Франция в состоянии войны

Франция, всё ещё приходящая в себя от побоища, произошедшего на улицах Парижа в пятницу, провела во вторник сотни полицейских рейдов после 160 таких же операций в понедельник, что привело к обнаружению большого количества оружия, включая гранатомёт, автомат Калашникова и бронежилет.

Французские власти всё ещё не знают, сколько человек участвовало в нападениях и при том, что подозреваемый «разработчик» Абдельхамид Абаауд недосягаем, в Сирии, полиция пытается найти Салаха Абдесалама, который якобы помогал с логистикой и арендовал чёрный Фольксваген Поло, использованный теми, кто штурмовал концертный зал Батаклан.

Конечно, рейды – просто безумная попытка отследить и нейтрализовать всё и вся до того, как случится что-то ещё. Как сказал премьер-министр Мануэль Вальс на радио France Inter, «мы не знаем, есть ли соучастники в Бельгии и Франции... мы всё ещё не знаем количество людей, принимавших участие в нападениях».

Read More

Операция под чужим флагом: паспорт, «найденный» рядом с террористом-смертником, был «явной фальшивкой»

Вчера, когда мы объясняли, как разворачивались события во Франции в течение 48 часов, – как мы предсказывали два месяца назад (по иронии судьбы пост наш появился 11 сентября 2015 года) – мы комментировали странно неожиданную находку неповреждённого сирийского паспорта рядом с телом одного из террористов-смертников; Греция заявила, что паспорт принадлежал сирийскому беженцу, въехавшему в страну через Лерос 3 октября, откуда он далее проследовал в Париж.

map-athens-to-france

В частности, мы говорили: «признаём, что мы не специалисты, чтобы разобраться в деталях, или даже в основном, о тех «взрывах смертников-террористов 101», но неужели брать паспорт с собой, когда событие станет для тебя последним, настолько необходимо, особенно когда этот паспорт представляет собой такую явную, неопровержимую улику?»

Следующая картинка лучше всего передаёт идиотизм любого, кто на самом деле верит в то, что смертник-террорист возьмёт настоящий паспорт, когда идёт на последний в своей жизни шаг.

Вскоре после этого пришёл черёд Сербии присоединиться к негодяю «сирийскому беженцу», когда сербская газета Блик опубликовала фото якобы сирийского паспорта, принадлежавшего 25-летнему Ахмеду Алмохамеду, заявив, что он въехал в страну 7 октября, через 4 дня после прибытия на Лерос, стремясь получить статус беженца в Сербии.

passport

Затем греческая газета Protothema сообщила, что он путешествовал вдвоём с ещё одним мужчиной, Мохаммедом Альмухамедом, и опубликовала фото якобы их документов.  The Guardian предложила следующую карту передвижений Ахмеда по Европе:

passage

А несколько часов назад история сделала ещё более сюрреалистический разворот, когда мы узнали, что – по данным и французских, и американских источников – паспорт был «явной подделкой».

Read More

Путин и глобальная проекция русской силы

Решил вот размять пальцы и рассмотреть невоенный аспект появления контингента русских войск в Сирии. Давайте немного отслюним календарь назад.

Народ России примерно с середины 2013 года воспринимает Путина исключительно как военного вождя. Не как экономиста, не как юриста, не как чекиста, а именно как Верховного Главнокомандующего. Сам Путин охотно и органично в эту роль вписался и публично демонстрирует своё благодушное отношение к фото- и телесессиям military-style.

Для страны, где каждый нищий в метро выбирает спизженный камуфляж в качестве рабочей одежды, и соответствующая экипировка имеется у любого мало-мальски уважающего себя самостоятельного мужика, это идеальный визуальный образ.

Ну, и не надо забывать, что даже на уровне анекдотов, в бытовой жизни, граждане России всё больше исходят из констатации «ну, так это, наелись мы колбасы». Граждане России не забыли, что Красная Армия всех сильней и «мы прошли с тобой полсвета, если надо – повторим».

Надо сказать, что для реанимации и дальнейшего поддержания высочайшего и совершенно добровольного уровня мобилизационной готовности российского общества большие усилия приложили сопредельные страны. Балтия, Украина, Беларусь, в известном смысле, и, натурально, бывшие союзники по Варшавскому договору – Польша, Чехия, Болгария, Румыния.

С усердием, достойным лучшего применения, вожди этих восточноевропейских республик не жалели политических усилий, направленных на то, чтобы у большого количества граждан России возникло желание хорошенько встряхнуть за шкирку «мир спасённый, мир вечный, мир живой». Не по злобЕ, конечно. А просто за то, что этот восточноевропейский мир начал жидко, но обильно срать на могилы Серёжки с Малой Бронной и Витьки с Моховой.

То есть, согласно доминирующему сейчас общественному мнению, России открыто стали выказывать неуважение. А в пацанской и живущей по понятиям Великой России уважение – это валюта покрепче доллара. И я даже не знаю, как назвать людей, рассчитывавших, что Россия не потребует уважения снова. А, знаю! Дебилы, блядь!

Разумеется, Путин, как давно чаемый русский национальный лидер планетарного масштаба, эти тенденции просёк.

Не, ну а вы бы не просекли? Маечки, трусики, ленточки, «деду за Победу», пацанские базары за интернациональный долг, дни ВДВ, ВМФ, пограничников – они вам ничего не подсказывали? Ну, так, интуитивненько? Разумеется, подсказывали. То есть накал патриотизма всё повышался, а патриотизма без апеллирования к военной славе и успехам не бывает. Не зря же военно-патриотическое воспитание называется сначала военным, а потом уж патриотическим.

В общем, Россия уже в 2013 году ментально и физически была готова вломить кому-нибудь пизды. Поначалу казалось, что вот тут-то как раз очень вовремя подвернулась Украина со своей хунтой.

Появление России на Чёрном море было полностью в духе екатерининских орлов: #Крымнаш, вежливые люди, зелёные человечки, бегство украинской армии без единого выстрела.

Потом восстал Донбасс, пошли гуманитарные конвои, добровольцы, Военторг, и котлы, котлы, котлы… Но тут оказалось, что Путин Украину пожалел.

