Колонка для Naviny.by от 8.XI.2011


Фарш празднует День Мясорубки

Заголовок я от балды сочинил, и не надо в нём смыслы и подтексты искать. Во-первых, у вас мозгов не хватит, чтобы их там найти. Во-вторых, их там просто нет.

Also, не мудрствуя лукаво, перейдём непосредственно к телу текста. Идею синеокого™ ополчения уже обслюнявили настолько, что говорить о ней, я считаю, mauvais ton.

Тут либо вату катать, либо стереть грань, отделяющую политический салон им. О.М.Абрамовой от обсценной лексики бизнесменов-резервистов, со скуки в VIP-саунах окопах выкусывающих друг у друга вшивых блох.

Сегодня приличествует вспомнить что-нибудь простенькое и близёхонькое сердцу каждого белоруса. Присягу, скажем. Впрочем, что я могу знать о присяге, если, в отличие от туземных полководцев присягал всего один раз? Это кажется мне большим упущением.

Но куда бОльшим упущением я полагаю то, что в центре Европы до сих пор не приведены к присяге государственные служащие. Это, знаете ли, даже не скважина в белорусском правовом поле, а целый овраг.

Жизнь за царя

Судите сами. Морального кодекса строителя белорусской модели до сих пор нет. Не разработаны и не прописаны основные принципы, которыми должно руководствоваться  население в непростых, порой щекотливых, а иногда и кризисных положениях. Отсутствие идейного стержня в белорусских обывателях приводит к тому, что стыд берёт, когда их показывают по русским (да и нерусским) телеканалам. Впрочем, и присяга госслужащих не панацея. Оптимально будет привести присяге и всех бюджетников, нечего им прятаться за клятвой Гиппократа и прочими благоглупостями.

Натурально, я не пытаюсь изобрести айпад. Это элементарные вещи, о которых ещё в 1918 г. т. Ярославский говорил т. Подвойскому, когда они вместе пилили бюджет медиапроекта  под названием «Газета «Вооружённый народ». (Архиважно, кстати,  ввести аналогичные рубрики в печатных и электронных официозах — авт.).

Так мы пацiху-патроху набрели на печальную констатацию: у Беларуси синеокой™ отсутствует массовый символ нации, понятный населению. Вы сейчас поймёте, почему.

Сказать, что аборигены – наследники Октября? Наследники Октября не скупают доллары в уксусе, подслащённом сахаром. Приложить к населению идеологический новодел? Это вообще будет препохабно: идя от жизни, мы упрёмся в фигурантов «террористического процесса». А идентичности-то нет.

Зато есть некий геополитический принцип. Империя бьёт слабых. Нация имеет дело с равными. Автохтоны считают, что равных суверенной державе в центре Европы просто нет. Как следствие, в белорусской, так сказать, официальной ментальности интенция к моральной экспансии («мы — лучшие») конфликтует с синдромом лузерства («нас никто не любит»). Натурально, не любить лучших могут только подонки и идиоты. И они, натурально, вовне.

Нет худа без добра, конечно. Империи сейчас уже не те, что раньше, они синеокую™  всерьёз не бьют, но случая дать хорошего пинка не упускают.

Так, не расслабляемся тут, про «пятую колонну» не забываем!!!

Это у нас, типа, кто виноват. А теперь, типа, что делать.  Следует открыть не просто символ нации, но её массовый символ. Простой, доходчивый и понятный населению обоего пола символ. Познать самих себя, как гласит граффити на стене Дельфийского храма, и выйти на архетип, извините за мой французский.

Архетип нарождающегося белорусского национального символа  – это, типа, дембель такой, который бережёт покой откосившего от службы мажора (ЕС, Кремль, Вашингтон etc. по ситуации)  пока откосивший от службы мажор (ЕС, Кремль, Вашингтон etc. по ситуации) трахает синеокую™ красавицу. Этот  жертвенный и прекрасный образ население поймёт.