Неравенство в доходах на мировом рынке и будущее социализма


1. Изменение стандартов экономического успеха и провала

Что мы имеем в виду, когда говорим, что коммунизм «рухнул» в Восточной Европе и в СССР или что капитализм «преуспел» в Японии или где-нибудь ещё в Восточной Азии? Само собой, сколько людей — столько и мнений. И всё же практически на подсознательном уровне у нас есть некий неопределённый, но в известной степени справедливый, универсальный стандартизированный образ, в сравнении с которым мы оцениваем политические и экономические режимы по всему миру. Стандартом является благосостояние Северо-Западного региона — но не какого-то отдельного региона или политической единицы, на которые поделён Север/Запад, а всего Северо-Запада как совокупности разнообразных элементов, вовлечённых во взаимное сотрудничество и конкуренцию.

Судьба этих связанных друг с другом конститутивных элементов — это постоянные подъёмы и спады, возможно, имеющие огромное значение для стран, на которые эти колебания оказывают видимое влияние, но казаться никак не влияющими — а так оно и есть — на характеристики государств, которые не принадлежат или до недавнего времени не принадлежали к Северо-Западной группе. На какие страны мы ориентируемся, когда утверждаем, что коммунизм «провалился» в Восточной Европе, а капитализм «удался» в Японии, — на Швецию или Германию, Францию или Великобританию, США, Канаду или Австралию? Ясно, что на все в совокупности, но ни на одну в отдельности. На что мы на самом деле ориентируемся, сознательно или нет, так это на что-то вроде усреднённого или совокупного стандарта благосостояния, которым обладали в той или иной степени (не всегда в постоянной) достаточно долго все страны и другие политические единицы Северо-Западного альянса.

Чтобы оценить достижения и провалы в современной мировой экономике более четко, чем это обычно делается, я принял валовый национальный продукт (ВНП) на душу населения за индикатор соответствия совокупному стандарту стран, называемых «основной осью» капиталистического мирового рынка. Для целей настоящей работы в эту «ось» я включил государства, которые за последние 50 лет (или около того) занимали верхние позиции в глобальной иерархии благосостояния и, в силу этой позиции, задавали (индивидуально или коллективно) стандарты благосостояния, которые их правительства старались поддерживать, а все остальные правительства — хотя бы достичь.

Эти государства относятся к трем различным географическим регионам. Наиболее сегментированным из них — культурно и административно — является Западная Европа, в данном контексте включающая Великобританию, скандинавские страны, страны Бенилюкса, бывшую Западную Германию, Австрию, Швейцарию и Францию. Государства, лежащие к западу и югу от внешних границ этого региона (то есть Ирландия, Португалия, Испания, Италия и Греция), в «ось» включены не были, поскольку в течение последних 50 лет они были всего лишь «бедными родственниками» более богатых стран Западной Европы — бедными родственниками, которые не вносили свой вклад в установление глобального стандарта благосостояния, а сами (силами своих правительств) с переменным успехом старались догнать своих преуспевающих соседей. Оставшиеся два региона, вошедшие в «ось», гораздо менее сегментированы: один — это Северная Америка (Соединённые Штаты и Канада), а другой — с небольшим населением, но значительной территорией — Австралия и Новая Зеландия.

Таблица 1 показывает состояние ВНП на душу населения (в процентах) для каждого из этих трёх регионов, как взятых отдельно, так и в совокупности в определённые годы второй половины ХХ в. В скобках дано население каждого государства в процентном соотношении ко всему населению государств «оси». Таблица примечательна тем, что в ней четко показаны трансформации разрыва в уровне дохода между Северной Америкой и Западной Европой (в этих двух регионах сконцентрировано большинство населения Северо-Западного региона): сначала резкое увеличение, потом постепенное сближение и наконец недавнее его исчезновение.