Я не знаю, почему. Может, никогда и не узнаю. Могу предположить, что он, как ни банально, не захотел убивать блудного сына, которого ещё можно будет принять и простить.

Нельзя сказать, что русское общество безоговорочно поняло и приняло позицию Путина. #Путинслил – всё ещё довольно частый хэштег в Рунете. Да и Украина подвела, прямо скажем. Украина уже два года, исходя соплями и слюнями, решает: «плакать или драться?»

В общем, у страны России и её граждан осталось тяжёлое чувство лёгкой недосказанности. Так мы будем снимать кино или не будем снимать кино? Этот вопрос нельзя было оставить без ответа или отмахнуться от него, швырнув обществу натёртый тракторными гусеницами пресловутый пармезан. Накопленную силу и военно-патриотический настрой требовалось быстро и точечно спроецировать вовне.

Ничто так не повышает авторитет страны в мире, как её способность осуществлять проекции силы в глобальном масштабе. И Путин просто оседлал чётко структурированный и сложившийся тренд, посадив позади Обаму (для картинки).

Сирия, с её затянувшейся гражданской войной и чётко обозначенным противником - ИГИЛ/ISIS, понятным даже общественному мнению Запада, пришлась как нельзя кстати.

И боевые эскадрильи путинских соколов поднялись в воздух.

Ну, как-то так, девушки.

P.S. Про путинских соколов не я придумал. Это сейчас практически официальный термин СМИ России.

Белые в США выбирают белых и азиатов, москвичи – иных

Исследование приложения для знакомств в Фейсбуке показало, что азиатские женщины получили наибольшее внимание мужчин всех рас (после выбора партнера внутри своей расы). Среди мужчин фавориты – белые. Наименьшим спросом при знакомстве пользуются чёрные женщины и мужчины-азиаты. В России же, особенно в Москве, межнациональные семьи составляют свыше 50%.

Это исследование было проведено на сайте AYI.com – приложении по интернет-знакомствам в Фейсбуке. Всего было проанализировано взаимодействие 2,4 млн. гетеросексуальных пользователей.

Выяснилось, что женщины получают приглашение к знакомству в 3 раза чаще, чем мужчины. Но наиболее интересные результаты получились при анализе расовых предпочтений пользователей (см. рисунок выше, при нажатии на него можно посмотреть картинку в увеличенном размере). Наивысшим спросом среди женщин всех рас пользуются азиатки, наименьшим – чёрные. Среди мужчин самые популярные – белые, наименее популярные – азиаты. (Цифры показывают «остаток» за вычетом предпочтений в своей расовой группе).

Похожее исследование было не так давно проведено и сайтом знакомств OkCupid. По его итогам было получен похожий результат: после выбора белыми мужчинами белых женщин на втором месте шли азиатки. По данным переписи в США, смешанные браки из белых и чёрных составляли всего 1,5%.

Психологи и этнографы объясняют такой феномен популярности азиатских женщин тем, что те в большинстве своём сохранили приверженность патриархальным отношениям, где мужчине отдаётся ведущая роль в семье. А низкая популярность чёрных мужчин и женщин скорее лежит в области социальных отношений, так как последние в основном имеют низкий статус в американском и европейском обществах.

Профессор Гарвардского Университета Роланд Фрэйер в своем исследовании приводил статистику межрасовых браков в США за период с 1880 по 2000 годы. Как показывает Фрэйер, даже сегодня межрасовые браки в США – крайняя редкость. Лишь 1% белых, 5% черных и 14% азиатов решаются на брак с представителем другой расы. Но и в этом исследовании хорошо видна тенденция большей открытости азиатов к межрасовым бракам.

В России нет такого большого в численном отношении разнообразия рас, как в США и Европе. У нас процентов 95 населения составляют белые, остальные монголоиды и реликтовые народы Сибири и Дальнего Востока (на Западе они проходили бы как азиаты). Обычно в России пользуются понятием межнациональный (а не межрасовый, как на Западе) брак.

Есть подробная статистика таких браков по Москве.

Так, межнациональные браки в Москве русские женщины заключают в два раза чаще (на них приходится 62% случаев такого брака), чем русские мужчины. Изменился и национальный состав в таких типах брака. Ранее, во времена СССР, на первом месте традиционно в соответствии с этническим составом страны, 34% смешанных этнических семей в Москве представляли русские и украинцы. Семьи, состоящие из русских и евреев, составляли 11%, русских и татар – 10%, русских и белорусов – 9%, русских и армян – 4%, столько же русских и мордвы.

Белые в США выбирают белых и азиатов, москвичи – иных

Обещанная аналитическая хуйня

Украинский Тарас и белорусская бульба

В этом тексте я рассматриваю не причины, а последствия. Украинских причин мне не понять, потому что я просто не в теме. Выскажу только предположение, что массовые акции вначале планировались как инструмент борьбы между организованными преступными группировками, которые формируют нынешнюю украинскую элиту. Когда мозговой ресурс для комбинационной игры иссяк, ОПГ перешли к привычным методам разборок.

Технологически украинский Майдан в своей стартовой фазе был организован безупречно, я про эти схемы рассказывал неоднократно, и повторяться не буду. Мне также похуй политическая судьба Януковича и украинского правительства – все эти отставки, импичменты и прочая мутотень с последующим гипотетическим Кличко в роли европеизированного диктатора переходного периода и десятком «умных евреев при киевском генерал-губернаторе» в качестве новой демократической власти.

Вообще, я полагаю, что в Киеве толпа под контролем. С одной стороны её сдерживают полицейские силы, которые, если что, будут пИздить (доказано практикой, что бы там не говорили). С другой – сами организаторы массовых акций, которые явно не желают, чтобы демонстранты, например, вдруг ломанулись штурмовать киевский СИЗО и освобождать Тимоху (а ведь это первая и самая естественная поведенческая реакция неуправляемой толпы). То есть логика поведения толпы, как неуправляемой силы, не действует на практике – нет погромов и грабежей.

