Минский дворик, или Городской пейзаж с водомётами

Мне водомёты Predator Riot Water Cannon понравились. Они брутальные, выдержаны в стиле стимпанка, но при этом выкрашены в благородный синий цвет (синий, как известно, не надоедает глазам и успокаивает).

Как говорят модные белорусские политологи и эстрадные белорусские аналитики: «не вызывают отторжения». И, кстати, отличная фраза для завязки/концовки репортажа: «Новые водомёты не вызвали отторжения у минчан».

Это, типа, эпиграф, а теперь собственно произведение.

Сразу отметаю все обвинения в адрес белорусских властей. Власть в Беларуси – это тапёр в салуне. Играет, как умеет. Что ж в неё, стрелять из-за этого? И потом, кто в Беларуси не тапёр – пусть первым бросит в меня камень.

Но к делу.

  1. Дармоеды не явились на акцию 25 марта.

Тут всё понятно. То, что начиналось как битва за кусок хлеба, не требует никакой политической раскраски. Люди бунтуют за лучшую долю. Никакой связи между «пагоняй» и лучшей долей белорусы не видят, скорее, наоборот, понимают, что от оппозиции одни неприятности. Народ ня хворы, поэтому под политические знамёна престарелой белорусской фронды дармоеды не захотели идти категорически. Мало им было кидалова предыдущих лет? Нет, не мало.

  1. Полицейская операция 25 марта планировалась в Минске именно как подавление политических беспорядков.

Почему так, а не иначе? Потому что стихийные митинги дармоедов в столице и регионах не сильно обеспокоили руководство. Никакой силы к работягам и их жёнам, которые пришли возмутиться тяжёлыми условиями жизни и нищенской долей, не применялось. Не было даже усиления режима службы.

И вовсе не потому что власть не боится. Социального протеста все боятся, и Минск, и Лондон щепетильный, и свободный Париж.

Силу на стихийных акциях дармоедов не применяли по самой простой причине – разозлённые работяги и дармоеды очень мощно дают сдачи. Настолько мощно, что, не приведи Господь, вся милиция ошпарит наколенники прямо в местах массовых народных гуляний. Если кто сомневается в моей правоте, можете посмотреть видео, как минские дармоеды и работяги насмерть дерутся с операми в тесноте задней троллейбусной площадки маршрута №37. Очень отрезвляет гипотетических белорусских желающих поработать против городского пролетариата спецсредствами.

Так что спецоперация 25 марта была организована в целях противодействия участникам несанкционированного политического шествия. Политические, хоть и не прочь покуражиться, но для них важнее сделать селфи в автозаке и КПЗ, поработать на камеры репортёров, светануться в соцсетях. И на милицию они не нападают, не пытаются отбить задержанных, не отбирают у сотрудников охраны порядка щиты и дубинки, не вырывают из заборов колья и штакетины, не жгут автомобили. Обратите внимания – милиция не применила ни водомёты, не слезоточивый газ, ни светошумовые гранаты. Вся операция свелась к силовым задержаниям, произведённым методом тыка.

Внимательный анализ тактического построения подразделений на полицейской операции в Минске показывает: силовики на силовой отпор не рассчитывали (каков каламбур, а?).

  1. Беларусь реально раскололась. И этот раскол произошёл в образованной части общества.

Начался раскол с гиперболизации антирусских настроений. То, что националистическое крыло белорусских интеллектуалов стоит на платформе русофобии, это такой трюизм, что вы аж простите меня за это. Это главный из поведенческих паттернов белорусского оппозиционера. Парольный сигнал, метка: «русофоб – значит, наш». Но в публичную сферу это стало вылезать не раньше 2013 года. Раньше афишировать русофобию было не то, чтобы не принято, но слишком прямолинейно. Тупо, что ли.

Сигнал о снятии табу с антирусского тренда пришёл сверху. Как я уже где-то там рассказывал, в Минске осознали, что национализм является единственным экономическим ресурсом власти. И власть начала понемногу этот ресурс монополизировать.

Триггером стало «дело розжыгателей». Именно тогда белорусские интеллектуалы стали публично радоваться арестам своих политических врагов и/или оппонентов. Это для Беларуси было внове. Ранее никто среди белорусских властных структур и их клиентелы не выражал радости от того, что белорусские националисты сидели по тюрьмам, или получали резиновой дубиной по горбу. В их защиту не выступали, этого не было. Но и телячьего восторга не проявляли.

Ответка прилетела быстро. Недавно многие белорусские интеллектуалы испытали оргазм при аресте Аллы Бронь с подружками. Сейчас не меньшее число активной части белорусов с удовольствием подрочило на севших в камеры белых легионеров и примкнувших к ним страйкболистов.

Разумеется,"аресты" белых легионеров и последующая пеаркампания в госудаственных СМИ — это дешёвые понты. Никто в Беларуси сажать т.н. «националистических боевиков» не будет, власти просто зассут. Поэтому все фигуранты выйдут на свободу без всяких проблем, просто по истечении процессуальных сроков по производству дела в рамках УПК. Плюс-минус месяц. Я гарантирую это.

Тем не менее, ростки вражды посеяны, прижились, дают неплохие всходы. И если в Беларуси начнут друг друга немножко резать по национально-идеологическому признаку, вы теперь знаете, когда и откуда всё началось.

  1. И last but not least. Лозунг «лишь бы не было майдана» в Беларуси больше не работает.

Крики «Майдан!» уже мало кого пугают в Минске и его окрестностях. Не, ну власть они пугают, базара нет. Г-н Федута по этому поводу умно прошёлся, и не он один. Я не буду даже пытаться оспаривать этот вывод белорусских наблюдателей, поскольку сейчас они анализируют ситуацию изнутри, через объективную реальность, получаемую ими в ощущениях.

В Беларуси, среди пока ещё неполитизированных слоёв общества, к которым я и отношу дармоедов и работяг (см. выше), одновременно с уменьшением размеров пайки увеличивается уверенность в том, что «от майдана хуже не будет». Всё уже настолько хорошо, что майдан сейчас белорусов пугает мало. Если их что и пугает, так это обанкроченные оппозиционеры, которые лезут на наш трудовой дармоедский майдан. Политиканов белорусы не любят традиционно. И холёных бюрократов белорусы также категорически не приветствуют.

Но вот какой-нибудь свой парень с широкой улыбкой и теплотой в глазах, готовый подставить плечо простому народу на белорусском майдане, очень даже подойдёт.

И нет ничего удивительного, что на фоне просто дураков белорусы сделают выбор в пользу Ивана-дурака.