Путешествие в Крым (IX)


Севастополь

От Балаклавы до Севастополя считается 19 в. Мы в тот же день добрались туда к ночлегу. Это, бесспорно, самый красивый и большой в Европе порт... он принимает в себя быструю и довольно широкую речку Инкерман. Она впадает между 2 скал и продолжает течь среди бассейна такой же ширины, что и порт, и окруженного на протяжении от 2 до 3 в. такими же каменистыми холмами.
Таким образом, можно предположить, что залив, образующий нынче Севастопольский порт, в прежнее время простирался до обеих скал, о которых я упоминал; теперь часть его занята высыхающими по летам болотами. В устье реки встречаются мели, делающие эту часть порта недоступной для морских судов. Считают, что, помимо небольших бассейнов, в самом порту суда могут стоять на якоре на протяжении 3 или 4 в.
Находящийся в настоящее время в порту флот состоит из 3 линейных кораблей и 30 фрегатов. Есть там и несколько торговых судов. Последний бассейн, ближайший к древнему Херсонесу, предназначен для приходящих с запада судов, которые ставятся в карантин. Порт этот мог бы считаться вполне хорошим, но ему недостает рейда. Выходя из него, суда оказываются в открытом море, на глубине в 30 морских саж., так что неприятельский флот, благоприятствуемый хорошим ветром, легко может запереть в порту самый многочисленный флот.
Черви и ракушки сильно вредят русскому флоту. Суда покрываются таким чудовищным количеством устриц и других ракушек, что становится затруднительным маневрировать ими. Черви истачивают дерево внутри, между тем как с обеих сторон доска остается по виду нетронутой. Это насекомое (?), причиняющее вред судам во всей Европе, не поддается воздействию ни одного из применявшихся до сих пор против него средств.
От обшивки судов медью пришлось отказаться, так как она дорога и не вполне отвечает цели; пробовали применять состав из смолы, толченого кирпича и пороху, потом, найдя нужным его усовершенствовать, стали изготовлять его из одной только смолы, вара, серы и сала, которое должно помешать устрицам прицепляться к подводной части судна. Один англичанин изобрел другую смазку, состав которой держат пока втайне. Известно только, что в нее путем перегонки вводят каменный уголь. Здесь, однакоже, считают, что самое лучшее из всего, до сих пор придуманного, — это обжигать на толщину пальца подводную часть судна, что следует повторять с новыми судами ежегодно, и лишь каждые 2 года со старыми, которые служат 5--6 лет. Это значило бы допустить, что старое дерево менее поражается червями, чем новое, и, следовательно, русский флот так страдает от этих насекомых лишь потому, что на него идет молодой или недостаточно выстоявшийся лес. Возможно также, что дерево, постепенно пропитавшееся солью, тем самым уже защищено от червоточин.
Граф Войнович, начальник последней экспедиции в Каспийском море, командует теперь в Севастополе вместо покойного контр-адмирала Маккензе.
Он сопровождал нас в своей шлюпке в поездке к развалинам древнего Херсонеса. Этот город был расположен на самой западной точке порта, при выходе из него в море. Развалины этого знаменитого поселения были столько раз перерыты г-ном Маккензе в поисках античных монет и каменных плит, из которых строят новый город, что путешественник находит там лишь груды камня. Пощажены были только одни ворота, которые, по преданию, были сооружены с тем, чтобы устроить спускную решетку. По обеим сторонам этих ворот находились 2 башни, разрушенные теперь до основания. В них-то и нашли больше всего медных и серебряных монет разных народов.
За пределами городской черты лежит небольшой холм, а вокруг него по склону, обращенному к морю, было обнаружено огромное количество высеченных в скале гротов; среди них находится водоем, вход в который очень затруднителен. Однакож мы, пятясь и почти что ползя на животе по узкому каналу, добрались до того места, откуда расходятся 2 ответвления: одно идет снизу вверх, по наклонной плоскости, в сторону от города, — предполагают, что это второй вход; другое направляется к городу и идет под уклон. Вода чудесная и, возможно, предназначалась для снабжения города. Исходя из общего вида местности, нельзя не признать здесь места, где, как указывает история, происходило крещение Владимира. Окончательно установить это, впрочем, можно будет лишь тогда, когда при очистке канала лучше ознакомятся с его направлением. Гроты — разной величины. Снаружи их распознают по квадратному длинному горизонтальному отверстию, в которое вы спускаетесь по нескольким высеченным в скале ступеням. Вы добираетесь до вертикальной щели, обычно очень низкой, проделанной в отвесно срезанной скале. Спускаетесь еще на несколько ступенек и оказываетесь в гроте, целиком высеченном в скале, со сводом, опирающимся на высеченные в камне колонны; их одна или несколько — в зависимости от протяженности грота. В некоторых из гротов, в боковых стенках и в задней, находятся небольшие углубления, как будто предназначенные для того, чтобы ставить лампу, сосуд и т. п. В других в скале, на уровне человеческой груди, выдолблено четырехугольное углубление в человеческий рост длиной, достаточно глубокое и высокое, чтобы в нем улечься. Под ним выбито другое, без сомнения, того же назначения, так что в одном и том же гроте находится от 3 до 6 подобных углублений. Один из гротов представляет собой два разделенные стеною помещения с дверью между ними. Думают, что здесь была баня. Большинство этих гротов было завалено, и только на днях их откопали; я не сомневаюсь, что их найдется большое количество. Уже и сейчас их насчитывают свыше 100, но еще не во все удалось проникнуть.