Таким образом, команды «валить Януковича!» пока не было. Идёт обычное силовое принуждение по принципу «за рога и в стойло». Именно поэтому ЕС дал внятный сигнал устами анонимного дипломата: «Евросоюз занимает нейтральную позицию, но считает, что ответственные за чрезмерное применение силы должны понести наказание. Если этого не сделает руководство страны, у Евросоюза есть свои средства, включая возможность введения запрета на въезд в европейские государства». Экстренную сходку по Украине в Брюсселе, как вы знаете, собирать не стали. Собственно, это всё, что можно сказать о происходящем в Киеве в первой, так сказать, аппроксимации.

Парадокс, но события на Украине весьма благоприятны для Беларуси. Хотя бы, потому что они позволяют уже сейчас набросать политический сценарий Минска для 2015 года.

Главным фактором пятых президентских выборов в Беларуси станет клиническая форма фобии на любые публичные проявления политической активности. Для белорусской оппозиции сортирная дыра возможностей закроется сразу после окончания ЧМ-2014 по хоккею с шайбой. Как только из Беларуси свалит последний аккредитованный на хоккее западный репортёр, на всех пикетах и перформансах можно ставить жирный крест. Про митинги нехуй и говорить.

Поскольку избирательные технологии в классическом виде в Беларуси в ходе предстоящей кампании применяться не будут, произойдёт окончательное обнуление государственных СМИ, как инструмента предвыборной агитации и пропаганды. Их задача сведётся к тому, чтобы транслировать количественные показатели избирательной кампании и выдать итоговые цифры.

Произойдёт дальнейшее идеологическое сближение Минска и Москвы. Почвой для него станет воинствующий антимайданизм, наведение порядка и дисциплины, укрепление властной вертикали, духовности и актуализация антизападной риторики, вот это вот всё.

Вместе с тем, возможное появление на Украине «коллективного Ющенка» даст Беларуси шанс возобновить закулисные шашни с европейцами при участии антирусских посредников (эти шашни после ухода Саакашвили практически прекратились). Однако именно в этом случае для белорусского экспорта на Украину пиздец особенно близок.

Таким образом, внутриполитическое белорусское поле для манёвра будет размером с играющее очко чуть более чем полностью. Публичную политику выжгут даже из привычного уютного мирка социальных сетей. Внешняя политика перейдёт в стадию тяжёлого неоперабельного метеоризма. А про экономику нехуй и говорить.

Прошу рассматривать всё вышеизложенное как оптимистическую ноту.

Открыта распродажа европейских паспортов, разразилась ценовая война

Изможденные массы жаждущих вдохнуть свободы в Европейском Союзе тонут целыми катерами в Средиземном море. Они томятся за решеткой в ​​центрах содержания нелегальных иммигрантов в Греции и других странах. На них клевещут, их преследуют, и, если это оказывается возможным, депортируют, а иногда и убивают. Но для богатых все дешевле и проще.

Дорога к получению вида на жительство и, в конечном итоге, гражданства всегда была вымощена деньгами. Чем больше денег, тем скатертней дорога. Но теперь гражданство (и паспорт, — один из самых ценных в мире) Евросоюза становится доступным не только супер-богатых, но и для просто обеспеченных. Гражданство ЕС стало еще одним продуктом, которым тонущие в долгах страны-члены ЕС торгуют, сбивая цену у конкурентов. И Мальта только что объявила ценовую войну…

Эта крошечная страна входит в ЕС и в ней живет 417,000 человек. Мальтийцы живут на трех островах, расположенных в 80 км к югу от Сицилии, в 280 км к востоку от Туниса и в чуть более 320 км к северу от Ливии. Это удобно для иностранцев, к тому же английский там один из двух официальных языков.

Если вы из России, Китая, Венесуэлы или Мали и становитесь гражданином одной из 28 стран ЕС, вы получаете паспорт конкретной страны, позволяющий вам проживать и вести бизнес в любой стране-члене ЕС. Крупные международные денежные переводы становятся проще. Есть всевозможные офшорные преимущества. И путешествовать по всему миру становится проще простого.

Но гражданство ЕС, — горячий пирожок для тех, кто его не имеет, — как правило, не поступает в свободную продажу. Вам придется инвестировать много денег в выбранную вами страну. У каждой страны — свои приоритеты: в Венгрии — сомнительные государственные облигации, в Ирландии — общественные проекты, такие как образование, а в Португалии – недвижимость. Эти инвестиции позволяют вам претендовать на право на жительство, после чего вы можете (или не можете) получить гражданство, что похоже на американские программы.

В Австрии, где обычным людям практически невозможно получить гражданство, ищут супер-богатых. Правительство, опираясь на параграф 10, секцию 6, может предложить гражданство «учитывая уже имеющиеся у иностранца заслуги и в ожидании будущих чрезвычайных достижений в интересах республики». Саудовский гостиничный инвестор и русская певица Анна Нетребко по слухам получили гражданство и паспорт Австрии именно таким образом. Успеха добиваются немногие: 0 в 2012 году и 23 человека – в 2011.

Но нигде в ЕС вы не могли купить гражданство с полки.

Кипру это почти удалось. В 2012 году, когда на горизонте замаячило банкротство, он предложил гражданство через «ускоренную схему» всем желающим утопить в эту страну по крайней мере €10 млн в прямых инвестициях. Это немалая сумма для среднего богача только за получение виз и вида на жительство в ЕС. К тому же там были дополнительные требования, так что все это оказалось не популярным.

К апрелю 2013 года Кипр был в отчаянии. Вкладчики его рухнувших банков были острижены наголо, а офшорная индустрия, служившая опорой экономики страны, рухнула. Кипру были очень нужны деньги. Поэтому находившийся в должности всего пару месяцев президент Никос Анастасиадес (Nikos Anastasiades) объявил о сокращении цены гражданства до €3 млн, но вся эта канитель все равно была связана с инвестициями в Кипр. Частично это была оливковая ветвь, протянутая русским, спрятавшим свои деньги в выгребных ямах, в которые превратились кипрские банки. Они тоже могли рассчитывать на гражданство при условии несения убытков по крайней мере на €3 млн.

