Интервью «Народной воле»


Солдаты той войны...

NV exclusive   Аўтар: Ирина МАЛЬЦЕВА I 29 снежня 2012 г. 16:19Image 70073

Не будет преувеличением сказать, что последние десятилетия в Беларуси шла нескончаемая война. Информационная. На уничтожение. Власть делала все возможное и невозможное, чтобы дискредитировать, растоптать, уничтожить своих оппонентов.

Один из самых ярких солдат той войны дослужился до самых высоких постов — возглавил Белтелерадиокомпанию, стал сенатором. Однако после президентских выборов 2010 года лишился всех постов и сегодня работает в России. На вопросы “Народной Воли” ответил Александр Зимовский.

— Александр, когда-то вы удачно сформулировали главный слоган официальной политики: “Чарка, шкварка, иномарка”. Сейчас, спустя годы, хотелось бы, чтобы оценили этот рецепт счастья по-белорусски. В чем оказались его главные плюсы, в чем минусы?

— В целом слоган оказался удачнее всех прочих. Он благополучно пережил такие шедевры агитпропа, как “Жыве Беларусь!”, “За Беларусь!”, “За сильную и процветающую Беларусь!”. Возможно, потому, что мой рецепт счастья оказался реально осязаемым. Его ингредиенты можно пощупать, пожевать, пригубить, хряпнуть, на них можно кататься. Это плюсы.

Минус в том, что это приговор пресловутой белорусской духовности, этакий трансфер книжек Быкова и Купалы с Коласом в местную версию потреблятства. Сдай макулатуру — получи талончик на “корч” и катайся. Правда, это мировой тренд, так что плакать не надо.

И еще. Было бы нечестно закрыть глаза на то, что “чарка, шкварка, иномарка” позорно и возмутительно подорожали и начинают проходить по разряду белорусского luxury. А этот тренд ведет напрямую в барак, где Андрей Соколов, герой кинофильма “Судьба человека”, делил пайку, полученную от коменданта лагеря.

— Вы активно участвовали в информационных войнах на стороне власти, а сейчас в своих колонках любите посмеяться над белорусским чиновничеством. Что изменилось: вы, чиновники, взгляды на жизнь?

— Строго говоря, в информационных войнах участвовали другие. Я всего лишь разрабатывал сценарии, планировал и доводил дело до победы. Меня, собственно, для этого и нанимали.

И вовсе я не смеюсь над чиновничеством. Многие государственные служащие — мои добрые знакомые, соратники и мои выдвиженцы. Как правило, люди честные, компетентные, хорошо вышколенные и с незашоренными мозгами. Смешно и стыдно наблюдать, когда их делают идиотами в квадрате. Но и этому есть объяснение.

Чиновники не понимают, что происходит, они дезориентированы. Им невозможно планировать карьеру, невозможно уйти в бизнес, нет гарантий. Зарплата смехотворна, вы представить себе не можете, как унизительно себя чувствует любой белорусский чиновник при встрече, ну, хотя бы с российскими коллегами. Добавьте сюда тщательно культивируемое в СМИ неуважение и даже ненависть к госаппарату, и вы поймете, почему качество госуправления неуклонно снижается. А я всего лишь публично фиксирую эту деградацию и стараюсь, чтобы это, по возможности, было забавно и по-доброму. У людей и так мало радости, они мои тексты прочтут и улыбнутся.

Так что взглядов я не менял — без лести предан. Прямота, искренность, резкость, я на этом состоялся и как автор, и как начальник, это мой социальный капитал. Уважение к власти не в том, чтобы слепо врать подчиненным и своим коллегам. И потом, не скрою, мне симпатична эта юная синеокая модель, и я лишь деликатно намекаю, что ей следует более лучше одеваться. Надеюсь, читателям “Народной Воли” этот мем знаком.

— Почему все-таки вы ни разу не пригласили оппозиционеров в свои авторские программы и в эфир БТ? Неужели это действительно такая большая угроза для существующей власти?

— Это не угроза для власти, это вопрос понятий, пацанский вопрос, как у нас в России говорят. Оппозиционеры патологически ненавидят Александра Григорьевича Лукашенко. Почему он должен подставлять им правую или левую щеку? Вы скажете: “Ну, он же сильный, что ему стоит?” Однако в белорусской политике библейские притчи неприменимы. Народ-богоносец не поймет, здесь слабого ногами топчут, а потом друг друга жрут и тем сыты бывают.

Что до приглашения в эфир от меня лично, то здесь еще проще. Вы справедливо упомянули, что мы вели информационные войны. На войне у противника есть один шанс попасть в эфир противоборствующей стороны — надо стать перебежчиком. Унижать оппонентов предложением переметнуться прямо в эфире было бы невежливо, а даром отдать им информационное поле — глупо. Вот так и не встретились.

— Пару слов о себе. Чем сейчас занимаетесь, как часто бываете в Беларуси, чем занимаются дети?

— Дети у меня, как у президента России В.В.Путина, учатся и отчасти работают. Я их не тороплю на свершение трудовых подвигов. Сам же я консультирую питерских товарищей по вопросам ведения информационных войн, и, надо сказать, за последние два года они достигли в этом поразительных успехов. Хороший медиа-консультант — он как семейный доктор, знаете ли. Так что когда болезни обостряются, я в Питере. А как кризис миновал — или в Минск, или на воды.

— Традиционный новогодний жанр — политический прогноз. Каков прогноз Александра Зимовского?

— Вот вы меня наповал бьете этим вопросом. Не занимаюсь я белорусской проблематикой вплотную, поэтому возможны аберрации. Не сделаю большого открытия, сказав, что белорусская публичная политика уйдет в Сеть и, похоже, не вернется. Идеология продолжит разваливаться. Власть сделает как минимум три-четыре большие глупости, которые, теоретически, смогут породить локальные стихийные бунты. Они будут подавлены, но не исключаю хотя бы одного убийства, которое можно будет раскрутить как политическое. Рубль упадет, водка подорожает, сало тоже...

Источник