В глубине залива стоит крепость Инкерман. Это место замечательно гротами, высеченными в скалах. Слева от реки очень высокая скала, совершенно отвесная. Такое природное ее расположение как будто приглашало выдолбить пещеру, как то было сделано в Херсонесе. Действительно, и здесь на одном уровне с равниной, вы видите обширные гроты. Повыше, за поворотом, против крепости, на высоте от 12 до 19 футов, видна галлерея, ведущая к церкви греческого вероисповедания, в которой вы еще различите место алтаря — «жертвенник»; на своде и на стенах едва виднеется почти неразличимая живопись. Видно также несколько славянских букв на дверном перекрытии — справа, при входе. Пониже крепости, справа от речки, другая церковь; при ней небольшое помещение, похожее на монастырский рефекторий, по-русски «трапезная». Церковь эта небольшая, но лучше сохранилась и лучше построена, чем первая. Вокруг нее, на уровне основания свода, тянется карниз с лепными выступами. Алтарь — полуциркульный, с полукруглыми же ступенями. В том месте, где был иконостас, можно еще различить царские врата. По сторонам видны колонны с украшениями, среди которых вы различаете ионический ордер. Сбоку находится вход в подземелье, где видны человеческие кости. Кое-где в других местах в углублениях, вырытых в скале и напоминающих колоды, вы также находите человеческие кости. Однакоже здесь не видно никаких надписей, и единственным признаком, явственно свидетельствующим о назначении этих мест, является крест, в котором нетрудно распознать крест греческий. Эти церкви с несомненностью указывают на существование в былое время монастырей в незначительном расстоянии от города. А так как история говорит нам, что, еще до захвата города Владимир завладел окрестностями, что при возвращении его в Киев славянские и греческие монахи водворились на правом берегу Днепра, поселившись в подземных пещерах, что и сами варяги вырыли пещеры, которые до сих пор сохраняют их имя, и где, подобно Инкерману, видны кельи, рефекторий, церкви и т. п., — то представляется, если и не очевидным, то весьма вероятным, что киевские пещеры сделаны по образцу инкерманских, что эти последние могли, в части своей, быть также делом рук славян, являвшихся тогда подданными греческого государства: ведь находят же на этих скалах славянские письмена; варяги, пребывая продолжительное время вместе с Владимиром под стенами города и несомненно укрываясь в этих гротах, которые мы и сейчас видим под стенами Херсонеса, научились таким образом создавать себе без особых затрат убежища. Энтузиазм князя-завоевателя, явившегося во главе 20 тысяч человек требовать себе христианского учения, легко мог распространиться и среди диких и невежественных людей, состоявших у него на службе. Люди такого склада, поклонники чудесного, сделавшись свидетелями пышных и таинственных обрядов греческой религии, не могли, по примеру своего вождя, остаться безучастными. Без сомнения, они дали себя окрестить, подобно тому как в Киеве он окрестил свой народ; эти новоявленные члены вселенской церкви, конечно, должны были сейчас же приняться за дело и вырыть себе церковь, а также и жилища, подобные тем, что видны за 2 в. отсюда. Херсонес и Инкерман не единственные места, где древними были выкопаны пещеры; они встречаются также и вокруг малых бассейнов порта и, в частности, около бассейна «Слава Екатерины», названного так по имени первого русского корабля, построенного в Херсонесе. Эти гроты стали теперь складами и жилищами матросов. Нельзя воздержаться от предположения, что гроты эти — дело рук многочисленного народа мореплавателей, который, живя в стране, лишенной леса, принужден был либо строить из камня, либо же рыть себе жилища в скалах.
Приблизительно в 6 в. от Херсонеса, если ехать вдоль моря, лежат 3 соленые озера, в которые иногда заходит море; летом они высыхают, и тогда можно добывать до 3 тысяч пудов соли (а в хорошие годы до 10 тысяч). Порой сильные дожди совершенно препятствуют образованию соли. В окрестностях почва соленая, поэтому там успешно разводят многочисленные стада овец. Все, окрест лежащее, принадлежит г-ну Алексиано. Вероятно, именно из этих озер добывали соль херсонесцы, о чем сообщает Порфирогенет.
22-го мы видели, как исправляли подводную часть фрегата «Перун», которая была сильно изъедена червями и покрыта ракушками, особенно же одной очень распространенной в Черном море разновидностью ракушек, выпускающих нити, — нечто вроде... [не разобрано], с помощью которых они прикрепляются к предметам, с которыми приходят в соприкосновение. Сняв (с кораблей) первую обшивку, ко второй стали прикладывать зажженные пучки просмоленных веревок или можжевельника, чтобы таким образом очистить ее с помощью огня. Затем покрыли ее слоем смолы и наложили новую обшивку из сосновых досок, проложив между ними и внутренней обшивкой слой шерсти. Эту новую обшивку обжигали, пока вся ее поверхность не обуглилась. Затем ее обчистили и смазали составом, в который входят смола, вар, сера и сало; будучи очень горячим, он глубоко проник в обожженную обшивку. Считается, что такая обмазка предохраняет от червей и от ракушек. В ближайшие дни хотят испробовать на 50-пушечном фрегате «Скорый» состав из смолы, толченого кирпича и пороха.
Забыл упомянуть там, где писал о Балаклаве, что мы встретили в ней старика 116 лет; он отлично видит, слышит, ходит. Держится он очень прямо, очень подвижен, но зубов у него нет, впрочем у него прорезается новый коренной зуб. Он — грузин.
Стены древнего Херсонеса были шириной больше сажени. Камень внутренней кладки пористый, очень мягкий известняк, поставленный на ребро, поперек кладки. С обеих сторон стены были обшиты плитами белыми, плотными и настолько мягкими, что их можно обтесывать ножом; плиты эти теперь ежедневно разбирают для постройки Севастополя.

Жильбер Ромм, Путешествие в Крым в 1786 г. – Ленинград : 1941 г.