Но теперь эра привязки гражданства к инвестициям и виду на жительство в ЕС окончена. Мальта выставила его на продажу со скидкой 78%! И вы можете его купить с полки и уехать.

Парламент Мальты принял закон, установивший цену мальтийского гражданства на уровне €650,000 для не европейских соискателей. Больше нет привязок к виду на жительство или инвестициям. Вы просто приезжаете, проходите некоторые формальности, платите, получаете гражданство и паспорт, а затем поселяетесь в Германии или где-нибудь еще. Симон Бусуттил (Simon Busuttil), глава оппозиционной Националистической партии, предупредил, что Мальта может превратиться в нечто, напоминающее карибские офшорные убежища.

Премьер министр Джозеф Мускат (Joseph Muscat) признал, что главной целью было – продать товар. Мальта бьется с проблемами. Ей нужны деньги. По его словам около 45 человек купят гражданство за первый год, принеся в казну около €30 млн.

Открыта распродажа европейских паспортов, разразилась ценовая война

Европейский Союз — проект Британской империи

Европейский Союз — дитя англо-голландской парламентской системы

Европейская «парламентская система» — мошенническая вывеска, за которой скрывается реальная власть финансовой олигархии. По контрасту с этим, в американской конституционной системе (как она мыслилась) американский Конгресс контролирует национальный кредит, а президентская власть является мощной независимой структурой, а не прислугой парламента, которую можно выгнать, организовав кризис.

Председатель Европейского культурного фонда голландская принцесса Маргрит организовала в Виндзорском дворце конференцию, проходившую 12-13 апреля 1996 года под девизом «Основы демократии в Европейском Союзе: от истоков парламентской демократии к Европарламенту». И сама она, и ее английские компаньоны воспользовались возможностью напомнить, что Европейский Союз с Европейским центральным банком и Европарламентом непосредственно восходят к англо-голландским образцам тристапятидесятилетней давности. Маргрит и другие выступающие связывают англо-голландскую парламентскую систему со Славной революцией 1688 года, когда Вильгельм Оранский и его жена Мария захватили английский трон. Один из докладов назывался «Вильгельм III, Славная революция и развитие парламентской демократии в Британии».

Маргрит промолчала, что Славную революцию организовали в интересах голландских и венецианских финансистов. Монархия потеряла контроль над государственными финансами, которые номинально перешли в управление Парламента. На практике голландские и венецианские финансисты и их союзники виги контролировали Парламент, который и принял закон об учреждении Банка Англии.

Дочь принца Бернхарда, бывшего члена нацистской партии, вспомнила о наследии Славной революции как о принципах, по которым сегодня живет Европейский Союз, и которые нужно дальше развивать. После Второй мировой войны, сказала принцесса, «после чудовищных катастроф, преследовавших двадцатый век, помня об этом, послевоенные политические лидеры, воодушевленные их духовным отцом Жаном Монне, добились перемен, которые не менее революционны и значимы, чем то, чего достигли Вильгельм и Мария… Новая „славная революция“ позволила заменить традиционную стратегию баланса сил» (которую другие выступающие, привычно искажающие историю, назвали «обанкротившейся Вестфальской системой») на «формулу мира», основанную на «едином рынке» и «общих учреждениях (Европейская Комиссия, Европейский парламент, Европейский Суд)», опирающихся на «верховенство права».

Некоторые выступавшие говорили, что Соединенные Штаты должны в конечном итоге стать частью этой системы. Профессор Колин Бонуик нашел «корни конституции США в британской политической мысли и традиции». В конце концов, смело лгал другой ученый, «Джон Локк был самым популярным политическим философом среди Отцов-основателей». Тот самый Локк, который был главным апологетом Славной революции и теоретиком на службе у частных финансистов.

Приложение 2

Мировое правительство олигархии

Монне был интеллектуальным отцом-основателем «объединенной Европы», с гордостью писал его ученик Эрнст ван дер Бёгель. Его деятельность и круг его единомышленников образуют практически монолитное единство трех структур англо-голландской олигархии: Конгресса культурной свободы, Бильдербергского общества и Трехсторонней комиссии. Многие из этих организаций были в числе 1000 выдающихся европейцев из 16 стран, присутствовавших в Гааге в мае 1948 года на учредительной встрече Европейского движения, основанного Черчиллем.

Конгресс культурной свободы

Раймон Арон. Возглавлял одну из комиссий по модернизации, подчиненную Комиссариату планирования Монне. Как пишет историк Конгресса культурной свободы Питер Коулмен, в исполнительном комитете Конгресса, основанном в Берлине в 1950 году, «самым влиятельным человеком в исполнительном комитете был Арон, ставший утесом интеллектуальной жизни 20-го века».

Дени де Ружеман. Председатель исполнительного комитета Конгресса культурной свободы. «Старая концепция „национального суверенитета“ устарела и уже опасна», — заявил Ружеман. «Нужно построить мировой порядок, и Европа может стать его моделью», — порядок на принципах средневековой Европы, Бургундской империи 10-го века. Для достижения этой цели в 1954 году он учредил Европейский культурный фонд, финансировавшийся компаниями «Шелл». «Юнилевер», «Оливетти» и «Аньелли». Первым председателем Европейского культурного фонда был Роберт Шуман, в честь которого тот самый «план Шумана» получил название. На смену ему пришел ныне покойный принц Бернхард Голландский, основатель Бильдербергского общества. В течение 24 лет (до 2007 года) Европейский культурный фонд возглавляла дочь Бернхарда, принцесса Маргрит, а сейчас его родственница принцесса Лорентин. Европейский культурный фонд финансировал программу «Европа 2000», ставшую основой подготовки Маастрихтских соглашений 1992 года.

Альтиеро Спинелли. Руководитель Конгресса культурной свободы и близкий друг Монне, участвовал в подготовке проекта договора Монне о создании Европейского оборонного сообщества.

Андре Мальро. Вместе с Бертраном Расселом, Джорджем Оруэллом, Артуром Кёстлером и Сиднеем Хуком Мальро сыграл ключевую роль в создании Конгресса культурной свободы. Уже в 1941 году Мальро призывал к «федеративной Европе, исключая СССР».

