Политтехнологу, обдумывающему житьё


Главная беда российской оппозиции не в фальсификации выборов, а в том, что в современной России вообще нет мало-мальски привлекательных политических партий. Во вторник лидеры московских отделений пяти оппозиционных политических партий подписали «Меморандум о координации действий по организации межпартийного наблюдения на выборах в Государственную Думу 2011 года». Представители КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России», «Патриотов России» и «Яблока» договорились сообща контролировать выборы в столице, причем коммунисты выставляют более 20 тыс. наблюдателей, а «эсеры» — 15 тыс.

«Управление выборами в России осуществляется давно уже не путем вброса бюллетеней, — заметил в данной связи Борис Кагарлицкий. — Вброс – это практика 1990-х годов. А управление осуществляется, во-первых, на входе, то есть, к выборам допускаются оппозиционные партии, заведомо не имеющие никаких шансов на поддержку избирателей. К таковым относятся все российские оппозиционные партии. Этот фактор уже достаточный». 

«Я опрашивал людей с участковых избирательных комиссий, – рассказал политолог. — Они мне сказали, что единственная задача, которая на участках решается – это завышение явки. Она критически мала. Избиратель на выборы не ходит. И главная задача избиркомов – это завысить явку. Причем, по признанию их членов, голоса распределяются ровно так, как они были отданы на самом деле. Если проголосовало 3% избирателей, а надо написать, что проголосовало 80%, то цифры завышаются равномерно, благодаря чему ни одна партия не заинтересована в корректировке избирательных результатов. Выявление подлинных результатов дискредитирует всех в равной степени. Причем, оппозицию даже больше, чем власть».

Как подчеркнул эксперт, «вообще ни одна партия в России не обладает привлекательностью». «Человек либо вообще не ходит на выборы, потому что ему все партии равно отвратительны, либо идет голосовать за власть», — отметил Кагарлицкий.

Источник