Таблица 1: Сравнительные экономические характеристики Запада

1938 1948 1958 1968 1978 1988
Западная Европа 83.2 (57.0) 56.5 (51.2) 65.7 (48.9) 73.5 (47.7) 103.0 (45.7) 91.4 (44.1)
Северная Америка 121.6 (40.5) 149.3 (46.0) 137.0 (48.0) 127.4 (49.0) 98.6 (50.7) 109.7 (52.1)
Австралия и Новая Зеландия 134.4 (2.4) 84.6 (2.8) 67.4 (3.1) 76.3 (3.3) 81.7 (3.6) 67.0 (3.8)
Средняя масса продукта 100.0 100.0 100.0 100.0 100.0 100.0

Примечания: 1. Данные цифры показывают ВНП на душу населения путем деления ВНП каждого региона на суммарный ВНП всех трех регионов и умножения результата на 100. В скобках дано население каждого региона в процентах от всего населения стран Оси.
2. Западная Европа состоит из стран Бенилюкса и Скандинавии, Западной Германии, Австрии, Швейцарии, Франции и Великобритании. Северная Америка подразумевает Соединённые Штаты и Канаду.
Источники: ВНП на душу населения посчитан по данным, приведенным в: Woytinsky W. S., Woytinsky E.S. World Population and Production: Trends and Outlook. — New York, 1953 (для 1938 г. и 1948 г.); World Bank. World Development Report. — Washington D.C., 1982, 1990; World Tables, vol. 1, 2. — Washington D.C., 1984 (для других лет).

Эта траектория отражает известные тенденции капиталистической мировой экономики в обсуждаемый период. Расширяющийся поначалу разрыв показывает дальнейший «грандиозный скачок вперед», сделанный североамериканской экономикой в течение Второй мировой войны и первых послевоенных лет. Благодаря этому прорыву Америка «перескочила» через все остальные регионы, включая Западную Европу. Таким образом, она установила новые высокие стандарты благосостояния, что немедля вызвало бурные попытки «догнать и перегнать» или хотя бы соответствовать новым нормам. В процессе преследования этой цели, при определённой финансовой и институциональной поддержке нового мощного региона (Соединённых Штатов), государства Западной Европы в ускоренном темпе реструктурировали свои привычные экономические режимы по образу и подобию североамериканской модели экономики.

Как следует из таблицы 1, «догонялки» вполне удались. К 1970 г. разрыв в уровне дохода между Западной Европой и Северной Америкой не сильно отличался от уровня 1938 г., а к 1980 г. он совершенно исчез. Из той же таблицы очевидно, что в 1980 г. доход на душу населения в Западной Европе превзошел североамериканский, но в течение 80-х гг. пальма лидерства снова перешла к Северной Америке. Эти колебания в соотношении финансового состояния конкурирующих регионов во многом обязаны флуктуациям стоимости американского доллара по отношению к западноевропейским валютам. Были ли эти флуктуации лишь циклическими установками, отметившими окончание процесса ускоренного развития предыдущих тридцати лет, или предвестниками структурных изменений, которые могут лечь в основу новой, ещё более значительной дифференциации в финансовом состоянии этих двух регионов, как это произошло в период с 1938 по 1948 гг., — это уже вопрос, далеко выходящий за рамки данной статьи. Исходя из настоящей проблематики, вполне достаточно будет сказать, что за последние 50 лет различия в уровне доходов среди стран «оси» никогда не были меньше, чем в 80-е. {…}

Итак, если мы ограничимся только тремя богатейшими регионами в мировой экономике, некоторые фундаментальные постулаты прокапиталистических идеологий, несомненно, найдут своё подтверждение. Лишь единожды за 50 лет произошло значительное увеличение неравенства доходов — и это увеличение, подстегнув даже самых неповоротливых перейти к более конкурентоспособной экономической политике, вызвало к жизни именно те силы, которые по прошествии какого-то времени нивелировали разрыв. Более того, в рамках этой ограниченной и прочной связки неравенств, похоже, существует определённая восходящая и нисходящая мобильность. Первые действительно могут стать последними, а последние — первыми.

Стаття большая, инджой