Фонд Форда. Интеграция Конгресса культурной свободы и плана Маршалла, эволюция последнего в планы Монне объединения Европы, хорошо видна по деятельности Фонда Форда, главного финансового спонсора Конгресса культурной свободы. Между 1936 и 1951 годами Фонд Форда был небольшой региональной организацией, но после получения миллиардов долларов в акциях от Генри и Эдсела Фордов в момент превратился в крупнейший фонд в мире.

Первым главным распорядителем фонда с 1951 года был Пол Хоффман, ранее возглавлявший Администрацию экономического сотрудничества (АЭС; Economic Cooperation Administration, ECA), контролировавшую план Маршалла с американской стороны. 31 октября 1949 года Хоффман поучал членов Совета Организации европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС), что цель АЭС/ОЕЭС — «не менее чем интеграция западноевропейской экономики». Речь была подкреплена докладом АЭС, призывавшим к «единой европейской валюте».

По его словам, «порочный круг национализма» нужно разорвать раз и навсегда посредством общей «фискальной и валютной политики». При Хоффмане АЭС занималась секретными операциями, включая тайное финансирование так называемых свободных профсоюзов, составлявших политическую опору Монне.

Большая часть чиновников, занятых в плане Маршалла, собрала чемоданы и перебралась в Фонд Форда вместе с Хоффманом, включая двух высших советников Аверелла Гарримана по плану Маршалла — Милтона Каца и Бернара Гладье. Автор плана Маршалла Джордж Кеннан стал главой восточноевропейской секции Фонда Форда — фактического филиала ЦРУ, работавшего с русскими «белогвардейцами», эмигрантами, проигравшими в Гражданской войне в России. В 1952 году на посту руководителя Фонда Форда Хоффмана сменил Ричард Биссел, также работавший в АЭС. Биссела в свою очередь сменил закадычный друг Монне Джон Макклой, бывший до этого главой Мирового банка и Высоким комиссаром в оккупированной Западной Германии.

Бильдербергское общество

После провала затеи Монне с Европейским оборонительным сообществом в 1954 году, для продолжения работ по «европейской интеграции» было создано Бильдербергское общество под патронажем принца Бернхарда. Бывший посол США в Западной Германии, хорошо знавший изнанку деятельности сторонников мирового правительства, Джордж МакГи заметил, что «Римский договор, приведший к Общему рынку, вызрел на встречах Бильдербергского общества». Это же подтверждает биограф Бернхарда Алден Хэтч.

Кроме Бернхарда в создании Бильдербергского общества принимали участие еще две примечательных личности, Джозеф Реттингер и Пол Рийкенс. Реттингер занимался подготовкой создания Европейского движения Черчилля в 1948 году (с нешумным участием самого Монне). В том же году Реттингер, Черчилль и Поль Анри Спаак приехали в США для учреждения Американского комитета за объединенную Европу (АКОЕ), которым руководил Аллен Даллес. Секретарем АКОЕ был Джордж Франклин, позднее исполнительный директор Трехсторонней комиссии. АКОЕ обеспечивал большую часть финансирования Европейского движения, эта же организация давала деньги Комитету действий за Соединенные Штаты Европы, созданному Монне. Джозеф Реттингер был секретарем Бильдербергского общества с момента основания. Другим основателем стал Поль Рийкенс, президент фирмы «Юрилевер» — клиента инвестиционного банка Лазара.

Указывая, что план создания Европейского оборонного сообщества Монне провалился в 1954 году из-за оппозиции голлистов, хозяин Фиата и близкий друг Лазаров Джианни Агнелли так высказался о целях нового общества: «Наша цель — европейская интеграция, и там где поскользнулись политики, должны пройти промышленники». Принц Бернхард сетовал: «Вот самое большое затруднение. Правительства в свободных станах выбирает народ, и если правительство делает что-то, что народу не нравится, его вышвырнут. Трудно перевоспитать людей, выросших на национализме, и убедить их согласиться передать часть суверенитета наднациональному органу».

После смерти Реттингера в 1960 году секретарем Бильдербергеров стал бывший чиновник плана Маршалла ван дер Бёгель, а ближайшие соратники Монне Пьер Ури и Робер Маржолен активно участвовали в работе. С американской стороны деятельность Бильдербергского общества организовывал Чарльз Джексон, исполнительный директор империи «Тайм-Лайф» Генри Люса, специальный советник президента по психологической войне в начале 1950 годов. Джексон также сыграл ключевую роль в создании Конгресса культурной свободы.

Трехсторонняя комиссия

Два ближайших соратника Монне на протяжении десятилетий Макс Констамм и Джордж Бертоин были председателями Трехсторонней комиссии от Европы, созданной в 1973 году. Деятельность комиссии по настоящее время раскрывает планы англо-голландских хозяев Монне и их французских единомышленников-синархистов. Констамм был личным секретарем Монне в Европейском объединении угля и стали, позднее секретарем Трехсторонней комиссии от Европы.

В 1984 году Жак Делор готовился вступить в следующем году на пост председателя Европейского экономического сообщества. Его карьера началась в конце Второй мировой войны с участия в Клубе граждан-60 (Club Citoyens 60), тесно связанной с Комиссариата планирования Монне. Он искал «большую цель», к которой будет стремиться на посту председателя ЕЭС, и поделился своими соображениями с Констаммом. Как пишет биограф Делора Чарльз Грант, «осенью в Брюсселе Делор встретился с группой правительственных чиновников и промышленников, которых собрал Макс Констамм, главный помощник Монне. После смерти Монне Констамм стал хранителем священной идеи федерализма. Собранные Констаммом деятели посоветовали Делору заняться внутренним рынком сообщества и составить план работ на восемь лет (два срока) для достижения поставленных целей».

