достижениях туземного культмассового сектора. Говорят, и кино снимали, и балет танцевали, и оперу писали. Всё это можно считать большим творческим успехом, когда б артисты ещё и не пели.

Следующая открытка в стиле luxury. БеларусОв давят уже не тракторами «Беларус», а порш-кайенами. В одной строке милицейского протокола – весь рост благосостояния страны, как на ладони. И хотя правительство упёрлось в своём тупом нежелании платить аборигенам $3/час, прогресс очевиден. Обвала не допустили, от пропасти отвели, войны не было, денег тоже, картошка в буртах, буртов много.

Далее у нас, в лучших традициях глянца, открытка голографическая. Были такие, помните?  Наклонишь девушку – она подмигивает, в другую сторону наклонишь – а там сиськи.

4cd508922242fe2d268d7a0d0552ae9e_600

Синеокая™ красавица наклонялась исключительно в рамках производственной гимнастики: «если вы в своей квартире – лягте на пол, три-четыре». Никакого постмодернизьма, никакого либерализьма. Полная самобытность, словно пачулей накапали в щи.

От ГТО к олимпийской медали не получилось: Олимпиаду и Лондон просрали вчистую, но зато какие дизайнерские были костюмы! И сейчас не стыдно, хоть на Жданы, хоть на Комаровку.

Последняя открытка из серии «Се вид Отечества: лубок». Историю несчастного, погибшего из-за весёлого пари, все вы, конечно, знаете. Не знаете вы другого. Эта нелепица разом дала ответы на все проклятые вопросы и положила конец дискуссиям вокруг синеокого™ дискурса, этоса и архетипа.

Ибо в этом дурацком случае – краткий курс новейшей парадигмы центра Европы. Все атрибуты налицо. Есть дорога (в философском смысле «путь»). Есть жена (в историческом смысле «Россия») со словами «спорим, не ляжешь». Есть немецкая иномарка (в геополитическом смысле – неумолимый паровой каток либерализма и демократии). Ну, и есть труп. В самом что ни на есть прямом смысле.

Таким образом, белорусская парадигма на 2013—2015 гг. прочерчена с беспощадной прямотой обледенелого шоссе. Или с женой не спорь, или ляжешь на пути прогресса и будешь раздавлен германской машиной. Причём все симпатии синеоких™ беларусОв будут на стороне водителя.

С Наступающим!

1 25 26 27 28 29 36