Делор так и поступил, и получил мощную поддержку французского премьер-министра Франсуа Миттерана. Миттеран всю жизнь был матерым синархистом, состоял в кагулярах уже в 1934 году — это фашистское движение создал синархист Евгений Делонль и финансировал Евгений Шуллер, хозяин косметического концерна «Л’Ореаль», в котором позднее работал Миттеран. С 1985 по 1995 год Делор был президентом Европейской комиссии, у Миттерана был второй премьерский срок (1988—1995). Миттеран практически все время посвящал наднациональным проблемам, особенно Европейскому валютному союзу, из которого и выросли евро и Европейский центральный банк. Официально за создание Европейского валютного союза отвечал Делор, но советник Миттерана Жак Аттали писал, что «создание (Европейского валютного союза) и движение вперед буквально захватили Миттерана».

Лорд Керр Кинлохардский, автор европейской конституции/Лиссабонского договора — член исполнительного комитета Трехсторонней комиссии.

Европейский союз — проект Британской империи

GEAB№79: Интернационализация юаня, открытие Саудовской Аравии, обрушение ЕС и три последних столпа доллара

На западном фронте без перемен

Рынки могут расслабиться, ведь Джанет Йеллен, которая в январе придёт в ФРС на смену Бену Бернанке, намекнула, что хочет продолжить программу валютного стимулирования своего предшественника (QE3). Вместе с тем, выбор у неё небогатый, применительно к той иллюзии, что США всё ещё стоят прямо, поддерживаемые этой программой, которая искусственно стимулирует рынок недвижимости и финансовые рынки, а также поддерживает расходы по финансированию долга американского правительства на низком уровне.

Но сами рынки эту новость празднуют. Другие страны же хотят знать, когда закончатся пузыри, экспортируемые ФРС; как они закончатся; и как отучить США от QE, а если они недостаточно ещё отсоединились от США – каковы будут последствия для них. Гражданское общество уже знает, что «пользы» от QE так и не увидит, как если бы рынки поглощали по одному «Новому курсу» ежегодно, а положительный эффект от этого самим населением не ощущался. А реальную экономику интересует, когда процентные ставки вернутся к нормальной величине, чтобы инвесторы имели стимулы финансировать реальные проекты с ненулевыми доходами.

Что касается ФРС, здесь без перемен. Также без перемен, когда речь заходит о накапливающихся и усугубляющихся проблемах страны. В мейнстрим-прессе слышно о голоде, об устойчивом повышении в последние два года уровня преступности, взрывном росте употребления наркотиков, и о том, что несмотря на сокращения бюджета, вынуждающие тюрьмы освобождать заключённых, заключённых в США больше, чем инженеров или учителей средних школ (см. диаграмму ниже). Несмотря на ободряющие данные официальной статистики, массовая безработица сохраняется, инфраструктура приносится в жертву, научные исследования испытывают нехватку надлежащего финансирования и т.п. 

6053926-9032345(rus)

Количество заключённых, инженеров, младшего медицинского персонала, учителей средних школ и др. в США. Источник: Huffington Post.

НЕВОЗМОЖНОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ В США

Проблемы США не могут быть разрешены в рамках существующей в стране системы ввиду следующей дилеммы: если экономика восстановится, ФРС прекратит свою программу поддержки, но рынки охватит паника, как было видно ещё в сентябре, что положит конец выздоровлению…

В более широком смысле, если на глаза покажется хоть капелька роста в США, горы долларов, напечатанных ФРС и вывезенных в развивающиеся страны, вернутся, чтобы воспользоваться неожиданной удачей, что повлечёт за собой высокую инфляцию и уничтожит восстановление в зародыше. Эти «колебательные движения» между надеждой и отчаянием будут продолжаться до тех пор, пока кризису не будут противопоставлены инструменты «мира после», либо пока столкновение не приведёт к катастрофе. Потому что экономику спасёт не QE, поскольку лучшее его достижение – это подобие искусственной жизни, которая поддерживает существование зомби-экономики и раздутых пузырей активов.

ЕВРОПА МЕРТВА, ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЕВРОПА

Решение конфликтов, торговля, финансы… мы видим расширяющееся расхождение взглядов с Западом. Тем не менее, не исключено, что имея перед собой образ нового Великого шёлкового пути, соединяющего Азию и Европу, последняя сможет зашагать в ногу с остальным миром. Это зависит от её способности порвать свои узы с США после выборов 2014 года, которые послужат катализатором этого процесса.

Усиление крайне правых и евроскептических партий, дефицит демократии, власть лоббистов и слабость граждан, централизация в Брюсселе, бюрократия и технократия… – Европейский Союз умирает. Как считает наша команда, нынешняя система сгорит от выборов 2014 года, что запустит процесс реполитизации Евросоюза, который инициирует важную дискуссию о будущем Европы. Эти вопросы уже начали ставить, возьмём к примеру «зелёных», которые сформировали круг единых кандидатов на всей территории ЕС, тем самым начав «реальный» европейский выборный процесс, или социалистические партии, продвигающие Мартина Шульца в качестве серьёзного кандидата на должность председателя Еврокомиссии.

Но ЕЛПП/Е2020 считает, что эта реорганизация, в случае своей успешности, займёт много времени, а реальным крайним сроком возникновения демократического Евросоюза будет 2019 год.

Умирающий Европейский Союз – это Европа, заряженная и проникнутая интересами США. Это Европа, сведённая к обширному общему рынку, который постоянно расширяется. Это Европа, которая сдаётся «Монсанто», воздерживаясь от вмешательства в деятельность американских ТНК. Марионетка англосаксонской политики, этот третий американский костыль, разваливается. Но решения, диктуемые американским кузеном, становятся затратными и непопулярными. Ещё один пример – это вступление Турции в ЕС, проталкиваемое в соответствии с американскими планами, а не желаниями европейских или турецких граждан. Уже сталкивающееся с трудностями, оно будет постоянно отвергаться после того, как в 2014 году крайне правые обложат Европейский парламент.

Но континент не будет ждать 2019 года, чтобы реорганизоваться. Кроме того, остаются вопросы относительно формы, которую примет Европа. Тем временем, у Евроленда есть возможности для построения политического проекта, который заполнит пустоту, оставленную ЕС.

GEAB№79: Интернационализация юаня, открытие Саудовской Аравии, обрушение ЕС и три последних столпа доллара

 

Размышления о еврейском вопросе

Антисемит готов согласиться, что евреи умны и трудолюбивы, он даже признается, что в этом смысле он будет послабее. Такая уступка ему ничего не стоит: эти качества он просто «выносит за скобки». Или, вернее, они входят в его подсчет с отрицательным знаком: чем больше у евреев достоинств — тем они опаснее. Что касается самого антисемита, то он на свой счет не заблуждается. Он знает, что он человек средних способностей, даже ниже средних, и в глубине души сознает: он — посредственность. Чтобы антисемит претендовал на индивидуальное превосходство над евреями, таких примеров просто нет. Но не надо думать, что он стыдится своей посредственности, напротив, он доволен ею, он сам ее выбрал, — я говорил об этом. Этот человек боится какого бы то ни было одиночества, будь то одиночество гения или одиночество убийцы. Это человек толпы: уже и так трудно быть ниже его, но на всякий случай он старается еще пригнуться, боясь отделиться от стада и оказаться один на один с самим собой. Он и стал-то антисемитом потому, что не может он существовать совсем одинокий.

Фраза: «Я ненавижу евреев», — из тех, какие произносят только в группе; произнося их, говорящий как бы вступает в некие наследственные права, вступает в некий союз — в союз посредственностей. Здесь стоит напомнить, что признание собственной посредственности совсем не обязательно ведет к скромности или хотя бы к умеренности. Совсем напротив, посредственность страстно гордится собой, и антисемитизм — это попытка посредственностей возвыситься именно в этом качестве, создать элиту посредственностей. Для антисемита ум, интеллигентность — признаки еврея, и он может совершенно спокойно презирать их наравне со всеми прочими еврейскими достоинствами: подобными эрзацами евреи пользуются для того, чтобы заменить ту спокойную посредственность, которой им вечно не хватает.

Настоящему французу с глубокими деревенскими, народными корнями, несущему в крови традиции двадцати веков, впитавшему мудрость предков и блюдущему издревле установленные обычаи, интеллигентность ни к чему. Его нравственность основана на усвоении того, что наслоилось после сотни поколений, трудившихся надо всем, что их окружало, — то есть на собственности. Но само собой понятно, что речь тут идет о собственности унаследованной, а не приобретенной. Антисемиту чужд сам принцип многообразия форм современной собственности: деньги, акции и т.п. — это все абстракции, порождения ума, нечто относящееся к сфере абстрактного семитского интеллекта. Акция не принадлежит никому, потому что может принадлежать любому, и потом, это только символ богатства, а не конкретное имущество. Антисемит понимает только один тип примитивного, территориального приобретения, основанный на поистине магическом отношении владения, в котором предмет владения и владелец связаны узами мистической сопричастности. Антисемит — поэт землевладения. Оно преображает владельца и одаряет его особой, конкретной чувствительностью. Разумеется, это чувствительность не к вечным истинам и не к всечеловеческим ценностям: всечеловеческое — это объект умозрительный, это — еврейское. А сие тонкое чувство улавливает как раз недоступное умственному взору. Иными словами, принцип антисемитизма в том, что конкретное владение неповторимым объектом магическим образом создает чувство этого объекта. Моррас уверяет, что строчку Расина:

И мне предстал Восток постылым и пустым[

еврею никогда не понять. Почему же я, — я, посредственность, способен понять то, что не может охватить самый просвещенный, самый проницательный ум? А потому что Расин — мой. И Расин, и язык, и земля. И пусть еврей говорит на этом языке лучше меня, пусть он лучше знает синтаксис и грамматику, пусть он даже писатель — это ничего не меняет. Он на этом языке говорит каких-нибудь двадцать лет, а я — тысячу! Литературность его абстрактна, выучена, а мои ошибки в родном языке — конгениальны языку. Все это очень напоминает филиппики Барреса против коммерческих посредников. Чему тут удивляться? Разве евреи не играют в обществе роль посредников? Все, чего можно достичь умом или деньгами, мы им разрешаем, все это ерунда, у нас идут в счет только иррациональные ценности, и вот этих-то ценностей им не видать никогда! Таким образом, антисемит с самого начала фактически погружается в иррационализм. Он относится к еврею, как чувство к разуму, как единичное к всеобщему, как прошлое к настоящему, как конкретное к абстрактному, как землевладелец к владельцу движимого имущества. А между тем многие антисемиты, возможно даже — большинство, принадлежат к мелкой городской буржуазии; это функционеры, служащие и мелкие дельцы, ничем вообще не владеющие. Но как раз участвуя в травле евреев, они неожиданно узнают вкус этого чувства собственника: изображая евреев грабителями, антисемит ставит себя в завидное положение человека, который может быть ограблен, и поскольку грабители-евреи хотят отнять у него Францию, то именно Франция — его собственность. Итак, он выбрал антисемитизм как средство реализовать себя в качестве собственника. У еврея больше денег, чем у него? — тем лучше: деньги — это еврейское, и антисемит готов презирать деньги, как он презирает ум. Землевладелец из провинции и крупный фермер богаче его? — не имеет значения: ему достаточно разжечь в себе мстительный гнев против еврейских грабителей, и он немедленно почувствует, что у него в руках вся страна. Настоящие французы, истинные французы — все равны, потому что каждый из них единолично владеет всей Францией.

Я также назвал бы антисемитизм снобизмом для бедных. В самом деле, большинство наших богатых скорее используют антисемитские страсти, чем предаются им: у них есть занятия поинтереснее. Антисемитизм распространен в основном среди представителей средних классов — и именно потому, что они не владеют ни дворцами, ни домами, ни землей, а только наличными деньгами и какими-нибудь ценными бумагами. Антисемитизм в мелкобуржуазной среде Германии 1925 года совсем не случаен. Эти «пролетарии в белых воротничках» считали делом своей чести отличаться от настоящего пролетариата. Крупная промышленность разоряла их, юнкерство глумилось над ними, но именно к промышленникам и юнкерам стремились они всею душой. Они предавались антисемитизму с тем же увлечением, с каким следовали буржуазной моде в одежде, потому что рабочие были интернационалистами — и потому что Германией владели юнкеры, а они тоже хотели ею владеть. Антисемитизм не только утешает ненавистью, но приносит и позитивные удовольствия: объявляя еврея существом низшим и вредоносным, я утверждаю тем самым свою принадлежность к элите. И эта элита очень отличается от новейших, выделившихся по достоинствам или по заслугам, — эта элита во всех отношениях подобна родовой аристократии. Мне ничего не надо делать для того, чтобы заслужить мое превосходство, и я ни при каких условиях не могу его потерять. Оно дано мне раз и навсегда: это — вещь.

 Размышление о еврейском вопросе

Тоталитаризм и политическая религия в определении фашизма

«Важнейшим элементом […]идеологии фашизма было утверждение примата политического действия, т.е. тоталитаризма как полного растворения частного в общественном, субординации связанных с частной жизнью ценностей (религии, культуры, морали, личных привязанностей и т.д. ) в публичной сфере par excellence. Таким образом, это политика, на данный момент понимаемая как форма активизма, ставящего на приложение грубой силы, а также как тяжба конфликтующих сил, для которых единственный судья — успех. Неизменным ядром фашистской идеологии являлась — и это последствие тоталитарности — концепция государства как осуществления воли к власти активистского меньшинства, стремящегося к реализации подобного мифа и собственной idée-force. “Новый человек”, о котором грезили фашисты, должен был стать порождением класса современных Платонов, желавших построить органическое и динамичное государство и считавших политику абсолютной ценностью, целью в себе. В этом отношении идеология итальянского фашизма была наиболее полным обоснованием (rationalization) тоталитарного государства (в особенности если трактовать его в терминах идеализма Джентиле), понимаемого как общество, организованное иерархически и подчиняющееся политической аристократии, легитимность правления которой основана лишь на борьбе и непрерывности ее деятельности. Фашизм был прежде всего идеологией государства — реальности, утверждаемой в его концепции в качестве фундаментальной и тотальной (totalitarian). Таким образом, он представлял собой антитезис коммунистической идеологии, которая является идеологией общества, стремясь к созданию сообщества свободных и равных людей, не имеющего классовых различий и не иерархизированного государственной властью».

В этой же статье в общих чертах изложена интерпретация фашизма как политической религии, рассматриваемой в качестве логического следствия тоталитарного мировоззрения:

«Фашистское мировоззрение породило фашистский подход к ведению политики, организации общественной жизни и в целом к постановке задач не на основании логики и убеждения, а посредством обращения к инстинкту, вере, чувству и воображению, к магнетической притягательности лидера. Фашистская группа представлялась как связанная узами веры. Будучи прежде всего верующим и борцом, фашист не выбирал и не обсуждал учение. Фашизм возник как уход от всего того, что наполняло общественную жизнь содержанием и служило ее мерилом, лишая ее тем самым романтического, мистического, героического и авантюрного измерений. Героизм, дух жертвенности, массовые ритуалы, культ мучеников, идеалы войны и спорта, фанатичная преданность вождю — все это характерные черты фашистского коллективного поведения».

На основе этой эмоциональной и экстремистской концепции я заключил, что фашизму свойственно «подчинительное по существу поведение по отношению к политике… эстетическая концепция политической жизни», проявившаяся в «трансформации политики в зрелище»:

«Отрицая материализм, полагавшийся ключевой чертой как капитализма, так и коммунизма, фашизм превозносил духовные ценности. Материализм обеих этих идеологий обеднял индивида, подчиняя его бюрократической рутине, низводя его до уровня рабочего на службе производства и станка. Воспитанный в соответствии с основанной на материальных ценностях и безразличии к политической и общественной жизни моралью среднего класса человек попадал в ловушку собственного эгоизма; он был деморализован унизительной коллективистской системой труда и задыхался в анонимности урбанизации. Фашизм же, напротив, позиционировал себя как политическое движение, возвращающее общественной жизни цвет и радость. Жизнь гражданина тоталитарного государства есть бесконечный спектакль. Фашистского “нового человека” увлекает поток упорядоченного коллективного существования: воспроизведение ритуалов, демонстрация и почитание символов, постоянные призывы к коллективной солидарности, вплоть до (по крайней мере, в кульминационные моменты) мистического слияния личности в психологическом и эмоциональном экстазе с единым целым нации и расы через магическое посредничество Лидера. Хотя некоторые из этих аспектов можно обнаружить и в других тоталитарных режимах, именно в фашизме они превозносились как идеал общественной жизни и послужили важным фактором его успеха. Единодушие масс, по сути, было основано на этих ритуалах…»

Итогом моих размышлений стала общая оценка значения фашизма в современной истории — в частности, как современного опыта массовой политики:

«Основанная на иррационализме политическая система практически неизбежно сводит участие в политической жизни — как индивида, так и коллектива — к массовому зрелищу. Пренебрежение рациональным идеализмом, способностью постигать реальность логически и потребностью человека в аргументированности, понимании низводит его до уровня клеточного элемента толпы. Как элемент толпы человек оказывается легко управляем не через обращение к рациональному, а посредством инструментов психологического манипулирования и нравственного насилия через манипуляцию сознанием, что сводит его жизнь к чистейшей поверхностности. Возбуждение фантазии и воображения, подстегивание групповых предрассудков, страхов, фрустраций, маний величия и комплексов неполноценности — все эти средства служат разрушению способности индивида делать сознательный выбор и мыслить критически. Символы, ритуалы, массовые церемонии, а равно и мифологизация общественной повседневности (“битва за зерно”) становятся единственным доступным для народных масс способом участия в политике — в качестве зрителей драмы, разыгрывающейся с их участием и над ними».

Эта интерпретация фашизма, изначально основанная только на идеологическом и культурном измерениях данного явления, далее была развиваема с учетом его организационных и институциональных аспектов. Я детально изучал историю фашистских партий и режимов, чтобы установить, каким образом, при помощи чего и с какими целями фашисты проводили в жизнь свою тоталитарную концепцию политики.

Фашизм, тоталитаризм и политическая религия

1 2 3 46